Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Categories:

Дальневосточности

Жениться по любви, как нас уверяют, не может ни один король.
Юный принц Ли До, еще не Сэчжон, еще не Великий, надо думать, женился, на ком родители велели. Но позже явно стал испытывать к своей жене, королеве Сим, если не любовь, то определенно теплые чувства. Во всяком случае, когда его папа Тхэджон, он же Ли Банвон, формально отрекшийся от престола, но сохранивший всю полноту власти, начал очередную великую чистку родственников и свойственников, и велел сыну развестись с женой, Сэчжон категорически воспротивился. А противоречить Ли Банвону было весьма чревато летальным исходом. Однако юноша не отступил.
После смерти Ли Банвона король с королевой первый десяток лет жили душа в душу. Дети рождались с завидной регулярностью.
А потом раз - кризис среднего возраста. В 30 лет Сэчжон влюбился. Причем в лучших традициях дамских романов - в служанку своей жены, бывшую рабыню. Фамилия ее, вы удивитесь, была Ким. Ну и да, она была на девять лет моложе короля (а королева - на два года старше).
Что ж, у нас здесь Азия, многоженство официально разрешено. Дама Ким стала сперва наложницей короля, а затем и супругой первого ранга.
Королева Сим скандалов по этому поводу устраивать не стала. Может, покой в семье был дороже. Или вспомнила, как благородно по отношению к ней поступил Сэчжон в юности. Так или иначе, уверяют нас, у королевы с супругой Ким были вполне дружеские отношения. А король любил обеих жен одинаково, и уделял им равное внимание. И уж уделял так уделял - от королевы у него было 10 детей, от супруги Ким 9, причем сыновья преобладали в обоих случаях.
Неизвестно, продлилась бы такая идиллия, если бы обе жены пережили Сэчжона. Но королева Сим умерла первой. Возможно, она переносила эту ситуацию не так легко, как казалось. Или организм был истощен частыми родами. Не знаю. Затем умер Сэчжон - диабет + общее переутомление (на службе государству он пахал как проклятый, да еще находил время для полноценной личной жизни). После этого госпожа Ким, несмотря на слезные мольбы детей, покинула двор и ушла в монастырь. Учитывая, какая заваруха началась при дворе несколько лет спустя, это был мудрый поступок.
(goldenhead)

===

В средневековом Китае из казнённых взяточников набивали чучело и сажали в кабинете преемника для острастки, - и западные путешественники описывали чиновников, вымогавших взятки в компании такого чучела.

===

Кино и сериалы создают впечатление, будто если японцы чему и учились, так исключительно фехтованию. Ну да, многие учились. Но как обстояло дело с образованием в целом? Ведь государственной системы экзаменов, придуманной китайцами и скопипащенной корейцами, у них не было.
Изначально школы с углубленным изучением предметов были в Японии, как и во многих других странах, монастырскими. Первая светская школа - школа Асикага, возникла в 15 веке. Изучали там, вы ни за что не догадаетесь, конфуцианский канон. В эпоху Сэнгоку добавились некоторые актуальные предметы, - военная стратегия, например. Это привлекло к школе благосклонный взгляд влиятельных политиков - так, в конце 16 века одно из отделений школы Асикага открылось по решению Токугвы Иэясу.
Но настоящая высшая школа для бакуфу была создана при третьем сёгуне - Иэмицу.
Тут надо сделать отступление. У власти в стране было военное сословие, но войн не было. А управленцы были необходимы. Военные частично мутировали в бюрократов. Они по-прежнему носили два меча и при случае могли ими пользоваться, но для службы нужны были другие умения. Каким бы психопатом ни был Иэмицу, это он понимал. Или советники его понимали.
Школа, созданная тогда, формально считалась частной, под управлением семьи Хаясе, но фактически была государственной. Позже, уже при пятом сегуне, который собачий, она была переведена из Эдо в селение Юсима, и с тех пор именовалась "школа Юсима".
Управленцы высшего звена ковались из юношей, уже достигших формального совершеннолетия, то есть старше 14 лет. Помимо конфуцианского канона, они изучали китайских и японских классиков, арифметику (чиновник должен уметь считать), каллиграфию (и почерк красивый необходим), и кое-что из естественных наук - традиционную восточную медицину, астрономию.
К концу 18 века законодательно было установлено, что в школе Юсима могут учиться только сыновья самураев, стало быть, раньше случались исключения.
В 19 веке попытались расширить количество изучаемых предметов, ибо ясно было, что близится время перемен - добавилась западная медицина, и таки военная стратегия. Но этого было недостаточно для нового времени, и после реставрации Мэйдзи школа Юсима была закрыта.
Однако не будем забегать вперед. Страна длилась на множество провинций, и там тоже нужны были чиновники. Поэтому создавались ханко - "школы провинций", где обучались будущие сотрудники местных администраций. Патронами школ были даймё провинций. Всего таких школ было 300.
Но не все младые самураи, увлекшиеся учебой, рвались в чиновники. А среди городских жителей было немало людей, кто тоже хотел учиться, и у некоторых имелись для этого средства. Для них существовали сидзюку - высшие частные школы. Там преподавали авторитетные ученые страну программа изучения была шире. Посему сидзюку росли как грибы, их количество на несколько порядков превышало школы провинций. За всю эпоху Эдо их насчитывается около полутора тысяч.
Это все были аналоги лицеев и колледжей, предназначенные для привилегированных и обеспеченных слоев населения. А как же остальные - их же по определению было больше?
А для остальных были тэракоя - начальные церковно-приходские храмовые школы. Там учились дети с 7 до 13 лет. Обучение было платным, чтоб учитель мог получать жалованье. В городах платили деньгами, в деревнях продуктами. Хотя школы были приписаны к храмам, учителями не обязательно были священники этих храмов. Довольно часто в учителя шли безначальные самураи - ронины, ибо ремесло учителя было одним из немногих,коим самурай мог зарабатывать, не позоря благородного сословия. Преподавать могли уважаемые в данной округе люди, например, врачи. Женщины тоже могли быть учительницами.
В тэракоя в первую очередь, как и положено в начальной школе, учили грамоте, письму и счету.
В некоторых школах изучалось то, что сейчас бы назвали "основами японской культуры" - стихосложение, чайная церемония, икебана.
В любом случае, эти ронины, вдовы и врачи добросовестно делали свое дело, а плата за учебу, видимо, была достаточно умеренной - поскольку большая часть населения Японии была грамотной, независимо от сословной принадлежности. Это касалось как мужчин, так и женщин (для сравнения - в Китае этого периода грамотных мужчин насчитывалось 4 процента населения, женщин - одна десятая процента)
Хотя Япония была технически отсталой страной, по части грамотности населения, уверяют нас, она не уступала самым развитым странам Запада, а то и превосходила их.
(goldenhead)

===

Самоубийство Нитты Ёсисады является одним из примечательнейших в истории сэппуку. Во время сражения конь Ёсисады был сражён стрелой и рухнул, придавив ногу всадника. Ещё одна стрела пробила шлем Нитты и воткнулась ему в лоб. Не имея возможности дотянуться до живота, Нитта Ёсисада мечом отрубил себе голову.
(Бэрримор, но КАК?.. - jaerraeth)

===

Катагину-моногатари
(Повесть о безрукавке)

Краткое содержание: приключения предмета верхней одежды в эпоху Сэнгоку
Примечание/Предупреждения: Катагину - верхняя одежда, распространенная в Японии XVI века, часть повседневной одежды самурая. Представляет собой длинную безрукавку.

Жил-был отважный охотник. Однажды, снежной зимой, пошел он в лес за добычей. Шел-шел, искал в снегу следы да и забрел далеко в лес. А там, откуда ни возьмись, волк. И не бурый, каким волку быть положено, а серый, и росту много больше, чем волки бывают. Явно не простой это был волк, а божественный оками, хранитель земель, что одним прыжком пролив перепрыгнуть может. Бросился волк на охотника, а тот не испугался и сразил его в самое сердце своим копьем. А потом смекнул, что не просто так волк перед ним явился. Снял со зверя шкуру, принес домой, и говорит жене: "Пошей мне из нее катагину".
Удивилась жена, потому что не шьют безрукавку-катагину из меха, но не стала спорить, а сделала, как велено.
С тех пор пошли дела у охотника на лад. Год за годом - появились у него земли плодородные, а там и замок, не хуже, чем у других воинских родов. Назвал охотник свой род - Санада.
Когда пришла пора ему помирать, сказал он своему сыну Юкитаке:
- Всегда носи безрукавку-катагину, удачу она приносит. И пусть в роду нашем тот, кто катагину унаследует, имеет в имени кандзи <юки>, в память о снежном дне, когда я волка одолел.
Стал Юкитака отважным генералом, пошел на службу к великому Такеде Сингену. Вот как-то схватился Синген на берегу реки Каванакадзимы с заклятым врагом своим Уэсуги Кеншином. И совсем уж одолел Уэсуги, уж меч над Сингеном заносит, а тот боевым веером отбивается. Вдруг слышно - кони ржут, боевые кличи звенят, пехотинцы нагинатами гремят. То спешит на помощь засадный полк, а впереди всех скачет Санада Юкитака в волшебной безрукавке, а рядом юный сын его Масаюки.
Пришлось Уэсуги ни с чем за реку отступить.
Обрадовался Синген, наградил Юкитаку и землями, и золотом. А Масаюки сосватал в жены красавицу из знатного рода.
Пришло время - получил в наследство безрукавку Масаюки. Был он столь же храбр, а пуще того хитер. После того, как пал дом Такеда, служил Масаюки и Оде, и Уэсуги, и Ходзё, и Тоётоми, и что бы с теми ни случалось, все ему было нипочем. Прослышал про то Токугава Иэясу, который сам хотел быть главным хитрецом во всей стране, разозлился. Дважды посылал он войска против замка Уэда, где укрепился Масаюки, дважды с позором прогонял его Санада.
Но все прочие противники Иэясу, у которых волшебной катагину не было, были разбиты Токугавой. Делать нечего, пришлось и Масаюки покориться. Но и тут спасла волшебная катагину. Не казнил его Токугава, отправил в ссылку вместе с сыном.
Масаюки в ту пору был уже стар. Как стал он помирать, открыл всю правду сыну. Тот же облачился в катагину, назвал себя Юкимурой, и как схлестнулись Токугава с Тоётоми, отправился в Осакский замок, ибо с юных лет дал клятву служить дому Тоётоми.
Обрадовался князь Тоётоми Хидэёри, что на его защиту пришел великий воин, и подарил Юкимуре доспехи, алым лаком покрытые. Оттого Юкимуру <алым демоном войны> и прозвали.
Привел Иэясу такую армию, что земля кругом на сотни ри дрожала от ее поступи. Думал с одного приступа замок взять. Но встал на его пути Санада Юкимура в доспехах алых и волшебном катагину - и побежала армия Токугавы.
Год проходит, другой настает - не может Токугава взять замок, сколько бы ни старался.
А матушка господина Хидэёри, Ёдо-доно, была женщина глупая и неразумная. Говорит она Юкимуре:
- Почему ты поверх доспехов, господином подаренных, надеваешь старую-драную меховушку? Позор и поношение это для господина, прямое предательство!
Огорчился Юкимура, ибо нет ничего хуже для самурая, чем предательство. Вдобавок горд он был и не хотел, чтоб все его подвиги волшебству приписывали. Решил - и сам справлюсь, без катагину.
Были в ту пору в Осакском замке дети Санады - две дочери юные и сын малый, мужского имени еще не получивший. Отдал Юкимура катагину старшей дочери, красавице Умэ, и строго-настрого наказал: <Коли беда придет - возьми младших и накройтесь все катагину, непременно поможет!> - а сам направился на поле боя.
Но как ни бился он геройски, не мог без волшебной катагину одолеть бесчисленные тысячи войск Токугавы. Погиб Юкимура славной смертью.
Князь Хидэёри и Ёдо-доно, видя, что защищать их некому, убили себя, как подобает, а замок велели подпалить. А не будь Ёдо-доно так глупа, до сих пор бы дом Тоётоми правил страной!
А Умэ, как было велено, обняла сестрицу и братца малого Дайхати, накрылась катагину. Замок кругом горит, балки трещат, кто наружу вырвется - тех воины токугавские рубят - страшно!
Вдруг рухнула стена замка от могучего удара, а в проломе показался всадник с копьем в руках. Подняла Умэ-доно голову, решила - батюшка вернулся.
А воин кричит: "Ко мне, дети Санады! Я - первый вассал дома Датэ, Катакура Шигецуна! Прослышал мой господин, Одноглазый Дракон, про великую доблесть вашего отца и велел спасти вас от огня и гнева Токугавы!"
Подхватил он всех троих на лихого коня и увез к себе в замок Сироиси, что в Сэндае, на дальнем севере.
Посмотрел Катакура-доно на красавицу Умэ, посмотрела Умэ на Катакуру, и пришлись они другу другу по сердцу. Взял Катакура Умэ в жены, а малого Дайхати они усыновили. А вторую дочку выдали замуж за свойственника князя. Вот как помогла волшебная катагину!
Вот только Умэ-доно, будучи женщиной, про чудесные свойства катагину не знала. Разрезала она безрукавку на куски и пошила из нее мужу теплую обувь, а детям - рукавички, ибо зимы в Сэндае бывают суровые.
С тех пор жил род Катакура благополучно, да и потомки Дайхати, говорят, живы-здоровы. Вот только великих воинов среди них, как в прежние времена, не бывало.
Не верите - ступайте в замок Сироиси, сами спросите.

Послесловие: текст отчасти вдохновлен сериалом "Санада Мару", где сначала Масаюки,а затем Юкимура фигуряют в меховой жилетке, а отчасти вот этой картиной. Юкимура Санада в центре на фоне замка Осака, жилетка вполне различима.

(goldenhead)

X-posted at https://jaerraeth.dreamwidth.org/642565.html
Subscribe

  • Мартинологическое сериальное

    Фоток актеров грядущей многосерийки "Игра престолов" на профилирующих сайтах (типа http://westeros.ru) выкладывалось уже немало, но вот это хороший…

  • Мартинутым: истинное лицо Вестеросса

    Гражданская война в Вестероссе, получившая название "Войны пяти королей", была обусловлена противоречием между бурно развивающейся экономикой…

  • Мартинолампочное

    Как вкручивают лампочки герои ПЛП, с дополнениями Джоффри Баратеон Садистски и со смаком развинчивает лампочку на части, потом кое-как собирает.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments