Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Самурайские лирические

Японский дух

Португальцы и испанцы ценили японцев гораздо выше, чем прочих азиатов. Воинственность, презрение к смерти, забота о чести - достойные качества, с точки зрения идальго. Правда, у этих добродетелей была и обратная сторона. "Японцы высокого мнения о себе, поскольку думают, что никто не может сравниться с ними в храбрости и владении оружием, и они смотрят свысока на всех чужеземцев. ...Они очень вежливы друг с другом, но презирают всех остальных." ("Письма" Ф.Хавьера).
Горячих южан впечатлял и самоконтроль самураев, их невозмутимость перед боем. "Они сдержанны в эмоциях и никогда их не показывают...Даже если двое - смертельные враги, они улыбаются друг другу и соблюдают все правила вежливости. И, улучив момент, выхватывают свои тяжелые мечи, острые как бритва, и убивают врага с первого-второго удара." (Алессандро Валиньяно, "Жизнь святого Франсиско Хавьера").
Капитан Андре Пессоа, приведший в Нагасаки нао "Мадре де Деуш", знал это все по личному опыту. В 1606 он командовал бастионом во время обороны Малакки, где японские наемники были главной ударной силой португальцев во всех вылазках. А в 1608 увидел и обратную сторону. "Мадре де Деуш" тогда находился на стоянке в Макао, и Пессоа (как капитан "Черного корабля"), был высшим должностным лицом в городе.
Экипаж стоявшего в порту японского судна устроил бесчинства и драки, португальский судья был ранен, несколько его людей убито. Начались вооруженные столкновения. Пессоа пришлось штурмом брать дома, где засели японские матросы. Около 30 из них погибло в ходе боев, а одного он повесил. Неосторожный шаг - владельцем их корабля был дайме Арима Харунобу. Когда в июле 1609 нао наконец прибыл в Нагасаки, Арима уже ждал его с нетерпением.
Несколько месяцев Пессоа пытался погасить конфликт, уверяя в законности своих действий. Его груз (в основном китайский шелк) был важен для сегуна. Т.е. была надежда, что жадность перевесит, однако в начале января 1610г. сегун все же дал Ариме разрешение на силовую акцию. Как назло, стоял штиль и выйти из гавани нао не мог, но сдаваться Пессоа не собирался.
"Мадре де Деуш" был огромным, неповоротливым грузовым судном, и на 900т. - всего 14 пушек. Все же японцы понимали, что в светлое время шансов у них нет, перетопят. Три ночи подряд самураи атаковали корабль на десятках лодок, набитых мушкетерами и лучниками. Португальцы подпускали их поближе и расстреливали бортовыми залпами, сопровождая пушечный огонь издевательской игрой на флейтах. Провалилась и атака брандеров, и попытка ныряльщиков перерезать якорный канат.
Наконец, вечером 6 января японцы предприняли последнюю попытку. Десант значительно усилили (до 2-3 тыс. человек). Кроме лодок со стрелками, появился хай-тек - деревянная плавучая башня с мушкетерами, установленная на 2 связанных джонках. Чтобы избежать огня бортовых орудий, джонки с башней зашли со стороны кормы, где у португальцев была лишь одна пушка (вторую перетащили на нос, защищать якорный канат). Под прикрытием огня из башни некоторые лодки смогли подойти к нао и начать абордаж.
Первых высадившихся японцев перерезали. По словам испанского купца Б. де Авила Хирона, Пессоа лично зарубил двоих. Но затем вспыхнул порох на палубе (возможно, от ручной гранаты, выпавшей из рук португальского матроса). Тушить некому - людей мало, большая часть команды не успела вернуться на борт до начала боев. Судно охватил пожар. Увидев, что все пропало, Пессоа запалил пороховой погреб. Взрыв отправил на дно и судно, и защитников с нападавшими, и, самое обидное, груз шелка и серебра на огромную сумму.
Поступок вполне в самурайском духе. Память о нем жила в Нагасаки долго, со временем обрастая фантастическими деталями. Э.Кемпфер в "Истории Японии" дает описание боя со слов местных (сам он был в Нагасаки в 1690). "Мадре де Деуш" к тому времени превратился у них в "испанский трехпалубный корабль". Испанцы, сражаясь, отступают вниз, каждый раз взрывая очередную палубу у себя над головой. И так 3 раза подряд, пока не доходят до трюма, где геройски погибают, уложив 3000 врагов. Похоже, "смотреть свысока на всех чужеземцев" Пессоа самураев отучил.
Трагедия "Мадре де Деуш" повторилась 200 лет спустя - как и положено, в виде фарса. Страна давно уже была закрыта для европейцев (кроме голландцев) под страхом смерти. Но в 1808 английский фрегат "Фаэтон" нахально зашел в Нагасаки, захватил заложников и, угрожая сжечь все суда в бухте, потребовал предоставить воду, дрова и провизию.
Конечно, "Фаэтон" превосходил силы гарнизона и по огневой мощи (38 пушек плюс 10 карронад), и по числу бойцов. Но, вдобавок, дневник Токуйемона (помощника губернатора Нагасаки) рисует печальную картину всеобщей паники и трусости. Офицеры, на глазах которых англичане взяли заложников, смогли лишь доложить губернатору: "..внезапно 15 человек с обнаженными саблями и пистолетами вскочили со дна шлюпки, схватили их и увезли в мгновение ока. Они были как свирепые тигры. Они двигались так ловко, и выглядели так грозно, что приблизиться к ним было нельзя." Примерно так когда-то описывали европейцы прежних самураев. "Но мы, тем не менее, преследовали их и хотели было уничтожить, но подумали, что это может вызвать осложнения. Поэтому решили лучше вернуться и обо всем доложить."
О самурайской невозмутимости тоже не было и речи. Одни беспорядочно бросались с копьями к берегу, чтобы остановить воображаемый десант, другие массово "заболевали". "Все говорили, что высадились русские, и многие готовились бежать из города. Люди в панике метались по улицам, стоял крик и шум, распространялись самые нелепые слухи."
Губернатор Мацудайра Ясухира, правда, угрожал сжечь фрегат, "как мы сожгли здесь испанский корабль 90 лет назад" (память о Пессоа, пусть искаженная, все еще сохранилась). Но подчиненные саботировали его приказы. И немудрено - приказы состояли в том, чтобы атаковать фрегат в 48 орудий посредством лодок, "в каждой из которых будет 10 копий, 5 луков и 6 фитильных мушкетов". В результате японцы, так ни на что и не решившись, выполнили все требования англичан и дали им спокойно уйти.
Кто-то скажет, что к 19 в. воины Ямато измельчали. Но Мацудайра, например, после ухода "Фаэтона" поступил традиционно: "я увидел, что он, сидя на ковре, сделал длинный разрез на животе ниже пупка, а затем вонзил кинжал себе в горло по рукоять." Самурайский дух был вполне жив, только он не очень помогал против пушек - а умирать и "южные варвары", если надо, умели не хуже.
(satchel17)

===

Интерес

Первый всплеск интереса к Японии, всему японскому, в том числе и традиционному японскому комплексу вооружений, произошел в конце 19-го века. Тогда японская экзотика впервые набрала популярность в Европе. Само собой, есть клейкий рис с сырой рыбой ни одному порядочному европейцу в голову бы не пришло, но вот веера, кимоно, вообще шелковые ткани с японскими принтами прочно вошли в обиход. Тогда же и познакомились европейцы с джиу-джицу и японским холодным оружием. В то же время второе никакими суперлегендарными свойствами не наделялось, а воспринималось исключительно как забавный экзотический предмет в коллекцию...

(borianm)
(И все же косплеить хатамото Вилли Адамса в пенсне - это нечто... - jaerraeth)

X-posted at http://jaerraeth.dreamwidth.org/507473.html
Subscribe

  • Встречи на дорогах

    Я заезжал задом в гараж, и попросил сына помочь мне и сказать, когда я доеду до стены. После того, как я услышал "Бам!", сын сказал мне: "Ровно…

  • Sssstudentessss

    - Профессор, что такое точка? - Точка - это прямая линия, если смотреть ей в торец. === ххх: Теперь на просветительскую деятельность нужно…

  • Он и Она

    - Все мужики - козлы! - Верно, дорогая. - И ты тоже! - Конечно, дорогая. - И почему только я вышла за тебя замуж?! - А вот теперь мы плавно перешли к…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment