Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Category:

Дракон, Обезьяна и прочие-30

Баллада о лжи, верности и подобающем количестве покойников

"Когда божественный господин [Иэясу Токугава] отправился в Киото в годы Кэйтё, его принимал градоначальник Киото, владетель Итакура Кацусигэ. Господин даровал ему аудиенцию у Авата-гути [въезд в Киото по тракту Токайдо]. Божественный господин спросил: "Ты уже три года градоначальником здесь. Скольких преступников ты предал смерти?" Господин Итакура ответствовал: "Троих преступников приговорил я к смерти и казнил". "Трое за три года - это много", вздохнул божественный господин и только потом осведомился, все ли в порядке при [императорском] дворе. Между тем, ответ господина Итакуры о трех казнях был далек от истины. В действительности казненные исчислялись многими дюжинами, и "трое" ни в какой мере не приближалось к реальности. Этой ложью господин Итакура выражал преданность свою божественному господину. Ибо когда божественный господин задал вопрос, рядом находилось несколько киотских горожан более низкого положения (славных своей привычкой стоять на своем, когда дело касалось градоначальников). Когда они услышали этот разговор с господином Итакурой, они подумали "Наш правитель воистину милостивый человек - он явно дал понять, что для него жалкие три казни за три года - и те лишние. И как любезно с его стороны спросить об этом, прежде чем он поинтересовался делами двора. А вот господин Итакура, наоборот, человек бездушный. Сказал, что казнил троих, а, между тем, речь идет о дюжинах и дюжинах. Надо бы его поберечься". И страх перед господином Итакурой принес в город мир и порядок. Да, верность людей того времени измерялась иной меркой."
(анонимный Буё Инси)

Баллада о том, как Иэясу Токугава счел бережливость чрезмерной

Окубо Хикодзаэмон, он же Окубо Тадатака, он же автор бессмертной "Микава-моногатари", был неплохим командиром, замечательным бойцом (господину жизнь спасал неоднократно) и талантливым писателем - но язык за зубами у него держать не получалось. В принципе. Особенно если на язык подворачивалось что-то смешное. Вне зависимости от статуса собеседника и возможных очевидных последствий. Несвойственно ему это было. Его счастье, что Токугаве Иэясу было несвойственно разбрасываться людьми, особенно потомственными вассалами, особенно такими лояльными и полезными. Поэтому вопрос с длиной и неуправляемостью хикодзаэмонова языка был в какой-то момент решен раз и навсегда - и вовсе не так, как вы подумали. Полезному вассалу в качестве награды попросту разрешили говорить, что хочется - особам любого ранга. Сначала в княжестве - а потом в стране.
В результате Окубо счастливо дожил до 80 лет и в хрониках своих пел господину совершенно искренние дифирамбы.
Но уж и количество инцидентов с его участием было таково, что на отдельную книжку бы хватило.
Например. Позвал как-то князь Токугава всяческих вельмож в гости - и - принимать-то гостей надо, как положено, а не как хочется - подали на столики, в числе прочего, то самое знаменитое блюдо из журавля. Деликатес из деликатесов.
И после пира интересуется Иэясу у верного вассала - как ему блюдо.
- Да ничего так, - отзывается Хикодзаэмон. - Но вообще-то для меня в нем и не было ничего особенного. Я такое частенько ем.
Тут Иэясу несколько удивился. Во-первых, блюдо было и правда дорогое и редкое. Мало кто мог себе позволить есть такое регулярно. А во-вторых, практически никто из позволявших не был настолько самоубийцей, чтобы рассказывать об этом - ему. Самому большому поборнику скромности, бережливости и протягивания ножек по одежке по все три стороны моря. Но привилегия есть привилегия.
- Однако, - говорит Иэясу. - Ну раз ты это часто ешь, так, может, как-нибудь и меня угостишь?
- Да завтра же! - радостно отвечает вассал и уносится.
С утра он под воротами с огромной охапкой зелени и овощей. Вот, говорит, принес. Ничего, окромя этого, вчера в моей посуде не было. Ни волокнышка журавлиного. Хотя, мало ли, может, оно просто называется так... (До концепции "фальшивого зайца" Присолнечная тогда еще не дошла.)
Иэясу посмеялся - а позже все-таки вызвал поваров и сказал, что хотя бережливость и скромность - высокие добродетели, но совесть все же нужно иметь. Особенно если в числе гостей - Окубо. Потому что кто другой промолчит из вежества или страха, а этот же не станет.

Баллада о возвращенных головах

Был у Окубо сосед - и, видно, тот ему тоже что-то такое сказал или как-то пошутил, потому что сосед спал и видел, как бы с Окубо рассчитаться - но тоже смешно и нелетально. Поэтому обнаружив, что у того на краю усадьбы посадили замечательные дыни, сосед озаботился тем, чтобы плети перекинулись через забор. И когда дыни созрели, срезал их все - и послал в соседнюю усадьбу с уведомлением, что, мол, обитатели окубовской вторглись на его территорию и он порубил им головы - что является его законным правом. Ответ не замедлил. Окубо написал, что вторжение он и сам наблюдал, жаловаться тут нечего, зарубили и зарубили, но правила вежества-то в таких случаях требуют отдать тела обратно - для похорон. Соседи мы иль не соседи? Сосед икнул, плюнул и дыни вернул. И даже не стал настаивать на том, чтобы их и впрямь похоронили - а то мало ли что тот еще придумает.

Небаллада о роскоши и средствах передвижения

А изображают этого милого господина систематически вот так

Потому что после очередного ужесточения правил поведения, в частности, запрещавшего лицам ниже определенного звания путешествовать в паланкинах - дабы установилась в обществе должная стратификация, Окубо завел манеру демонстративно ездить во дворец в здоровенной кадушке для белья. Не паланкин? Не паланкин. И отстаньте от пожилого человека.

(Излагает, как всегда, Антрекот)

X-posted at http://jaerraeth.dreamwidth.org/605734.html
Subscribe

  • Пииты о пилитике

    Ода патрицию Широка страна моя родная, много в ней лесов, полей и недр. Только ей никто не управляет - так недавно объяснил премьер. В смысле - он…

  • Редакторы, поэты и литературоеды

    В советское время я работал в главном издательстве страны - "Художественная литература", план которого спускали сверху, из Госкомиздата, и он носил…

  • Флибустьер

    Поскрипывают мачты. Море дремлет, Тихонько шебурша во сне волнами, Что трутся об обшивку корабля, Ласкаясь, как мурчащие котята. Корабль тоже спит.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments