Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Category:

Пиратская лирическая - 2

1588 год. Английский флот стоит в Плимуте и ждет известий об Армаде. Соотношение сил грустное, о том, насколько велико их преимущество в технологиях и мастерстве, англичане пока не знают, за отсутствием опыта крупных морских сражений, а потому программа-максимум - покалечить побольше транспортов, пока не потопят. А пока сигнала нет, Дрейк с Хоукинсом на берегу играют в шары.
И тут несется курьер - корабли наблюдения засекли испанцев. "Ладно, - говорит Дрейк, - давайте сначала закончим с этими шариками, а потом займемся теми, что покрупнее." Они доиграли партию и вышли в море. С известным результатом.

===

Колыбельная трескового мыса

У острова Ньюфаундленд, как известно, водится треска. Много трески. Раблезианское количество трески. И обстоятельство это не осталось незамеченным. Из года в год испанские, голландские и английские рыбаки собирались туда на лов.
Вопрос о рыбных местах решался как в "Балладе о трех котиколовах" - кто первым пришел и точнее выстрелил, тот и съел.
Но в какой-то момент Его Католическому Величеству Филиппу Второму пришло в голову, что Ньюфаундленд вообще-то находится в Новом Свете. А туда, как известно, всякой шпане ход воспрещен его королевским рескриптом. И в следующий сезон испанские рыбаки явились за треской в сопровождении довольно основательного конвоя, и, соответственно, их английские, голландские и подвернувшиеся под горячую руку датские конкуренты отправились строить волноломы на юг.
Надо сказать, что известия об этом событии дошли в Англию довольно быстро. Сказать, что Елизавета была крайне недовольна, значит сильно преуменьшить. Как писал любезный историкам мсье де Морней, "если бы с Его Испанским Величеством действительно произошло все то, что ему пожелало Ее Английское Величество, то у Филиппа Второго не было бы никаких проблем с престолонаследием и очень большие - с оплодотворением всей этой икры." Во всяком случае, достоверно известно, что Елизавета пожелала вслух, чтобы испанцам эта треска вышла боком - и опять же вслух посетовала, что ничего не может по этому поводу предпринять, поскольку на дипломатические демарши Эскориал не отвечает, а войны с Испанией нет.
"А то, чего требует дочка, должно быть исполнено. Точка." Капитан королевской гвардии сэр Уолтер Рейли пожимает плечами и идет искать старого напарника и большого любителя северного моря Лоуренса Кеймиса. Так что на следующий лов с английскими рыбаками уходят две пинассы. "Змей" - 35 тонн водоизмещения и "Мэри Спарк" - целых 50. Оба судна, конечно же, принадлежат частным лицам. Порт приписки - Плимут.
Ну и естественно, ввиду острова их встречает испанская эскадра из 12 единиц. (Ради справедливости отметим, что едва ли не половина - это корабли поддержки.)
Завидев превосходящего противника, пинассы развернулись и дали деру в открытое море, бросив конвой. Испанцы кинулись за ними, также оставив рыбаков без внимания - куда они денутся?
А дальше следует картинка из "Тома и Джерри". Скорость у англичан много выше (помимо того, что легкая пинасса вообще быстрее и маневреннее галеона, это еще были новые корабли с кое-какими дополнительными возможностями). Они удирают, испанцы догоняют и в погоне - что? - растягиваются. И в какой-то момент пинассы делают поворот на 180 градусов и берут в "коробочку" головного "испанца". Залп с двух бортов. И, не останавливаясь, к следующему, по дороге поменявшись местами. Залп. Развернулись и опять побежали. В общем, после нескольких таких маневров четыре корабля, шедшие в хвосте, сообразили повернуть обратно - и естественно, угодили под огонь рыбацкого конвоя, поскольку господа трескопромышленники после первого случая сразу поняли, что в этих водах для рыбалки нужна артиллерия.
Кончилось дело тем, что рыбаки двинулись ставить сети, а пинассы, взяв три приза, и проклиная тяжкую жизнь приватиров, пошли обратно, резонно предположив, что в этом сезоне уже ничего интересного не произойдет. И по прибытии услышали стандартный вопрос: "А где же все остальное?"

Официальный отчет, _опубликованный_ в общем ежегодном списке отчетов и позаимствованный оттуда Ричардом Хаклютом. Синтаксис и знаки препинания, равно как и все лишние заглавные буквы - на совести автора. А вот грамматику и орфографию нет смысла переводить адекватно - капитан Юшем относился к правилам языка так же, как и ко всем прочим правилам.

"Путешествие на Азоры двух пинасс, одной названием «Змей» и другой «Мэри Спарк» из Плимута, принадлежащих сэру Уолтеру Рейли, написанное Джоном Юшемом, во время которого были захвачены губернатор Острова Сан-Мигель и Педро Сармиенто губернатор Магелланова пролива в год 1586.
[Взят в плен губернатор Сан-Мигеля.] Того10 июня 1586 мы отбыли из Плимута на двух Пинассах, одной именем «Змей» и водоизмещением в 35 тонн и второй «Мэри Спарк» из Плимута, водоизмещением в 50 тонн, принадлежащих сэру Уолтеру Рейли, рыцарю, и взяв тогда курс на побережье Испании, а оттуда к Азорским островам, мы захватили небольшой барк, с грузом сумака и других товаров, где назходился губернатор острова Сан-Мигель, Португалец, и с ним также другие Португальцы и Испанцы.
И оттуда пошли мы к острову Грасиоза, западнее острова Терсейра, где заметили мы парус и, направившись к нему, обнаружили, что это – Испанский военный корабль. Но мы поначалу не перебирали добычей, потому что это давало нам возможность обогатиться, что и было целью наших трудов, и по этой же причине мы не хотели показывать, к какой нации принадлежим, и мы подняли белый шелковый вымпел на грот-мачте, увидев который, он могли заключить, что мы – часть Армады Короля Испании, караулящей Английские военные суда: но когда мы подошли на расстояние выстрела, то мы спустили свой белый флаг и подняли Крест Святого Георга, завидев который, они бросились бежать, что есть сил, но вся их торопливость не помогла им, потому что наши корабли были много быстроходнее, так что они, испугавшись нас, вскоре выбросили за борт в Море свой порох, ядра и пули, много писем и карту Магелланова пролива, [Педро Сармиенто губернатор Магелланова пролива взят в плен.] и тут мы немедля захватили корабль, где также взяли Испанского кавалера именем Педро Сармиенто, губернатора Магелланова пролива, какового Педро мы привезли с собой в Англию и передали его нашей суверенной Госпоже и Королеве.
[Корабль, груженый рыбой, захвачен и отпущен.] После того, лежа в дрейфе у островов, мы заметили другой парус, и в погоне за ним судно нашего Адмирала потеряло грот-мачту, но все же в ночи наш Вице-Адмирал захватил тот корабль, груженый рыбой с мыса Бланке, каковой корабль был отпущен, потому что у нас не хватало людей на то, чтобы отвести его домой. На следующий день мы заметили два паруса – корабль и Каравеллу, за которыми мы погнались, они, заметив это, со всей возможной поспешностью обогнули остров Грасиоза, и искали укрытия под защитой тамошнего Форта, где и встали на якорь, и поскольку ветер был против нас, мы не могли повредить им с наших кораблей, но мы спустили маленькую лодку, которую мы называли нашей легкой кавалерией, куда сел я с Мушкетом и четыре человека с Аркебузами и еще четверо гребцов, и подошли к ним со стороны берега против ветра, и когда они увидели, что мы приближаемся, они перенесли большую часть товаров на сушу, куда так же высадились люди с обоих кораблей, [Примечание: один из кораблей был захвачен и отослан с двумя людьми.] и вскоре мы подошли на Мушкетный выстрел и они принялись стрелять по нам ядрами и пулями, также и мы по ним, и в конце концов мы поднялись на борт корабля, где никого не было, так что мы перерезали канаты, подняли паруса и отослали судно с двумя нашими людьми, [Каравелла захвачена.] и оставшиеся семеро прошли ближе к берегу и поднялись на Каравеллу, которая стояла на якоре на расстоянии броска камня от берега, так близко, что люди на берегу действительно бросали в нас камнями, но несмотря на это мы захватили судно, с одним лишь Негром на борту: мы перерезали канаты, подняли паруса, но поскольку мыс отрезал нам ветер, нам пришлось отбуксировать ее в море нашей лодкой, в то время как Форт продолжал стрелять по нам, равно как и люди на берегу с Мушкетами и аркебузами, в количестве 150 или около того: и мы отвечали им в меру той небольшой силы, что у нас была; во время этой перестрелки, выстрел из моего Мушкета убил насмерть канонира Форта как раз в то время, когда он наводил на нас одну из больших пушек, и мы ушли от них без потерь с нашей стороны. [Призы отосланы домой.] И вот, захватив эту малость, мы стали поступать как раньше, отпускать корабли с рыбой, не причинив им вреда, а с одного из прочих призов мы сняли грот-Мачту, чтобы заменить поломанную на Адмиральском судне, и также отпустили корабль восвояси, погрузив на него всех Испанцев и Португальцев (кроме вышеупомянутого кавалера Педро Сармиенто, трех других важных персон и двух Негров) и оставив их в виду берега с запасами хлеба и воды на 10 дней на случай нужды.
Мы взяли курс на Англию и, когда мы были за островами на 41 градусе широты или около того один из людей в вороньем гнезде заметил парус, а затем 10, а затем 15, после чего мы решили отослать домой те призы, что у нас были, и так на наших Пинассах осталось всего 60 человек. [Две Каракки, 10 Галеонов, 12 малых кораблей] Так что мы вернулись к Флоту, который заметили, где мы нашли 24 судна, два из которых были Каракками, одна 1200, а вторая 1000 тонн водоизмещения, и 10 Галеонов, а прочие были малыми кораблями или Каравеллами, гружеными Сокровищами, пряностями и сахаром, с каковыми 24-мя кораблями две наши Пинассы вступили в бой и шли с ними 32 часа, постоянно нападая на них и отбивая ответные нападения, но две Каракки все еще были отделены от нас Флотом, так что мы не смогли взять ни одну из них, и от нехватки пороху нам поневоле пришлось оставить их, хотя мы все твердо намеревались хоть что-то от них добыть, но нужда заставила нас, и дело было только в нехватке пороха, потому что мы не потеряли ни одного человека (что само по себе удивительно в виду некоего неравенства сил), все же наконец мы оставили их. [2 пинассы возвращаются в Англию.] И мы опять взяли курс на Англию и пришли в Плимут через 6 часов после наших призов, которые мы отослали за 40 часов до отбытия, и где мы приняты были с великой радостью, и встречал нас не только салют, но и радостные сердца жителей Города и Округи и мы истратили что пороха у нас было (а его осталось немного), чтобы должным образом ответить им. И оттуда мы привели наши призы в Саутхэмптон, где сэр Уолтер Рейли, как судовладелец, выплатил нам нашу долю в предприятии."

===

Мирный советский трактор

Май 1585 года. Испания готовится к "английскому предприятию". Министры Филиппа II объявляют, что в связи с неурожаем Испания нуждается в зерне, и предлагают за зерно высокую цену в золоте или товарах. Одновременно, именем короля отдан приказ задерживать и конфисковывать на нужды флота все приходящие зерновозы, а особенно голландские, зеландские, немецкие и английские суда, поскольку эти "провинции находятся в состоянии мятежа против моей особы".
И 25 мая жадность принесла в порт Бильбао английский 150-тонный транспорт "Примроз" (Примула). Сгрузили образцы и скоропортящийся товар, и отошли себе на рейд.
А 26 подходит к ним пинасса, а там коррехидор Бильбао и еще шестеро, назвавшиеся бискайскими купцами. Капитан Фостер их принимает с пирогами и пивом, пинасса уходит, оставив троих на борту, пиво идет хорошо, начинается медленный вежливый разговор о погоде и зерне... и тут под борт подваливают лодки и еще одна пинасса. И все бискайские купцы, и все хотят на борт. Фостер, у которого с самого коррехидора нехорошие предчувствия, велит ответить, что он уже ведет беседу с рядом местных джентльменов и в порядке живой очереди, пожалуйста. Неудовлетворенные купцы, числом около сотни, достают аркебузы, всякое острое железо и абордажные крючья и очень решительно лезут защищать свои торговые права. А господа собеседники приставляют Фостеру ножик к горлу. И тут является коррехидор со словами: "Сопротивление бесполезно, вы конфискованы." То есть, все по королевскому плану. (Столь странный способ захвата объяснялся нежеланием даже случайно продырявить полезный горшочек.)
А дальше начинаются отступления. Потому что английские торговцы в смысле вооружения и отношения к окружающей среде от английских же ловцов трески не отличались совершенно ничем. Поэтому лезущих на борт испанцев встретили "заранее заготовленным угощением". В общем, подготовленные к стрельбе кулеврины возникли как из-под дна морского, свои острые предметы тоже обнаружились в великом множестве, и дело повернулось так, что испанцы в капитанской каюте начали наседать на Фостера, чтобы он приказал своим людям прекратить сопротивление.
"Да вы что, с ума сошли? - удивился капитан торгового флота. - Они груз защищают. Нечего было загонять нас в угол."
В общем, в течение получаса команда - 28 человек - очистила судно от посторонних. А потом частично приняла их обратно - лодки рванули обратно к берегу, не подобрав всех (что вполне понятно, потому как, помимо всякой мелочи, мирный зерновоз нес 10 штук пушек) - так что англичане еще и выловили полдюжины испанских раненых, какие были поближе. И "Примроз" рванула из гавани, не дожидась третьего визита.
Уже в открытом море обнаружилось, что одним из подобранных раненых оказался коррехидор. У которого несколько удивленный Фостер со свежей царапиной на горле и поинтересовался, а что это, собственно, было.
Коррехидор заявил, что был это захват. По высочайшему повелению. И продемонстрировал повеление. После чего Фостер забыл про груз и все на свете и приказал идти домой. Потому что в приказе черным по желтому было написано, что корабли и их съедобный груз нужны для большого флота, собираемого в Лиссабоне.
"Примроз" пришла в Лондон 8 июня. Документы с носителями быстро попали куда надо. И Филипп II очень бы обрадовался результатам. Потому что там, где надо, то есть и в ведомстве Уолсингема, и в Тайном Совете, бильбаосское дело сочли испанской провокацией и методом дипломатического давления. Потому что мерили по себе. И совершенно не могли себе представить такого дела, чтобы у них в их собственном порту был отдан приказ захватить некое судно, и это судно не захватили бы.
И только через три недели выяснилось, что история была настоящая.

===

Вместе с прочим грузом галеона "Сан-Фелипе" Дрейку досталось 230 черных рабов. Выяснив, что некоторые из них умеют обращаться с парусами и ориентироваться по звездам, Дрейк подарил им пинассу, дал воды и провианта и объяснил, как добраться до африканского побережья.
Когда один из испанских пленных поинтересовался, почему Дрейк отдал часть приза тем, кто, собственно, сам был частью приза (надо сказать, это действие не встретило никакого протеста среди личного состава), пиратский адмирал ответил примерно следующее. Что он, мол, неоднократно слышал, что черные - рабы от природы, и, судя по тому, как ими торгуют их же царьки, это вполне может быть правдой. Да и Библия, как бы, не запрещает. Но вот по его личному, Дрейка, опыту, с теми, кто этим обстоятельством пользуется, происходят всякие нехорошие изменения. Собственно, он не знает ни одного работорговца или рабовладельца, на ком бы его занятие не сказалось самым решительным образом. То есть, сволочи все до единого. Так что черные, может, и созданы для рабства, кто знает, но вот белые не созданы для рабовладения точно. "Поэтому, - сказал профессиональный пират, - на мой вкус, честному человеку, который хочет оставаться таковым, следует действовать именно таким образом."

===

В ноябре 1585 пять кораблей Левантийской компании - "Мерчант Роял", "Тоби", "Эдвард Бонадвенчер", "Вильям и Джон" (да, да, вы правильно поняли, пропущенная фамилия обоих - Хоукинс) и "Сюзан" - вышли из Лондона по обычным торговым делам, направляясь в Средиземное море. Уже на траверзе Сицилии они узнали, что испанская кампания по приобретению плавсредств (см. "Мирный советский трактор") более не ограничивается собственно испанскими портами и распространилась на все воды, куда добирается галерный флот. Обстоятельство это капитанов огорчило - но не поворачивать же обратно. Тем более, что обратно все равно идти через тот же самый Гибралтар. Поэтому корабли разделились и пошли в предписанные порты, назначив точкой рандеву остров Занте у побережья Мореи. Торговля шла споро, ветра благоприятствовали, все пять кораблей в условленное время собрались у Занте - чтобы узнать от местных жителей, что их присутствие в бассейне не прошло незамеченным. Греки сообщили, что у Геркулесовых Столбов левантийцев ждет эскадра из 30 галер, а еще 20 под командованием Дориа и де Лейва рыщут по бассейну в их поисках.
Ну что поделаешь... Торговля занятие такое. Привели корабли в приличный вид. Обговорили порядок движения колонны. Выбрали адмиралом Эдварда Вилкинсона - капитана "Мерчант Роял". И пошли себе.
И 13 июля на траверзе Панталареи налетели на эскадру де Лейвы - 11 галер и 2 фрегата. Англичане остановились, показали цвета и поинтересовались у подошедшего фрегата, а почему это их, мирных купцов, так встречают посреди моря? В ответ последовало требование капитанам и представителям компании немедленно отправиться к де Лейве, ибо их долг - исполнять приказания испанской короны. В противном случае, сами понимаете. Вилкинсон, естественно, ответил, что никакого долга перед испанской короной у Левантийской компании нет, а потому дайте нам следовать нашим курсом, всем спокойнее будет. Воду в ступе толкли довольно долго. В конце концов, Педро де Лейва понял, что ему просто морочат голову - и приказал трубить атаку, полагая, что двукратного численного преимущества ему хватит за глаза.
Это с его стороны было ошибкой. Левантийская компания отличалась паранойей даже по английским меркам - и уделяла исключительное внимание различным дипломатическим приспособлениям, а также подготовке личного состава. Корабли компании отличались от боевых несколько меньшей маневренностью и несколько большей грузоподъемностью. Капитанов же компания предпочитала нанимать среди особо успешных каперов. (Впрочем, Вилкинсон выделялся даже на этом фоне и вскоре стал одним из 6 "мастеров" королевского флота.)
В общем, не то что взять "купцов" на абордаж, но и просто подойти на расстояние прямого бортового залпа у галер - со всем их численным преимуществом - не выходило никак. После пяти часов стрельбы галера адмирала сицилийской части эскадры, сильно клюя на правый борт, вышла из боя. За ней отвалили еще две галеры, пострадавшие слишком сильно, чтобы продолжать бой. Мальтийские продержались несколько дольше, но - тут англичане не были уверены - кажется, понесли большие потери в людях. Их артиллерийский огонь стал редким и нерегулярным и, спустя еще полчаса, они тоже отступили.
Английские потери - двое убитых, пятеро раненых.
Совет капитанов компании решил, что им, как людям торговым, преследовать противника невместно, тем более, что выгоды от того никакой - ну зачем им боевые галеры и как прикажете их тащить домой через Бискайский залив? Предложение продать галеры алжирскому дею было провалено четырьмя голосами против одного за сугубый идеализм оного. Поэтому они пошли своим курсом до Алжира, купили там провизии и свежей воды - и несколько нервно двинулись в сторону пролива. 30 все-таки не 11...
Но тут климат в который раз решительно заявил о своем протестантизме. В проливе стоял такой туман, что, по словам Филиппа Джонса, за сорок шагов ничего нельзя было различить. Вдобавок, задул сильный восточный ветер - так что "левантийцы" просто проскочили пролив и галеры заметили их, только когда те были уже милях в трех на той стороне. Галерный флот еще какое-то время гнался за ними и палил по чему ни попадя - но открытое море есть открытое море.
Впрочем, 4 года спустя в том же проливе этот галерный флот уже несколько других левантийцев все-таки догнал. Больше такие попытки не предпринимались.

(подборка с http://www.wirade.ru/cgi-bin/wirade/YaBB.pl)
Tags: бесс, гитик, клио, пираты
Subscribe

  • Советские гитики

    Черная молния Александр Акимович Воробьев был известным ученым в нашей области, в 60-70-е - ректором Томского Политеха, а также одним из двух членов…

  • О королях и капусте

    Nero Burning ROME Великий пожар Рима (он же Magnum Incendium Romae) начался в ночь с 18 июля на 19 июля 68-го года в лавках, расположенных с…

  • Натура шепчет

    Ночные ландшафты Если верить Нилу Гейману, так выглядит набережная Темзы в Челси. Оказывается, ЭТО (слева) - фонарные столбы. Изображают…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments