Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Categories:

Ханьское историческое

Праздник

Академик Чэнь Цзо наведался к своему приятелю, чиновнику ведомства ритуала Шао Ся, в день его тридцатичетырёхлетия. Чиновник Шао встретил его, сидя за трактатом.
- Исполнения желаний, брат Шаньшу, - сказал Чэнь после приветствий. - Я, однако, думал, что у вас дома празднество.
- С чего бы? - удивился Шао.
- Так ведь у вас день рождения, а вы как-никак уважаемый чиновник!
- Брат Хуамин, - ответил Шао, - запамятовал я, что в "Аналектах" говорится о возрасте.
Чэню было удивительно слышать такое от служащего ведомства ритуала, но он на память начал цитировать слова Кун-цзы:
- "В пятнадцать лет я ощутил стремление учиться. В тридцатилетнем возрасте я утвердился. Достигнув сорока, освободился от сомнений..."
- Постойте, - встревоженно сказал Шао. - А что же сказано о тридцати четырёх?
- О тридцати четырёх - ничего.
- Стало быть, и праздновать нечего.
Тем же вечером Чэню пришло приглашение: его друг Шао собирал большую компанию в ресторане у Красных ворот. Академик явился и, застав смех и веселье, решил попенять:
- Что же вы празднуете, брат Шаньшу?
- Как же! - откликнулся чиновник. - Посмотрите, какой замечательный день, а сколько таких нам по щедрости дано свыше! Разве не повод для ликования?


Прокламация

Один гражданин, по имени Кунчжан, написал как-то прокламацию. Имя Кунчжан мало кто сейчас вспомнит, да и вообще это такое куртуазное имя, а "по паспорту" звали его Чэнь Линем. Был он китайским чиновником в классическом таком проявлении: и литератор, и бюрократ, и военный. Дело было в трагическое для страны время: император стал заложником чужих амбиций, а владетельные полководцы рвали страну на части. На том этапе государь находился в руках канцлера Цао Цао, а могучий Юань Шао планировал наступление с северо-востока.
Тот, если что, был из семьи родовитой - чиновники, сановники, три поколения предков занимали в госаппарате самые высокие места. А у канцлера родословная пожиже - отец в своё время носил фамилию Сяхоу, но был усыновлён императорским евнухом Цао Тэном. Евнухов никто не любил: они то и дело брали Сына Неба в оборот, и начинались коррупция и произвол. А тот же Юань Шао после одного очень нехорошего эпизода вообще всех дворцовых евнухов перерезал. В общем, Цао Цао - выскочка и кастратово отродье. А Юань Шао - гусар и джентльмен. Всё ясно.
(Ничего не ясно.)
И вот, перед тем как ринуться "освобождать императора от тирании узурпатора", призывает Юань Шао, по совету друзей, литератора Чэнь Линя и говорит ему:
- Напиши мне, брат, прокламацию. Да изобрази Цао Цао в жалком виде.
Ну, может, последнего он и не говорил, а литератор сам додумался.
Прокламация вышла хлёсткой, составленной хорошим, сочным слогом. И так он в ней прошёлся по самому Цао, да по его папе, да по его деду, что раскатал просто подчистую. А господин канцлер о ту пору лежали с мигренью и страшно мучились. Приходят к нему с докладом. Говорят:
- Юань Шао против вас выступает. А ещё в его штабе про вас гадости написали.
- Чего это? Ну-ка почитай, - приказывает он слуге.
Слуга робеет, не смеет, но канцлер требует читать. Ну и начал он читать. И про папу, и про деда, и про самого Цао Цао. Слушает его тиран-узурпатор, глаза у него округляются, тут уж не миновать расправы тому, кто под руку попадётся! Вдруг вскакивает с постели и говорит:
- Прошла! Мигрень прошла! Вот так послание - до того хорошо написано, что у меня голова теперь не болит! Кто писал?
- Вроде как Чэнь Линь.
Пошли походы-сражения. Долго ли, коротко ли - победил канцлер своего врага. Взял его столицу. Приводят к нему воины человека. Кто таков? Это, отвечают, тот самый Чэнь Линь.
- Ты, что ль, обо мне пасквиль написал? - спрашивает Цао Цао.
- Я.
- А покойных моих папашу и дедушку зачем же приплёл?
А Чэнь Линь ему и отвечает:
- Когда стрела на тетиве, не выстрелить нельзя.
Все такие советуют: "Казните его! Казните!" А Цао Цао говорит: нет, говорит, талантливый это человек. Пусть живёт.
И оставил его при своём штабе.
Он и сам писал, этот Цао Цао. Стихи и трактаты.

(Алексей Штрыков)

X-posted at https://jaerraeth.dreamwidth.org/728563.html
Subscribe

  • О королях и капусте

    Nero Burning ROME Великий пожар Рима (он же Magnum Incendium Romae) начался в ночь с 18 июля на 19 июля 68-го года в лавках, расположенных с…

  • Военно-гишторические гитики

    Честь спасена Когда Миних отправлялся на захват Азова, он отправил матушке государыне императрице донесение, что крепость уже взята. Подходят…

  • Сундук Чезаре Спада

    - Так сколько же всего денежек было у графа Монте-Кристо? И когда же – ох, а вдруг! а впрямь! – кончатся его сокровища на самом захватывающем…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments