Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Category:

Медведь-призрак, трудный путь самурая

- Это кто у тебя нарисован?
- Медведь.
- Медведь?
- Медведь.
- А почему у него что-то на лбу навязано? Он ранен?
- Это не навязано, это – повязка такая специальная.
- Значит, он все-таки раненый, да?
- Нет, не раненый, это специальная такая самурайская повязка.
- Это как?
- Ну, он не простой медведь.
- Не простой? А какой? Сложный, да?
- Тьфу... Он не сложный, он простой... Тьфу! В смысле, он – медведь, но не просто медведь, а самурай.
- Что-то мне никогда такого не попадалось...
- Ну, еще бы! Медведи-самураи очень редки.
- Поэтому о них почти никто не знает, да?
- Да, именно так.
- А почему он так странно идет?
- Он не идет, он сидит.
- А у него как-то ноги странно расположены...
- Ничего не странно, это у него просто растяжка хорошая.
- Растяжка? Он что, минёр?
- Это в смысле?!
- Ну, в кино показывали, что "растяжка" – это когда мина установлена, а от нее веревочки разные. Она на них, кажется, висит.
- А... Нет, он не минёр. Хотя...
- Был?
- Пробовал.
- И что? Понравилось?
- Нет, не очень.
- А почему?
- Уши закладывает при взрывах. И грязи много.
- Грязи?
- Ага. До ужаса. Особенно если что-то большое взрывать.
- А "большое" – это как?
- Ну, ОЧЕНЬ большое.
- Очень-очень-очень?
- Даже еще больше. Раза в два.
- Ого...
- Вот тебе и "ого". Ка-ак рванет!..
- И?..
- И все. В куски. А они потом падают и падают.
- Куски?
- Да.
- А если отойти?
- Не поможет. Они вокруг падают. Во все стороны.
- Но если совсем в сторону отойти, то ведь не будут?
- Это если только совсем в сторону. Но и туда долетают.
- Значит, все-таки можно?
- Вообще-то, можно, но тогда бежать надо. Быстро и далеко.
- Ну, вот! Он бы ка-ак побежал! И остался бы чистым.
- А у него не получается так бегать.
- Почему?
- Ну, ты же видишь – у него протез!
- Про что?
- Да не "про что"! Протез у него! Про-тез!
- А это как?
- Ну, вместо ноги – деревяшка.
- Ой...
- Вот тебе и "ой". Не может он быстро бегать.
- Ой, как ему не повезло...
- Еще бы! Когда он слона взорвал, все на него и посыпалось – и слон, и все, что рядом было.
- Слона?! А зачем слона?
- Это он на экзамене.
- На каком?
- Ну, когда экзамен сдавал. По взрывам. Вот на нем.
- Он слона взрывал? А почему?
- Задание такое было. На экзамене.
- А почему слона?
- Ох... Ну потому, что слон – большой. Очень. А это – экзамен!
- А на экзамене надо было обязательно слона взрывать?
- Нет, не обязательно. Надо было взорвать что-то большое. Ему достался слон.
- А другим?
- Что другим?
- Ну, ему – слон. А другим что досталось?
- Ну, кому что.
- А что, например?
- Сейчас трудно уже сказать, но кому-то – склад.
- Склад? А с чем?
- Что "с чем"?
- Ну, склад. На складе ведь что-то складируют, да?
- Вообще-то, да... Но на этом ничего не было.
- Это почему?!
- Ну я же сказал: потому, что склад собирались взорвать! Разве непонятно?!
- Теперь понятно... Но зачем его строили, если стали взрывать?
- Ох... Потому, что строили его тоже на экзамене, вот!
- На том же экзамене, да?
- Нет, на другом. Его строили на экзамене по стройке.
- А кто?
- Тоже медведи-самураи. Но строители. У них тоже экзамены в тот день были. Им надо было склад построить.
- А зачем же его тогда надо было взрывать?..
- Ну... Ну, командование решило совместить два экзамена, чтобы лишних хлопот не было, вот почему. Одни построят, другие – взорвут.
- А строителям не обидно было?
- Обидно, конечно. Поэтому они склад очень прочным построили. Специально. Назло.
- Назло кому?
- Медведям-минерам, разумеется.
- А те его все-таки взорвали?
- Нет, не получилось. Они думали, что это простой склад, и взяли мало взрывчатки. Как на обычный.
- И что?
- И ничего, склад не взорвался. Только штукатурка осыпалась.
- И что им было?
- Кому "им"?
- Ну, этим минерам?
- А... А ничего не было, экзамен не засчитали, послали снова учиться. Хорошо, что это только экзамен был, а то бы им плохо всем пришлось.
- Ух, ты...
- Вот тебе и "ух, ты". Это же медведи-самураи! У них, знаешь, какие порядки суровые?
- Нет, не знаю.
- Ну, и хорошо, что не знаешь. Узнал бы, не обрадовался.
- А слон?..
- Что "слон"?
- Ты говорил, что этому медведю слона взорвать надо было.
- А... Ну, да.
- И взорвал?
- Вдребезги.
- Ой...
- Ага. Так бабахнуло...
- А почему все-таки именно слона?..
- Потому, что слон – большой! Я же уже говорил!
- Но почему именно слон?..
- Потому, что это был эк-за-мен! Понимаешь? А на экзамене всегда дают самое трудное.
- А слона взорвать трудно?
- Очень.
- А почему?
- Он же большой и все время меняет дислокацию.
- Чего он делает?
- Ну, двигается то есть. Ходит.
- Все время?
- Постоянно. Как заведенный.
- Надо же...
- Еще бы! Это тебе не склад, который все время на одном месте.
- Ну, да... У склада и ногов нет.
- И вообще, слоны очень умные, да. И еще они чуют. Хобот какой у слонов, помнишь?
- Помню... Это он им чует?
- Разумеется. Слоны очень чувствительные животные. Особенно те, с хоботом которые.
- А что он им чует?
- А все. Хоботом по земле ведет, и все чует – где что под землей есть.
- И мины?
- Мины в особенности. У них, у слонов, на мины аллергия.
- Чего у них?
- Ал-лер-ги-я.
- А что это?
- Они чихать начинают, когда мину учуют. А если мин много, слон начинает чихать без перерыва.
- Так всю дорогу и чихает?
- Ага. А если еще и долго чихает, то у него еще и характер портится.
- Это как?
- Ну, слон злиться начинает. Тебе вот понравилось бы чихать без перерыва полчаса?
- Не знаю... Наверное, нет.
- Вот и слону не нравится. Кстати, именно поэтому их и не стали использовать для поиска мин.
- А пробовали?
- А как же! Сколько раз... Но все впустую. Слон когда долго чихает, очень злым становится. И с ним уже опасно рядом быть.
- Вот это да... Слушай... а почему они так на мины чихают, а?
- Дело, понимаешь, в том, что медведи-самураи всегда используют для мин специальную взрывчатку, которая для слонов очень сильно пахнет.
- А они бы другую использовали!
- Другую им нельзя.
- Почему?
- У них традиция такая. А традиция для медведя-самурая – это всё!
- А почему?
- Ну, я же говорю – ТРАДИЦИЯ!
- Надо же... Ой, а если бы они другую взрывчатку использовали бы? Слоны бы тогда ее не учуяли бы?
- Конечно, нет.
- И тогда слона взорвать было бы легко?
- Да как нечего делать!
- А он бы тогда взял бы, и на экзамене другую бы взрывчатку взял!
- Ты что?! Так им нельзя! Традиция! У них с этим очень строго.
- Вот это да...
- Вот именно так. Вот именно поэтому ему слона на экзамене и дали взрывать. Потому что слона взорвать очень трудно. Теперь понимаешь?
- Понимаю... Слона жалко...
- Медведю тоже было жалко. Он от расстройства даже больше, чем нужно, взрывчатки положил, представляешь?
- Не-а...
- Ну, и не важно. В общем, много положил. Больше, чем требовалось.
- Ой... Но тогда слон ее еще быстрее почуял?
- Хм... Ну... ну, как тебе сказать?.. Не совсем.
- А почему? Ты же говорил, что у них это... ал... алле... Ну, чуют они ее.
- Чуять-то чуют, но этот медведь-самурай очень умный. Он смог сделать так, что слон не совсем почуять смог.
- А как?
- Он хитрость применил и заманил слона на склад.
- На тот, что не взорвали?
- Ну, да, на какой же еще? Можно подумать, что там одни склады кругом!
- А как он его туда заманивал?
- С большим трудом. Но ему повезло. У него неделю не было аппетита, и у него набралось много сухих пайков, что давали в столовой. И вот их-то он и положил на склад.
- А дальше?..
- Ну, слон почуял еду, и пошел на запах.
- А взрывчатка? Он ее не чуял?
- Ну, во-первых, слон был голодный – его специально не кормили, чтобы он был злым. А во-вторых, взрывчатку медведь держал при себе!
- Вот это да...
- Я же говорю, что это умный медведь!
- А дальше?
- Ну, слон пришел на склад, стал есть. А медведь тихо подкрался и положил взрывчатку знаешь куда?
- Под слона?!
- Нет! На крышу склада!
- А дальше?
- Ну, когда слон почуял, что дело не чисто – слишком много сухих пайков в одном месте – он стал принюхиваться. Но было поздно!..
- Медведь все взорвал?
- Не представляешь, до какой степени ВСЁ. Бабахнуло так, что будь здоров! Слоном засыпало все на километр вокруг. И складом тоже.
- О-го...
- А одним бивнем медведю даже по лапе попало.
- Ой, бедный... Это ему тогда ногу поломало?
- Нет. Нога у него уже была поломатой. Ему по протезу попало.
- Сломало?
- В щепки. Он же у него липовый был.
- И как же он?
- Ну, доковылял до экзаменационной комиссии.
- Так всю дорогу на одной ноге?
- А он на бивень опирался, которым ему протез сломало.
- А ему засчитали, что он слона взорвал?
- Не совсем...
- Это почему?
- Ну, там оказалось, что вторым бивнем почти всю комиссию прибило, во как...
- И что?
- Ему предложили обратно в военно-морской самурайский флот вернуться.
- А он до этого матросом был?
- Был. Но недолго. Как раз перед тем, как в минеры попал.
- А он уже тогда был с одной ногой?
- Да, конечно. Именно поэтому его на флот и взяли.
- Почему? На кораблях же эта... скачка постоянная. От волн. А он на одной ноге...
- Но протез-то у него помнишь какой?
- Ну, деревянный.
- Вот именно! Деревянный. Поэтому и плавучесть повышенная.
- А, понятно. Но как он по палубе ходил, когда качает все время?
- А там для него дырок везде специально насверлили, куда он протез вставлял, чтобы не падать. Даже пару на стенке.
- Помогло?
- Не очень. Во время сильной качки он часто протезом в этих дырках застревал и не мог быстро выполнять команды.
- И как же он?
- Переживал страшно. Все бегут приказ выполнять, а у него не получается.
- И тогда его отправили к минерам?
- Не сразу. Сначала думали, что а вдруг получится?
- Не получилось?
- Ни разу. Оказалось, что он еще и креветок не любит.
- А должен был?
- Вообще-то, нет. Но в морском походе креветки – основная еда медведей-самураев. А он их не ел. А если ел – ему было плохо.
- А потерпеть не мог?
- Не получалось. Его от креветок тошнило. Особенно от “королевских”. А от “тигровых” – он страшно чесался.
- Страшно?
- Очень. С ревом. И еще при этом ругался. В общем, остальная команда долго такого не выдержала. Особенно после случая с капитаном.
- А что у них произошло?
- Капитан корабля, где он служил, однажды шел осматривать трюм. Но в это время разыгрался шторм.
- Морской?
- Самый что ни на есть! И всем было приказано спуститься с палубы.
- А он снова не успел?
- В этот раз успел. Ну, почти. Он предпоследним шел.
- А кто был последним?
- Капитан.
- Разве это плохо?
- В общем-то, замечательно, да. Но медведь снова застрял протезом в дырке на палубе.
- Ой... И что?
- Ну... ну, капитан и не успел войти. Там волна накатила, и все, привет.
- Кому привет?
- Капитану. Его через неделю на соседнем острове нашли. Его туда волнами донесло.
- Ух, ты... А как же они без капитана были?
- Да никак. Развернулись, медведя из дырки в палубе выковыряли, когда шторм кончился, да обратно пошли.
- У... И его после этого послали в минеры?
- Ну, да. Капитан сначала хотел его в морские минеры направить, но с его протезом нырять и мины устанавливать было очень неудобно – он все время протезом наверх всплывал.
- А... а что у него все-таки с ногой-то произошло?
- Я же говорил – он протезом в палубе застрял.
- Нет-нет, это я тоже помню. А с самого-самого начала?
- А! Ты про это? Ну, это он с лошади неудачно упал.
- А он и кавалеристом был?!
- Нет, вот кавалеристом он не был. Он просто на лошади учился ездить.
- А для чего?
- Ну как “для чего”? Он же – медведь-самурай, не забывай! Им положено.
- Что положено?
- Ну, они должны не только пешком уметь быстро бегать, но и на лошади ездить!
- А зачем?
- Ну, я же говорил! У них такие богатые самурайские традиции! Они вообще много чего должны уметь.
- И на лошади?
- И на лошади. Вот он тоже учился.
- Получалось?
- Очень хорошо. Только он тяжелый был.
- И лошадь упала?
- Вообще-то, скорее он упал. Когда учился на скаку из лука стрелять.
- Он из лука стрелять умел?
- Считался одним из лучших, между прочим. Но вот не повезло.
- А что же случилось?
- Как раз накануне, как ему стрелять, по соседству на поле травили кротов.
- Кротов?
- Ну, да. Знаешь, что это такое?
- Это такие зверьки, что под землей живут?
- Именно. И все время роют.
- А зачем их травили, если они под землей?
- Так они все перерывали и перерывали. И даже перерыли очень важный электрический провод, по которому связь шла.
- А... Понятно.
- Ну, вот, их на том поле связисты потравили-потравили, кроты на соседнее поле поползли. И тоже его изрыли в момент. Только никто еще не успел узнать.
- И что случилось?
- То и случилось. На этом поле в тот день учились скакать на лошадях и стрелять из лука. А этому медведю выпала очередь первым скакать.
- На него кроты набросились, да?
- Если бы! От кротов бы он отбился – не впервой. Кроты все изрыли, и лошадь попала ногой в дырку от крота.
- Какой кошмар... А медведь?
- А он как раз в этот момент из лука стрелял. Причем сразу с двух лап.
- А как он сумел?
- Он тетиву зубами держал, и стрелял сразу из двух луков.
- А как же он держался?
- А его за лошадь на всякий случай привязали. Чтобы от тряски не сполз.
- Но он упал, когда лошадь упала?!
- Еще как. Когда лошадь в дырку попала, он как раз из луков стрелял, и не видел, что там на земле. И сверзился на всем скаку.
- Ой, бедный...
- Вообще-то, тренерам больше не повезло – он в них угодил. Из лука. Случайно конечно.
- Как это?
- Ну, он-то метился в мишень, а когда грохнулся – то куда попал, туда попал. Оказалось, что в тренеров. Ну, и с ногой неприятности.
- А ему не могли помочь?
- Конечно, могли. Но все побежали смотреть, что там с тренерами. А про него забыли.
- А он бы позвал!
- У медведей-самураев так не принято. Он сам в госпиталь пошел.
- Без ноги?! А на лошади нельзя было доехать?
- Лошадь к тому времени кроты под землю уволокли и загрызли.
- А ты говорил, что их отравили.
- Всех не смогли. А те, что остались, совсем озверели. Медведь еле от них мечом отбился.
- Какой кошмар...
- Это поле потом вообще огородили, чтобы никто туда не ходил. Из-за кротов.
- А нога?
- А что нога?
- Ну, он же в госпиталь дошел?
- Да-да, дошел. Но только хороший хирург-самурай в отпуске был.
- А кто был вместо?
- Какой-то барсук. Он тоже неплохой врач был, но по барсукам. А тут – целый медведь. Вот и не рассчитал.
- И что?
- И все. Вот так медведь и остался без лапы.
- Жуть какая...
- И не говори.
- А что он потом стал делать?
- Как что? Протез, ясное дело.
- Нет! Потом, после протеза!
- Ну, я же только что рассказывал! После этого его послали в самурайский военно-морской...
- Нет, совсем-совсем потом! Ну, после флота, минеров...
- А, ты про это?
- Ну, да.
- О! Его послали в разведчики.
- И что?
- Скажу только, что после этого все стали называть его "Медведь-призрак".
- А почему?
- Потому, что он наводил ужас на врагов и ступор на друзей.
- А "ступор" - это что?
- Ступор - это почти тот же ужас. Но не такой страшный.
- Но тоже страшный?
- Очень.
- А зачем же он так с друзьями?
- Профессия у него была такая. Он бы и рад по-другому, но...
- Традиции, да?
- Именно.
- А как он это делал? Ну, ступор наводил как? И ужас - тоже...
- Хм... "Как наводил..." Знаешь, на ночь тебе про это лучше не рассказывать.
- Почему?
- Поверь, не стоит. Лучше в следующий раз. И днем...

Оригинал на http://bear-micky.livejournal.com/190602.html, наводка jorian
Tags: литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Кошачье раздумчивое

    - Как зовут вашего кота? - Георгий Викторович. - А по-другому не могли назвать? - А по-другому он не отзывается. === Работала продавцом в магазине…

  • Sssstudentessss

    Девятилетней племяннице задали записать свои впечатления и краткое содержание сказки "Конёк-Горбунок". Результат: Краткое содержание: Иван очень…

  • Литера Турности

    Накануне новогодних праздников Роза Львовна имела серьезные, дошедшие до глубокой внутренней неприязни семейно-бытовые разногласия с зятем. Поскольку…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments