Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Categories:

Граница на замке

Когда-то пошел за визой в британское посольство. У выхода толпа, всем отказали по разным причинам. Подхожу к окошку для собеседования. По-английски очаровательная леди, глядя с английской приветливостью, поджав губы, спросила: "Говорите ли по-английски?" На что я пожал плечами и ответил: "Иногда". Широко раскрытые глаза, потом ржание - и виза.

===

Случилась эта история в самом начале семидесятых. После службы в армии Гриша был отправлен на таможенный факультет школы КГБ. Закончив школу, он отбыл на практику в Одесский торговый порт. Там, буквально в первый же день, обратил внимание на то, что ящики с экспортным оборудованием, давно лежавшим на причале, были сбиты новыми блестящими гвоздями. Это, видимо, напомнило ему байку про поддельные документы со скрепками из нержавеющей стали, которые изготовляли немцы в войну. Гриша обратил на это внимание начальства. Выяснилось, что все гвозди были отштампованы из толстой платиновой проволоки. Всего набралось несколько десятков килограммов платины.
Для героя все кончилось почти хорошо. Он был награжден юбилейной ленинской медалью (100 лет рождения вождя), получил внеочередное звание старшего лейтенанта и пинок в зад, отправивший его в самый южный торговый порт России - Владивосток. В Одессе такие умные были не нужны.

===

Откуда "дефендер" у бедного паспортиста...


===

Давно когда-то ехали три молодых женщины-коллеги на конференцию в Великобританию. Двум было под тридцать, но выглядели они на двадцать. Ирка - высокая светловолосая красавица с детским лицом и голосом, трогательно-синими глазами цвета вологодского неба и добрым взглядом, я - среднего роста шатенка с длинными волосами и ресницами, блестящими глазами и круглыми румяными щеками, положительного вида записная отличница. Марина была чуток постарше, тонкая, стремительная, с миндалевидным разрезом серьезных глаз и задорной улыбкой. Мы очень радовались поездке - конференция обещала быть интересной, место красивое, и повидаться с друзьями-коллегами хотелось.
Самолет приземлился, очередь на пограничный контроль мы отстояли, и уже собирались отправляться дальше. Всегда мы проходили границы спокойно: французы подшучивали, увидев в пункте "профессия" нашу серьезную науку, и, бросив пару загадочных взглядов и улыбок, ставили штампик, голландцы пропускали быстро, испанцы посмеивались и желали хорошего. Но этот пограничник оказался не лыком шит. Он, узнав, что мы едем вместе, позвал всех трех к себе сразу. Сделал выражение приемщицы советской прачечной и стал задавать прокурорским тоном разнообразные вопросы:
- Где вы родились?
- В Ленинграде.
- Сейчас этот город называется Санкт-Петербург! - обвиняющим тоном сообщил он.
- Да, но тогда он назывался Ленинградом, поэтому так записано в документах.
- В какой стране?
- СССР, сейчас проживаю в России.
- Хм... Дата рождения?
- Такого-то числа, месяца и года.
- ВЫ УВЕРЕНЫ?
У меня возникло ощущение, что это не погранконтроль, а желтый дом. Да, говорю, уверена.
- Ну хорошо. А вы где родились? - обратился он к Ирке, которая глядела на него широко раскрытыми синими глазами. Ирка сообщила и что-то защебетала о конференции, куда мы направляемся.
- А работаете вы где? Что это за институт такой? - подозрительно спросил он, держа в руках наши справки с работы.
Еще после пары раундов, в течение которых он некоторые вопросы задавал по два раза, он решил подробнее узнать о цели нашей поездки. Изучил приглашения от организаторов, документы о финансовой поддержке, бронь гостиницы, тезисы докладов. Мы рассказали о конференции. Мурыжил он нас уже минут двадцать. Ощущение идиотизма происходящего возрастало. Взяв в руки мои тезисы, он решил расспросить меня о теме моей работы.
В этот момент я была уже сыта беседой по горло. Но свою работу я люблю и готова о ней рассказывать подробно. Спросил - теперь послушай...
- Вы, конечно, знаете, что ваши великие соотечественники Томсон и Тэйт сформулировали в свое время теорему об устойчивости систем с гироскопическими силами. Позднее эта тема была развита Раусом и Ляпуновым. Теорема Рауса с дополнением Ляпунова, я считаю, носит философский характер. Она гласит, что если в системе есть "скрытые" движения циклических координат, например, вращения осесимметричных тел, которые не влияют на потенциальную энергию системы, но дают добавку в кинетическую, то эта добавка служит как дополнительная эффективная потенциальная энергия редуцированной системы, в которой "скрытые" движения отсутствуют. Это означает, что быстрое вращение осесимметричных тел может служить словно пружинкой, которая придает дополнительную устойчивость системе.
У пограничника на лице возникло сложное выражение, он хотел что-то сказать, но я, не давая ему вставить слова, не переводя дыхания, радостно продолжала:
- У меня возникла идея, что, управляя скоростью этих скрытых движений, мы можем получить различные интересные эффекты. Особенно если подключить подходящую обратную связь к объекту, скажем, если он начинает терять устойчивость, то увеличить скорость вращения, при выходе в нужный режим уменьшить ее, чтоб не терять энергию. К тому же встает вопрос, что будет, если эти координаты не являются по-настоящему циклическими, а являются ими в неком осредненном смысле. Что происходит тогда с устойчивостью осредненного движения? Можно ли применить к его анализу метод многих масштабов?
- Спасибо... эээ... - сказал несколько оторопевший пограничник.
Нет, думаю, получи, фашист, гранату! За пуговицу я тебя брать не буду, конечно...
- Извините, я не до конца еще объяснила, - решительно сказала я и с энтузиазмом подалась поближе к окошку. - Мы рассматриваем конкретную задачу для системы тел с волчками, и один из вопросов, который мы решаем - это о выборе представления тензоров поворота соответствующих тел. Он диктуется, оказывается, не только геометрией задачи, но и ее начальными условиями!
Ирка с Маринкой стояли с непроницаемыми внимательными лицами, демонстрируя искреннюю заинтересованность в моей речи и готовность к диалогу, и глядели своими большими глазами то на меня, то на пограничника.
- Я понял! - твердо произнес пограничник. - Достаточно, спасибо!
- ВЫ УВЕРЕНЫ? - захотелось сказать мне, но я решила, что алаверды здесь не послужит никому во благо.
Он спросил названия докладов девчонок, и, только Ирка собралась его посвятить в тайны парадоксов Пенлеве, мрачно сказал:
- Объяснять содержание не нужно! - и, сжав зубы, хмуро пропустил нас.
Мы отошли немного, и девчонки стали хохотать. Я же еще злилась.
- Что это за осел-то был, чего ему надо было от нас? - спросила я их.
Они с жалостью посмотрели на меня и сказали то, что мне просто не могло прийти в голову:
- Ленка, он думал, что мы едем заниматься проституцией. Он не мог поверить, что три молодые девицы собираются делать доклады на известной математической конференции.

X-posted at https://jaerraeth.dreamwidth.org/736393.html
Subscribe

  • Пииты о пилитике

    Ода патрицию Широка страна моя родная, много в ней лесов, полей и недр. Только ей никто не управляет - так недавно объяснил премьер. В смысле - он…

  • Не очень высокая политика

    Рацпредложение Перевод часов на час вперёд вызывал бы меньше нареканий, если бы часы переводили в пятницу сразу после обеденного перерыва... ===…

  • Политические карты мира

    Рекс публика Бельгия, как государство, образовалась полтораста лет как. Причем довольно долго искали короля. Многие претенденты по разным причинам…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments