Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Category:

Литературные радости

И. Гутенберг плавит свинец...
И. Гутенберг заливает его в формы...
И. Гутенберг остужает литеры...
И. Гутенберг набирает сообщение...

===

Cидели большой компанией и развлекались тем, что по кругу сочиняли некое подобие женского романа. Каждый писал по половине предложения и передавал следующему. До поры до времени получалось что-то более-менее адекватное, но все испортил Моня, написав нечто настолько внезапное, что работа над романом тут же прекратилась.
Наташка: ...и он резким движением снял с себя синие обтягивающие джинсы.
Игорёха: Увидев его напряженный нефритовый стержень...
Моня: ...пегая корова Фроська выронила сигарету и сдохла.

===

Окольный путь


===

- Мне, пожалуйста, бургер и колу.
- Молодой человек, вы в библиотеке.
- Тогда собачье сердце и вино из одуванчиков.

===

Донцова допечатала последнюю страницу нового детектива, поставила точку и потом полчаса сидела в шоке: убийцей оказался совсем не тот, про кого она думала...

===

Книжное похмелье - это когда после прочтения действительно хорошей книги не хочется возвращаться в реальность.

===

Иду вчера по центру Минска и вдруг слышу за спиной звонкий детский голос:
- Папа, папа, кто это?!
Мужской голос, нравоучительно и даже отчасти благоговейно:
- Это, доченька, великий писатель! Когда ты вырастешь, вы с другими детьми будете изучать его в школе!
Оборачиваюсь и вижу папу, дочку и памятник Якубу Коласу.
(volha)

===

Отец сыну:
- И чему тебя в школе учат? Запомни, Достоевский ФМ - это не радиостанция, а великий русский писатель. Я в твои годы знал наизусть много его стихов.

===

Татьяна Григорьевна Гнедич (1907-1976), праправнучатая племянница знаменитого переводчика «Илиады» Н.И. Гнедича (1784-1833), училась в начале 1930-х годов в аспирантуре филологического факультета Ленинградского университета. Занималась она английской литературой XVI-XVII вв. и была ею настолько увлечена, что ничего не замечала вокруг. А в это время происходили чистки, из университета выгоняли «врагов»: формалистов, вульгарных социологов, недобитых дворян, буржуазных интеллигентов, уклонистов и воображаемых троцкистов.
Из мира елизаветинских поэтов Татьяну Григорьевну вернуло в советскую реальность решение одного из партсобраний: она-де скрывает свое дворянское происхождение. Узнав об этом, Гнедич громко выразила недоумение: как это она, нося фамилию старинного дворянского рода, могла скрыть свое происхождение?
Тогда ее исключили из университета за то, что она «кичится дворянским происхождением».
(sergeytsvetkov)

===
Ученики 11 классов школы "Золотое сечение" отвечают на вопрос - какой вам представляется главная черта русской литературы?
«Русская литература на остальном фоне больше всего похожа на айфон среди кнопочных телефонов. У нее ОЧЕНЬ много функций. Это потому, что нет ни философии, ни социологии, ни экономической науки, а только есть одна литература, которая работает за все. В результате русский читатель похож на человека с самым продвинутым айфоном, но без автомобиля, без документов и часто без штанов».
«Русская литература больше всего похожа на автомат Калашникова, в том смысле что это главный национальный бренд и она отличается высокой надежностью, испортить ее вообще почти невозможно. Но есть довольно много мифов. Пишут, например, что автомат Калашникова вообще придуман немецким конструктором. Пусть это даже неправда, но русская литература все равно опиралась на европейские образцы. Правда, ее убойная сила выше, и она проще разбирается, т.е. почти всегда видно, как свинчено».
«Русская литература похожа на селфи. Толстой про кого бы ни писал, всегда видно Толстого. И это правильно, так честнее. Диккенс дает читателю представить себя то Копперфильдом, то Твистом. А Толстой дает почувствовать себя Толстым».
«Русская литература похожа на «Игру престолов» и, в общем, она этот жанр выдумала. Потому что там много любви, смерти и еды. Это читать всегда интересно, потому что есть и любить хотят все, а умирать всем придется. Русская литература особенно талантливо описывает еду и секс, а на смерти она вообще, по-моему, зациклена. Иногда немного пейзаж. Но это если у автора есть свободное время (Тургенев)».
«Русская литература напоминает женщину, потому что она милосердна и не боится боли (мужчина от больного зуба на стену лезет, я видела). Еще она напоминает женщину тем, что высоко ценится за границей, а дома ей все время нельзя то одного, то другого. Глупые люди! Если бы вы не ругали ее все время и не мучали дурацкими запретами, вы были бы с ней счастливы!»
(tarnegolet)

X-posted at http://jaerraeth.dreamwidth.org/577517.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments