Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Category:

Дело врачей

И все-таки не очень хорошо звучит: поймать букет невесты.
Это я вам как венеролог говорю.

===

Случайно оказался у регистратуры онкологический клиники.
Мужичок ведёт разговор с регистратором и среди прочего спрашивает:
- А туда живая очередь?
Ответ:
- Она временно живая.
Мужик примолк, потом осведомился:
- Это у вас юмор такой, профессиональный?
- Нет, - отвечают, - до десяти живая очередь, а потом по талонам.

===

Психиатр тычет мне листок бумаги с кляксой:
- Что вы видите?
- Грустного одинокого человека, изнывающего от общения с идиотами, нудной работы задёшево и прочей жизненной несправедливости.
Доктор, всхлипывая:
- А на картинке?..
Захотелось его обнять

===

- Вы такая бледная, вас нужно показать врачу.
- Нет, меня нужно показать морю.

===

- Ну, что, доктор! - небольшая компания дружно сдвинула фужеры. - С категорией тебя! С высшей. Высшая - это тебе не абы как!
- Большое спасибо, господа, - подражая известному персонажу Калягина, врач-реаниматолог сделал полупоклон в сторону гостей и влил в себя очередные сто грамм. - Всё. О работе больше ни слова. Только о женщинах и искусстве.
Полуторжественный банкет продолжался уже час. Фельдшера и врач БИТ (бригада интенсивной терапии. - Прим.), а также приглашённые виновником торжества пара коллег с соседней подстанции гуляли степенно, не мешая шумевшей за соседними столиками свадьбе.
Пили коньяк, неклассически закусывая его салатом из креветок и всеми теми деликатесами, что были на столе. Официанты споро меняли пепельницы и посуду, шустро метались в бар за очередным спиртным. Всё было просто отлично, пока за соседним столиком не послышался женский визг.
- Держите! Держите, чтоб не упал! На стул сажайте! Скорую! Вызывайте скорую! - шум возбуждённых голосов и столпотворение на маленькой танцплощадке кафе заставили медиков невольно повернуть головы в сторону шума, а затем вскочить из-за стола.
Грузный мужик, странно дыша, синел на глазах. Удерживаемый на стуле кем-то из гостей, он порывался встать, но ему это не удавалось.
- Все пять шагов назад от больного - замедленный от алкоголя, но громкий голос реаниматолога подействовал на окружающих, и вокруг синеющего мужчины появилось свободное пространство. - Парни! Держите его, чтоб не упал. Официант! Музыку вырубите на... И заткнитесь все!
В мёртвой тишине раздался треск разрываемой ткани, пуговицы белой рубашки громко застучали по полу, сама рубаха была тут же задрана фельдшерами вверх, и врач приник ухом к голой спине мужика.
- ТЭЛА? (Тромбоэмболия лёгочной артерии. - Прим.) - один из коллег, стоявший чуть поодаль, мешал сильно любопытным войти в круг.
- Не. Подавился. Нож! Быстро! Парни! Кладём на пол.
Врач с соседней подстанции уже подходил, покачиваясь, к своим, держа в одной руке нож с тонким остриём, взятым у бармена. Вторая рука была занята бутылкой "Финляндии", из которой он на ходу обильно поливал лезвие ножа эксклюзивной водкой.
- Вы же его зарежете! Остановите их! - истерический крик женщины спровоцировал на подвиг двух официантов. Сдуру схватив вооружённого ножом медика, они попытались его обезоружить.
- Парни!
- Держи! - коллега протянул доктору нож, пока фельдшера, мгновенно отреагировав на внезапное нападение, щедро раздали оплеухи неудавшимся спасателям, по ходу дела отобрав у одного из бедолаг торчащую из нагрудного кармана шариковую ручку.
- Есть! - врач слегка отвёл ножом край разреза на горле мужчины. - Вставляй.
Один из фельдшеров аккуратно вставил в отверстие пластмассовую трубку, бывшую ещё секунду назад шариковой ручкой официанта. Трубка засипела, заплевалась брызгами крови и слизи. Лицо мужчины начало розоветь. В остекленевшие было глаза, паникуя, возвращалась жизнь. Но паниковать, будучи прижатым к полу крепкими руками медиков, было бессмысленно.
Через пару минут подъехала скорая.

- За ужин платить не надо. Всё оплачено. Как-никак отцу жениха жизнь спасли. Бутылку "Финляндии" спишем за счёт заведения. Заказанный вами коньяк сейчас принесут, - доселе серьёзный администратор улыбнулся и пошутил. - Это вам подарок от наших официантов за то, что вы их не убили.
Администратор секунду помолчал.
- А вот серьёзно... Если б я не сам увидел, а кто-нибудь мне рассказал, я б ни за что не поверил, что вся эта канитель по времени продолжалась меньше минуты. Как это у вас получается?

===

Лежала на сохранении в больнице. Для УЗИ нужен презерватив, у меня его нет. От уколов на попе шишка, медсестра дала ампулу магнезии, посоветовала развести пополам с водкой и делать компрессы. Ну и солёного хочется, классика.
Звоню мужу, прошу привезти мне в больницу презерватив, водки и солёных огурцов.
Долгая пауза...
- А ты где сейчас находишься, не забыла?

===

Знаете, конечно, эмблему медицины - палку, обвитую змеей. По легенде, это посох Асклепия. Шел будто бы древнегреческий врач Асклепий во дворец критского царя, и вдруг его посох обвила змея. Асклепий ее убил, но тут приползла другая змея с пучком травы в клюве и воскресила первую. Этой-то травкой Асклепий и вылечил царского сына.
Мне эта легенда всегда казалась довольно глупой и как бы принижающей высокую миссию медицины. Ну что за доблесть - отобрать у пресмыкающегося пучок травы? Ни ума не надобно, ни умения. Поэтому я обрадовался, когда услышал другую версию.
Есть, оказывается, такой вид паразитических червей - ришта, или дракункулюс. Типичный глист, но живет у человека не в кишечнике, а в подкожной клетчатке. Дорастает под кожей до восьмидесяти сантиметров, вызывает адскую боль и гнойные раны. Страдальцев, пораженный риштой, можно было встретить везде, начиная от Древней Греции и заканчивая Средней Азией каких-нибудь восемьдесят лет назад. Единственным способом избавиться от червя было вытащить его целиком из раны, наматывая на палочку, очень медленно и осторожно, чтобы не дай бог не порвался, а то заражение крови гарантировано. Процедура продолжалась иногда по нескольку дней и требовала большого опыта и терпения.
Так вот, некоторые историки считают, что медицинская эмблема на самом деле изображает не змею, обвившую посох Асклепия, а этого самого глиста, намотанного на палочку. Вот представьте себе того древнего врача, который целый день сидит на солнцепеке на грязном базаре и под вопли больного медленно-медленно, по миллиметру выматывает из гноящейся раны бесконечного червя, зная, что одно неверное движение - и все пропало. По-моему, это и есть самый правильный, честный и беспристрастный символ медицины, какой только можно придумать.

===

Английский хирург Джон Абернетти (1764-1831) был известен, помимо прочего, необычайной лаконичностью речи. Однажды к нему обратилась за помощью женщина с сильно опухшей рукой. Разговор прошел так:
- Ожог?
- Ушиб.
- Компресс.
Назавтра:
- Лучше?
- Хуже.
- Еще компресс.
Через два дня:
- Лучше?
- Здорова. Сколько?
- Ничего.
А после ухода дамы Абернетти с восхищением произнес невероятно длинную для него фразу:
- Удивительно умная женщина!

X-posted at https://jaerraeth.dreamwidth.org/610831.html
Subscribe

  • Доступным языком

    Был Хакон Черноусый славным хевдингом, бродягой и пиратом, как это у них, викингов-то, водилось; и вот однажды отправился он служить за звонкое…

  • Пришествие

    Старый раввин Исаак недовольно поморщился, услышав настойчивый стук в дверь. Он поставил на стол стакан со свежезаваренным чаем, положил обратно на…

  • Опиум для народов

    Божьи мельницы мелют медленно Посреди города Сиднея на одной из центральных улиц с редким названием "Бродвей" стояла церковь Святого Варнавы. А…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments