Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Categories:

Хоть, право, я не дуэлянт...

О миротворцах-секундантах

Секундант должен уметь не только заряжать пистолеты. Его обязанность, прежде всего - постараться погасить конфликт и предотвратить дуэль. Это не каждому дано. В "Искусстве дуэли", изданном в Англии в 1836 г., автор советует никогда не брать в секунданты ирландцев. "Потому что из-за их врожденной любви к дракам они не смогут придти к дружескому соглашению."
Наверно, не стоит так обобщать об ирландцах, они тоже разные. Взять, например, Эндрю Джексона, 7-го президента США. Его родители были из Ольстера, но этнически ближе к шотландцам. Считать ли его ирландцем? На первый взгляд, вся его биография - подтверждение английского тезиса, такого любителя драк еще поискать. Но ведь и он однажды старался закончить дело миром! В каком-то смысле.
В 1813 г. Джексон в ранге генерал-майора командовал бригадой милиции Теннесси. В начале июня в Нэшвилле случилась ссора: молодой офицер Л. Джонстон обиделся за что-то на инспектора бригады капитана В. Кэролла. Но тот отказался с ним драться: Джонстон ему не ровня. Тогда Джонстон поручил своему секунданту Джесси Бентону передать повторный вызов. В случае отказа из-за социального неравенства секундант имел право сам занять место принципала, и Джесси этим правом воспользовался. Он - брат полковника Томаса Бентона (командира пехотного полка бригады), социальный статус у него в порядке.
Кэролл, не имея теперь предлога для отказа, попросил Джексона быть его секундантом. Тот согласился, надеясь примирить их. И добросовестно постарался уладить дело, указывая, что у Кэролла с Бентоном нет никакой ссоры. Джесси, однако, настаивал на поединке. Томас Бентон мог бы повлиять на брата, но он был в командировке в Вашингтоне и про вызов не знал.
Поэтому дуэль все же состоялась. Доблестные офицеры-ополченцы толком не умели стрелять из пистолета, так что дистанцию выбрали минимальную и условия простые: противники встали спинами друг к другу в 3 метрах, по команде повернулись и выстрелили. Кэроллу оторвало пулей часть пальца, Джесси получил касательное ранение в ягодицу. Вроде слава богу, легко отделались.
Не тут-то было. Необычное ранение Джесси стало предметом шуток всего города. Пошли слухи, что он, испугавшись выстрела в упор, пригнулся и стоял задом. Джесси стремился к дуэли, чтобы прославиться, а стал посмешищем.
Тут вернулся Томас Бентон, узнал обо всем и пришел в ярость. В том, что такая дуэль состоялась, он винил Джексона как командира и секунданта. Сам-то Бентон в это время ходил по инстанциям, добиваясь возмещения личных расходов Джексона на содержание бригады, и вот так друг его отблагодарил!
Джексон очень не любил, когда его в чем-то винили, тем более зря - он же старался все уладить. За своим братом надо было лучше смотреть! Слово за слово, и Томас послал Джексону письмо с обвинением в "низком и нечестном поведении". После чего до Томаса дошли разговоры, что Джексон всюду носит с собой кнут и угрожает при встрече отстегать его. Реакция Бентона понятна. Оба уже ходили вооруженными до зубов.
Развязка произошла 4 сентября в гостинице City Hotel в Нэшвилле. Оба Бентона находились в холле, когда вошел Джексон с кнутом в руке, за порогом стояли его друзья Д. Коффи, С. Хейз и А. Дональдсон (и, возможно, капитан Хэммонд). Бентоны имели по два пистолета, заряженных двумя пулями каждый. Джексон - пистолет, шпагу и кнут, его друзья - пистолеты, шпаги и кинжалы.
Кто первый начал, кто что делал, не очень понятно, такая вышла суматоха. Ясно одно - началась всеобщая стрельба и рубка, милая сердцу любого ирландца. Видимо, Джексон выстрелил из пистолета, Томас из двух, Джесси и Коффи из одного каждый. Хейз бросился на Джесси со шпагой-тростью, но в выпаде сломал клинок обо что-то, затем повалил Джесси на пол, нанося удары кинжалом. Джесси отбивал удары руками и пытался застрелить Хейза, но его второй пистолет дал осечку. Дональдсон кинжалом нанес Томасу несколько легких ранений, Коффи тоже пытался ударить его рукояткой пистолета по голове. Пятясь от нападавших, Томас упал и скатился с лестницы.
Когда всех разняли, Джексон лежал на полу в луже крови, с двумя пулями в раздробленном левом плече. Удивительно, но больше никто серьезно не пострадал. Джексону хотели ампутировать руку, но он не дал согласия, и, к счастью, выжил и сохранил руку. Через месяц он вернулся в строй и повел ополчение Теннесси на "Крикскую войну".
P.S. В общем, все закончилось хорошо. Томас Бентон стал знаменитым сенатором, Кэролл - губернатором Теннесси. Джексон, естественно, президентом. С Томасом он позже возобновил дружбу, вместе работая в сенате. Правда, рана в плече мучила еще долго, одну из пуль извлекли только через 19 лет. Вот и мири этих дуэлянтов. А ведь так хотелось хоть раз побыть ирландцем-миротворцем.

===

Народная медицина

Дуэль - традиция дворянская, идущая с воинственных времен средневековья. Нередко повод был пустяковый, но даже в середине 19 века архаичный кодекс чести вынуждал лить кровь.
Такое варварство не могло не возмущать интеллектуалов, особенно врачей, "слишком хорошо знающих, какие повреждения производит в организме пуля весом в пол-унции". Ведь медики - люди самой гуманной профессии!
Да, они тоже иногда дрались, "но не из-за красивых глазок или бутылки кларета, а из-за аневризмы подключичной артерии". Это совсем другое дело.
Цитаты выше из "American Medical Gazette" за дек. 1859 г., повествующей о сложных отношениях Д. Фостера и С. Чоппина, врачей из Charity Hospital (больницы для бедных) Нью-Орлеана. Их профессиональные трения начались еще в 1856 г., когда студент-медик (ученик Чоппина в колледже) решил посетить карнавал. Там он получил от студента-юриста тяжелое пулевое ранение и был доставлен в госпиталь. Его лечащим врачом был хирург-резидент Фостер, но и Чоппин как наставник не мог остаться в стороне.
В результате больного посещали поочередно и тот, и другой, каждый лечил по-своему. Фостер велел медсестре выбрасывать лекарства Чоппина в окно. В конце концов они случайно встретились у кровати студента, вспыхнула ссора, а затем "жестокая кулачная драка". Их разняли, но на следующий день они стрелялись во дворе госпиталя на дробовиках. К счастью, оба промахнулись, дело замяли, и все закончилось хорошо. Больной, правда, умер.
Но борьба за здоровье народа только начиналась. В 1859 г. в госпиталь поступил больной с аневризмой подключичной артерии. Операция предстояла сложная, мнения врачей о ее методе разделились. Прошла неделя, а больного все не оперировали. Чоппин, желая доказать свою точку зрения, предложил пациенту перейти в его личную клинику. Операция и уход будут бесплатными, и он еще заплатит больному 50 долларов. Тот с радостью согласился, но Фостер, узнав об этом, приказал клеркам не выписывать его.
27 августа больной собрал вещи и хотел уйти, но привратник отказался его выпускать. Приехал Чоппин, сам оформил выписку и хотел забрать больного, но тут появился Фостер. Состоялся классический диалог:
Чоппин: "Вы смотрите на меня, сэр?"
Фостер: "Да, сэр, я смотрю на вас!"
Чоппин: "И что вы обо мне думаете?"
Фостер: "Я думаю, что Вы гнусный мерзавец!"
На Юге это вполне заменяло вызов. Фостер извлек 5-зарядный револьвер, у Чоппина в карманах случайно оказались два "дерринджера" и нож-боуи. Не тратя времени на формальности, они открыли огонь. Одна из пуль Фостера пробила шею Чоппина, задев яремную вену. Другая "попала ему в тазовую область, вошла в боковой карман штанов и вышла через шов штанины". Чоппин выстрелил из двух пистолетов, но неудачно - одна пуля мимо, другой он попал себе же в руку (в момент ранения в шею его рука с пистолетом дернулась). Несмотря на все раны, он бросился на Фостера с ножом, но подоспевшие студенты разняли противников.
В репортаже местной газеты "Дерби" (за 28 авг. 1859 г.) говорится, что Чоппину немедленно наложили швы, и он, вероятно, выживет. Фостера арестовали, но тут же отпустили, претензий ни у кого не было. Во время перестрелки больной сбежал, так что и здесь исход благополучный.
Врачи этого госпиталя вообще отличались бескорыстной любовью к людям, не всегда находившей понимание даже в медицинской среде. Еще в 1838 г. тогдашний хирург-резидент Ч.Лазенберг удалил катаракту пленной индианке племени семинолов, заплатив ей за это 5 долларов. Сам он обьявил операцию успешной, но у коллег она вызвала споры. После расследования его исключили из городского "Физико-медицинского oбщества" за некомпетентность. В постановлении "oбщества" от 9 июня 1838г. указано, что в результате операции индианка полностью ослепла на левый глаз, и частично - на правый.
Также приложено письменное свидетельство доктора Кера, что и моральный облик Лазенберга небезупречен. Готовясь к дуэли с другим доктором, "он имел привычку подвешивать трупы умерших пациентов и стрелять по ним из пистолетов, тренируя меткость". Постановление справедливо замечает, что родственники покойных могли быть недовольны.
Лазенберг факты стрельбы не отрицал, но упреки во врачебной ошибке его огорчили, и он вызвал на дуэль еще двух докторов "oбщества". Слава богу, поединки не состоялись, а то население осталось бы вообще без медпомощи. Лазенберг затем продолжил успешную карьеру, основав собственное "Медико-хирургическое oбщество Луизианы".
Ничего не скажешь, профессиональный подход. Научные дискуссии гуманистов - это вам не дикие дворянские предрассудки.


Великодушие смягчает сердца

Когда-то давно я написал пост о дуэлях в "Ромео и Джульетте". В Вероне "две равно уважаемых семьи" всю дорогу режутся на поединках, что вызывает у зрителя жалость и возмущение. Действительно, какая дикость - протыкать кого-то шпагой лишь потому, что он из другого клана. "Дуэль" и "вендетта" тут - почти синонимы.
Но Шекспир сам в Италии никогда не был. А вот его соотечественник Томас Хоби побывал в тех краях и узнал, как выглядит настоящая вендетта. В своих записках о Венеции 1549 г. Хоби вспоминает: "Граф Саворньян плыл в гондоле по Гранд-каналу. У одного из домов стояла лодка для перевозки фруктов. На дне лодки, прикрытые циновками, лежали 7-8 человек с аркебузами. Когда гондола графа поравнялась с ними, они выстрелили все вместе, целясь в него. Когда Синьория узнала об убийстве, арестовали Франческо делла Торре, но, хотя его и подвергли пытке веревкой, он не признался в соучастии."
Факт имел место, хотя Хоби многое перепутал (может, память подвела). В реале, наоборот, Саворньян устроил этот мини-Трафальгар посреди города. Две его "фруктовые" лодки с замаскированными бойцами зажали на Гранд-канале гондолу делла Торре, расстреляли ее из аркебуз, а затем в абордаже добили выживших.
Это был один из эпизодов вендетты между кланами Саворньян и делла Торре, длившейся около 300 лет. Жили они, правда, не в Вероне, а в другом регионе Венецианской республики, Фриули.
С присоединением к Венеции в 1420 г. Фриули стало пограничным регионом, испытавшим и атаки ландскнехтов Империи, и опустошительные турецкие рейды. Это окрасило давнюю вендетту в политические тона (Саворньяны были лояльны венецианской Синьории, а делла Торре подозревали в имперских симпатиях). Кроме того, жители Фриули привыкли к оружию, часто принимая участие в ополчении. Так что, когда в начале 16 в. командиром ополчения стал Антонио Саворньян, следовало ожидать взрыва.
Результатом был "Жестокий жирный четверг" - резня в Удине 27 фев. 1511 г. В этот день началось все с пустяка - один из делла Торре попытался нарисовать эмблему своего клана на колодце в "чужом" районе. Вспыхнула драка, и на протяжении нескольких дней в городе и окрестностях шли массовые убийства, грабежи и поджоги. Делла Торре пытались отсидеться в своем дворце, но сторонники Антонио Саворньяна осадили его, ведя огонь из арбалетов и аркебуз. А затем выкатили захваченные в арсенале Синьории фальконеты, провели бомбардировку и взяли дворец штурмом. Погибло до 50 человек клана делла Торре, часть трупов бросили на базарной площади на сьедение собакам.
Затем война и стихийные бедствия на время отвлекли дворян Фриули, но через год пришла ответка. Кровники подстерегли Антонио, когда он выходил из собора, "...и он упал с раскроенной головой. И прежде, чем он умер, пришел огромный пес и сьел его мозги, и никто не может отрицать, что его мозги были сьедены." (А. ди Коллоредо, "Хроники Фриули").
Сам Коллоредо, впрочем, там не присутствовал "поскольку, как священник, я не хотел принимать участие в убийстве". Так что эпизод с псом (к которому в последующих отчетах добавилась свинья) может быть просто выдумкой делла Торре, оскорбленных обращением с телами родни в "Жестокий четверг".
Вендетта продолжалась еще много лет, включая такие красочные эпизоды, как упомянутый морской бой в центре Венеции и отправка оппонентам посылок с взрывными устройствами. Широко применялся наем "брави" - профессиональных бандитов со стороны. С таким энтузиазмом кланы вполне могли бы взаимно уничтожить друг друга.
К счастью, в Италии начался период "дуэльной лихорадки", который позже так осуждали гуманисты. А с ним пришла культура публичных вызовов и контрвызовов, изощренных дискуссий о процедуре поединка. Просто резать кровников стало для аристократа не совсем приличным.
В результате вендетта приняла виртуальный характер. Члены кланов лет пять обменивались многословными печатными манифестами: вызовами, критикой неправильно составленных вызовов, памфлетами на непринявших вызов и т.д. Реальная же дуэль состоялась только одна, в 1564 г. (оба противника были ранены, но выжили), после чего "война памфлетов" продолжилась.
Наконец, 14 апр. 1568 г. произошел поединок между Ф. Саворньяном и Т. Аркано, оба погибли. Теоретики дуэлей признали ничью, честь обоих семейств была удовлетворена, и Синьория (которой все это порядком надоело) смогла, наконец, принудить кланы к миру. Прогресс по сравнению с 1511 г. налицо.
Хотя и там были плюсы. В ночь перед "Жестоким четвергом" племянник Антонио Саворньяна, Луиджи да Порто, увидел 16-летнюю девушку. Красота синьорины произвела на него впечатление (особенно по контрасту с последующей мясорубкой). Через несколько лет он написал новеллу с посвящением ей, "История двух благородных влюбленных". Речь там шла о предмете, хорошо ему знакомом - кровавой вражде двух семей. Только действие перенес в Верону 14 в., а кланам дал новые имена, Монтекки и Каппеллетти. Главные герои, Ромео и Джульетта, пытаются сохранить любовь в этом кошмаре, и, конечно, погибают.
В конце, как положено, мораль, и довольно неожиданная. "Куда ты исчезла, верность женщин? Кто из нынешних может похвастаться верностью, доказанной смертью, какую Джульетта показала Ромео? Много таких в наше время, кто, вместо того, чтобы умереть со своими возлюбленными, постараются добыть других. Несчастны любовники наших дней, они никогда не могут надеяться, что их дамы умрут вместе с ними." Современность явно казалась автору недостаточно брутальной.
Уже много позже Шекспир внес в сюжет актуальную для Англии конца 16 в. тему бессмысленности дуэлей. Кто спорит, дуэль - штука жестокая, и не лучший способ решения проблем. Но это смотря с чем сравнивать...

(истории от satchel17)

X-posted at http://jaerraeth.dreamwidth.org/476713.html
Subscribe

  • Встречи на дорогах

    Я заезжал задом в гараж, и попросил сына помочь мне и сказать, когда я доеду до стены. После того, как я услышал "Бам!", сын сказал мне: "Ровно…

  • Sssstudentessss

    - Профессор, что такое точка? - Точка - это прямая линия, если смотреть ей в торец. === ххх: Теперь на просветительскую деятельность нужно…

  • Он и Она

    - Все мужики - козлы! - Верно, дорогая. - И ты тоже! - Конечно, дорогая. - И почему только я вышла за тебя замуж?! - А вот теперь мы плавно перешли к…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment