Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Categories:

Драконопринцессовое

- Мудрый Дракон! Мудрый Дракон! Мы пришли к вам за советом!
Тиоро вздохнул и нехотя открыл дверь. Ну, начинается! Трое молодых стояли у входа, на их юных драконьих мордах читалось восхищение, преклонение перед мудростью старшего и неистребимый оптимизм вперемешку с неубиваемой наивностью.
Юнцы ввалились в гостиную пещеру, разместившись вокруг Мудрого и приготовились внимать.
- Ну? И что вам от меня нужно? - раздраженно спросил Тиоро.
- Ваше мудрейшество, мы тут подумали... - начал зеленый.
Мудрый закатил глаза - "Подумали они!"
- Нам всегда был интересен один вопрос... - подхватил красный.
- Да! Никто не говорит нам всей правды, - вмешался синий, - и только вы, Мудрый Дракон, можете нас просветить.
- Да спрашивайте уже! - рявкнул Тиоро.
- Зачем драконам нужны принцессы? - выпалил красный.
- Для понтов, - не задумываясь, ответил Тиоро.
Юнцы замерли. Ошарашено переглянулись. Недоверчиво уставились на Мудрого.
- Для понтов? - осторожно переспросил зеленый.
- Да. А для чего же еще? Мы, драконы, живем по закону трех "п". Пожрать, повыпендриваться и приколоться. А принцессы нам нужны для того, чтобы нами все восхищались и завидовали, то есть для второго "п", впрочем, они могут пригодиться и для первого "п", когда припечет. Да и для третьего... Больше принцесс - больше внимания, больше известности. Все так же, как и с золотом.
- Но... - осмелился возразить красный. - Разве золото мы собираем для известности, а не потому, что драконы очень жадные?..
- Это лепреконы жадные! Ты попутал. Мы, драконы, обожаем всяческие удовольствия. А с золотом всегда можно хорошо пожрать, то есть обеспечить первое "п". На горе золота очень удобно спать. Ничто не обеспечивает такой мягкий приятный массаж, как монеты доброй чеканки. К тому же с золотишком легко откупиться от назойливых рыцарей. Когда у тебя есть золото, никто тебя не трогает, ты спокойно себе спишь, ешь. Весь мир где-то далеко, а ты от него отдыхаешь, не видишь никого годами...
- Но, - робко перебил зеленый, растерянно заморгав, - но вы же сказали, что драконы любят известность?
- Это эльфы любят известность! Ты попутал. Мы любим уединение.
- Но это противоречит второй "п"!
- Вторая "п"? Попрыгать?
- Нет!
- "Поспать?
- Нет!
- А! Вспомнил! Попрокрастинировать!
- Нет! Повыпендриваться!
- Не выдумывайте. Это четвертая "п", а не вторая.
- А как же принцессы?
- Принцессы для понтов. Вот, еще две "п".
- Для понтов? И только?
- И только!
- Но...
- Что но?!
- Мы слышали, будто между принцессами и драконами могут возникнуть... - тихо сказал синий, - чувства... любовь...
- Пфф! - Тиоро рассмеялся. - Какие чувства? Какая любовь между десятью тоннами ярости и огня и пятьюдесятью килограммами нежности и соплей? Побольше слушайте сказки! Вы бы еще верили, что маленьких дракончиков находят на золотых подносах в груде сокровищ. Или что их птица Рух приносит.
- Мы также слышали, - не унимался синий, - что вы сами женаты на принцессе.
Тиоро пристально посмотрел на него. Затем повернулся, пошарил в большом сундуке, вытащил оттуда огромный передник, который ему самому был впору. Развернул и продемонстрировал юношам.
- Это, по-вашему, передник принцессы?
Драконы смутились.
- Так значит, это неправда...
- Ну конечно! - весело отвечал Тиоро. - Все? Мы закончили? Я ответил на ваш вопрос, теперь до свиданья!
Драконы нехотя поднялись, уныло и растеряно побрели к двери. Тиоро довольно улыбался, ожидая, когда же они уберутся.
Вдруг у самого выхода красный застыл на месте. Резко обернулся и показал все свои драконьи зубы в улыбке.
- Я понял! О, Мудрый Дракон! Вы специально нас запутали!
- Что? - нахмурился Тиоро.
- Да! Вы хотели нам сказать, что все не так, как кажется на первый взгляд!
- Точно! - подхватил зеленый. - Мы поняли!
- И теперь мы готовы слушать вас дальше! - ляпнул синий.
Тиоро тихонько зарычал.
- Ну ладно, - сказал он, - из принцесс получаются неплохие жены.
- А как драконы женятся на принцессах? Наверное, превращаются в людей? - поумничал красный.
- Пффф! Нет, остолопы! В каких людей?! Это оборотни превращаются в людей! Все не так. Принцесса слишком маленькая, и это неудобно. Можно раздавить случайно, ненароком сжечь отрыжкой, и все такое. Поэтому, первоочередная задача дракона-похитителя принцесс - это сделать принцессу драконицей!
- Вау! - глаза юнцов загорелись.
- А что делает из женщины драконицу?
- Мы не знаем.
- Жадность и беспощадность! Мы отлавливаем принцессу, садим ее в башню на груду сокровищ. И ждем. Принцесса смотрит на золото, бриллианты, и у нее сносит крышу. Вначале она примеряет диадемку. Потом набирает полные карманы драгоценных камней. Потом алчность и жажда наживы овладевает ее полностью. Запускает скользкие щупальца в ее хрупкую человеческую душу, отравляет все ее существо. Принцессу раздувает от жадности. Раздувает... раздувает... И БАХ!
- Она лопается?!
- Идиоты! Нет! В этот момент входишь ты и говоришь: "Отдай мои сокровища!" И тут приходит ОНА.
- Кто? Смерть?
- Нет! Беспощадность! Сошедшая с ума от жадности, принцесса защищает сокровища, совершенно теряет человеческий облик и превращается в драконицу!
- Вы говорили, что драконы вовсе не жадные... - несмело заметил зеленый.
- Опять подлавливаешь меня? Да? Я прекрасно помню, все, что говорил! Драконы, конечно же, не жадные! Драконы - невозможные транжиры! И они бы давно разбазарили все деньги и сокровища, если бы не драконицы. Потому что всякая уважающая себя драконица должна быть не в меру экономной. Только истинная драконья жадность может противостоять истинному драконьему расточительству! Закон трех "р" - расточительство, роскошь, риск!
- А разве не трех "п"?
- Каких "п"?! Р-р-р! По-настоящему суровая, драконья буква!
- Ладно... Так значит, принцессы нужны драконам, чтобы делать из них дракониц, а потом жениться? - спросил красный.
- Да! Мо-ло-дец! Все, свободны.
- Но погодите! А...
- Я рассказал про принцесс? Рассказал! Чего вы еще хотите?
- О рыцарях, об огне, о полетах, о... - перечислял синий.
- Сто-о-оп! Это все в другой раз. Слишком много мудрости за один день не на пользу. Домой, домой, домой. Кыш, кыш отсюда.
Тиоро выпроводил юнцов, толкая тех в спины. Он захлопнул за ними дверь и фыркнул, выпуская пар из ноздрей.
- Я вот не пойму, - раздался женский голос из соседней пещеры, - за кого вышла замуж, за дракона или за тролля?
Тиоро хитро улыбнулся, расставил крылья, пошел сполохами, превращаясь в человека.
- За самого красивого, умного и красноречивого мужчину на свете! - сказал он, закончив превращение.
В соседней пещере, где из груд сокровищ кто-то попытался соорудить некое подобие обстановки: диван из кучи монет, накрытый персидским ковром, стол из золотых блюд, несколько тронов вместо кресел и так далее и тому подобное, - его ждала прекрасная принцесса.
- Что? Опять показывал передник своей мамы?
- Ну да. А что они ходят ко мне и ходят!
- Считают тебя мудрым. Совершенно, хочу заметить, зря. Ты издеваешься над молодежью не по-детски. Предыдущим ты сказал, что принцесс нужно менять на сокровища, именно для этого они и предназначены. А если собрать вместе несколько принцесс и брать почасовую плату за их общение с рыцарями, то можно неплохо подняться.
Тиоро осклабился.
- Никто, даже я, и никогда не знает, что ты выдумаешь в следующий раз.
- Вот за это меня и называют Мудрым Драконом. А сейчас...
- Что?
- Отдай мои сокровища! - выкрикнул Тиоро, прыгая к принцессе, та завизжала, спряталась за грудой золота - диваном, и громко расхохоталась.

===

- Эй! Дракон! Подлый змей! Выходи, смерть твоя пришла! - кричал рыцарь перед логовом чудовища.
Из пещеры высунулась удивленная морда дракона, змей, приложив лапу ко лбу, принялся вглядываться в небеса.
- Где?
- Здесь! Я здесь!
- Ты-то здесь, а смерть где? Всегда хотел на нее посмотреть. Знаешь ли, легенды гласят, будто драконья смерть - это огромный скелет в черном плаще...
- С косой?
- Зачем ей коса? У нее каждый зуб, как коса. И прилетает она всегда с севера.
- Почему с севера?
- Ну, не знаю. Может жары не любит? А может из-за стены?
- Из-за какой стены?
- Ну из-за той, из-за какой все пакости приходят. Ты, случайно, не оттуда?
- Я - твоя смерть, глупый дракон! Я пришел убить тебя и спасти прекрасную принцессу Эстер Златовласую, которую ты коварно похитил!
- А! Так значит про "смерть" - это была метафора?
- Не заговаривай мне зубы, подлая гадина! Меня предупреждали, что ты двуязычен и весьма хитер!
- Да? Некоторые утверждают, будто я весьма мудр.
- Я не дам тебе обмануть меня! Я пришел убить тебя и спасти прекрасную принцессу Эстер Златовласую, которую ты коварно похитил!
- Ты уже говорил.
- Выходи на смертный бой!
- Хорошо. Сейчас выйду. Но я должен тебя предупредить, рыцарь.
- О том, что ты силен? Ха! Я сильнее!
- Нет.
- О том, что ты могуч! Ха! Я могучее!
- Нет. Разве ты не слышал, что рекли древние?
- Кто?
- Древние мудрецы. "Убив дракона, сам станешь драконом!"
- Это очередная уловка! Но я не верю тебе! Ты подлый подлец, исполненный подлости!
- Тавтология.
- Что?!
- Да ничего...
- Я пришел убить тебя и спасти прекрасную принцессу Эстер Златовласую, которую ты коварно похитил! Давай драться!
- Ну, давай... Только не повторяй эту твою фразочку снова.
Дракон, кряхтя, медленно вылез из пещеры, сполз со скалы, покрутился на одном месте, устраиваясь. Немного поскрёб землю. Перешел дальше. Снова покрутился. И наконец сел на задние лапы перед рыцарем.
- Я готов! - объявил дракон.
Рыцарь уже давно был готов. Он решительно опустил забрало, направил копье в сторону врага, и пришпорил коня.
Удар был такой мощи, что рыцаря вышибло из седла отдачей. Когда он наконец очнулся, когда смог стянуть с головы шлем и осмотреться по сторонам, дракон уже лежал на земле поверженный. Он валялся на спине, держался за копье, торчащее из груди, двумя лапами и громко стонал.
- О-о-о! - Раздавался предсмертный рев дракона. - О! Я умираю! Вся жизнь пролетает перед глазами! О-о-о! Ты убил меня! В глазах темнеет... Я почти ничего не вижу... Ры-ы-царь... - Так как рыцаря не оказалось поблизости, зато оказался его конь, то дракон сжал переднее копыто скакуна в своей огромной лапище. - Ко-о-онь! Конь, передай принцессе, что я любил ее. Я умираю. Все. Я умер.
Голова чудовища откинулась в сторону. Глаза закатились. Из пасти вывалился раздвоенный язык.
Рыцарь поспешил к поверженному врагу, чтобы отрубить ему голову. Но тут дракон приподнялся, сказал:
- Помни о предупреждении! Убив дракона, сам станешь драконом!
...И снова умер.
Тело чудовища пошло сполохами, и, спустя мгновение, он исчез.
- Что?! Как?
- Ты убил дракона! - громко провозгласила вышедшая из пещеры принцесса.
- Но где он? Я намеревался отнести его голову в королевство и водрузить ее на стену города!
- Интересно, как бы ты ее дотащил? А дракон умер и... испепелился! Да, он испепелился!
- Но теперь мне никто не поверит! - огорчился рыцарь.
- Ничего, я видела ваш бой и могу свидетельствовать о твоей доблести.
- Ладно! - успокоился рыцарь. - Войдем же и вкусим добычи!
Он направился в логово дракона, принцесса шла следом.
Рыцарь огляделся. Первая просторная пещера ему не понравилась - везде сверкающие кристаллы, сталактиты, сталагмиты... ни тебе оружия на стенах, ни картин, ни чучел убитых зверей.
Вторая пещера, поменьше, являла собой доказательство непомерной животной алчности поверженного чудовища. Вокруг россыпи золотых монет. Тут и там груды драгоценных камней. Поверх всего этого богатства персидские ковры. По центру пещеры в золоте округлая выемка, наполненная перинами и подушками, напоминающая громадное гнездо.
- О! Это все золото теперь мое! Мое! - воскликнул рыцарь.
- Ну да, - принцесса пожала плечами, - говоришь, точно, как дракон.
Откуда-то снаружи прилетела маленькая пестрая птичка, усевшись на плечо Эстер Златовласой. Принцесса ласково погладила ее по голове.
- Это соловушка - мой единственный друг.
- Теперь я твой единственный друг. Но птичку можешь себе оставить. Я не возражаю. Итак, спасенная мной Эстер Златовласая, неси мне яства! Мне нужно подкрепить силы после тяжелой битвы!
- Ну конечно, конечно! - принцесса сорвала скатерть со стола, сооруженного из золотых подносов, и взору рыцаря предстали всевозможные кушанья, в основном мясные.
Голодный воитель накинулся на угощения.
- У тебя такой аппетит... - заметила принцесса.
- Да! Я знаменит здоровым аппетитом!
- Мне кажется, ты ешь почти как дракон...
Рыцарь на мгновение испугался, вспомнив предсмертные слова змея, но потом отмахнулся и продолжил трапезу, правда, уже с гораздо меньшим аппетитом.
- Я, знаешь ли, - рыцарь решил поведать Эстер Златовласой о своих великих подвигах, - я очень знаменит. Я победил на семи турнирах. Сразил грозного сэра Генриха. Уничтожил чудовище, жившее в восточных землях. Я...
- Мне кажется... что хвастаешься ты тоже, как дракон.
Рыцарь подавился отправленным в рот куском мяса и закашлялся.
Птичка мерзко захихикала.
- Она что, надо мной смеется? - выдавил из себя рыцарь, когда смог вздохнуть.
- Да нет, что ты?! Это же соловушка! Он так поет.
Наевшись до отвала и напившись дорогих драконьих вин, рыцарь кое-как стянул с себя доспехи, шмякнулся в гнездо-постель и произнес:
- Иди же ко мне, принцесса, возляжешь на ложе любви со своим спасителем, победителем древнего змея! Злобного злодея, исполненного злобы...
- Тавтология.
- Что?
- На ничего, продолжай, продолжай.
- Ты станешь моей женой! Честной добычей! Так приди же, и покажи свою благодарность тому, что освободил тебя из драконьих лап!
- У тебя это... вот здесь... - принцесса сделала неопределенный жест, показывая нечто у себя над головой.
Рыцарь принялся ощупывать макушку. Рука уперлась во что-то твердое. Ужас пробежал по позвоночнику.
- Что э-э-то у ме-ме-ня? - заикаясь, спросил он.
- Похоже на гребень... Как у дракона.
- Нет!
- И еще тут... - принцесса показала на его зад.
Птичка опять мерзко захихикала или... запела.
Рыцарь повернул голову, вывернулся:
- Нет! Это хвост! Хвост!
- Ты, кажется, тоже превращаешься в дракона.
- Не может быть! Нет! Тоже?..
- Ну да, все рыцари, которые сюда приходили, убивали драконов, а потом превращались в них.
- И много их было? - глаза рыцаря готовы были выскочить из орбит, лопатки ужасно чесались, позвоночник болел, на руках росли когти.
- Десять... двадцать... тридцать... может больше... - неопределенно сказала принцесса.
- Что?! Так много?! И у всех вырастал гребень? И хвост?
- Да. И еще лопатки чесались. Ну и аппетит там, хвастовство, жадность.
- А что потом?! - спрашивал испуганный рыцарь.
- Потом смирялись и ждали, пока их убьют.
- Что?! Ждали смерти?!
- Как-то так, да...
- О! Нет! Нет! Я великий драконоборец! Я воин! Я победитель турниров! Я не могу стать драконом!
Рыцарь чесался, ощупывал себя, кричал, охал, из всех зеркал в золоченых рамах на него смотрело чешуйчатое чудовище.
Потеряв рассудок от ужаса, он выскочил из пещеры, хотел было поймать коня, но тот шарахнулся от него и ускакал. Воя и рыча, рыцарь брел, куда глаза глядят.
Когда одинокая фигура скрылась за горизонтом, Принцесса спросила:
- Может, снимешь наконец с него иллюзию?
- Она сама исчезнет через часика два, - густым басом ответила птичка, вспорхнула, перевернулась через голову и стала драконом.
- Когда ты уже перестанешь троллить наших гостей?
- Я не могу перестать, - ответил дракон, пошел сполохами и превратился в желтоглазого мужчину, - ты же знаешь мою историю: однажды маленького беспомощного дракончика подобрали и воспитали тролли...
- Ага, - перебила принцесса, - в прошлый раз это были звездные совы, которые сделали из тебя Мудрого Дракона! Если честно, в троллей я верю больше.
- Но ты же за это меня и полюбила? Не так ли?

(Владислав Скрипач)

X-posted at https://jaerraeth.dreamwidth.org/614103.html
Subscribe

  • Nomen est omen

    Меня называют Олей, а моего отца - Колей. Надо было видеть глаза моего жениха, когда мы пришли подавать заявление в ЗАГС, и он узнал, что меня зовут…

  • Money makes the world go around

    Каждый раз, когда что-то покупаю, у меня с карты списываются деньги. Кто-нибудь знает, как отключить эту функцию? Очень раздражает. === Придешь к…

  • Офисно-планктонное

    Легенду про то, что человек не может жить без работы, придумали те, кто никогда не работал, для тех, кто никогда не отдыхал. === Подрабатываю…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment