Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Category:

К вопросу о Киплинге...

Бремя Белых
      
      Несите бремя белых -
      Винтовку "Браун Бесс",
      А также "парабеллум" -
      С прикладом или без.
      
      И если нелюдимых
      Увидишь дикарей -
      Взводи затвор "Максима"
      И пули не жалей!
      
      Пускай несутся в горы,
      И там стучат в тамтам,
      Тяжелые линкоры
      Достанут их и там!
      
      Какая к черту рифма,
      Зато ложится в ряд!
      Добавь побольше ритма -
      Мочи их всех подряд!
      
      У варваров дубинки
      И толстый барабан,
      Смертельные дробинки
      Отправит в них шотган!
      
      Во имя страшной мести,
      Все сможем превозмочь,
      Тактический винчестер
      Стреляет день и ночь!
      
      Вокруг мозги повисли.
      Их в клочья разнесет
      Продукт гигантов мысли -
      Тяжелый пулемет!
      
      Пускай стреляют пушки,
      Снаряды смерть несут,
      Сжигай их деревушки,
      Пускай они умрут!
      
      И пусть дикарь-скотина
      Падет немедля ниц,
      Увидев господина,
      Что бел и бледнолиц!
      
      И пусть лежит несмело,
      Страдая животом,
      И нашей Расы Белых
      Останется рабом!!!

      
Восток и Запад      
      
      Камал с двадцатью людьми побежал на границу мятежных племен.
      В погоню за ним полковник послал элитных стрелков батальон.
      Они погрузились в большой вертолет, а джипы пустили вперед.
      Прицел инфракрасный настроил пилот: - Камал от меня не уйдет!
      И спутник включился в охоту за ним, лучом проведя по земле.
      АВАКС устремился в заоблачный дым, подобный волшебной стреле.
      Спецназ, паратруперс и танковый взвод, союзников сводный отряд
      Отправились вслед за Камалом в поход, желая надрать ему зад.
      Камал между тем продолжает свой путь, до самого сердца страны,
      Дорога одна, никуда не свернуть, но здесь ему люди верны.
      Здесь Запад есть Запад, Восток есть Восток, и в небе бегут облака...
      Вдруг трижды ударили пули в песок! Но нигде он не видел стрелка.
      Взбесился под ним перепуганный конь - а не было прежде смирней.
      Стрелок-невидимка продолжил огонь, и остался Камал без людей.
      От этих событий Камал офигел, ударили словно под дых.
      Стрелок на борту вертолета сидел - за три километра от них.
      Камал пистолет из кармана достал, хотел повернуться назад,
      Но через секунду мозги расплескал ему реактивный снаряд.       
      
      Ты знаешь, где Запад? Где ищут Восток? А с картой найдешь или без?
      Забудь эти глупости древних, сынок, и просто возьми Джи-Пи-Эс.
      И сильные люди у края земли лицом к подлецу не стоят,
      А в космос уводят свои корабли, на линкорах моря бороздят.
      Но если решишься врагу на Восток достойный отправить ответ,
      Пусти по цепям электрический ток, и просто войди в Интернет.

(http://samlib.ru/m/magnum/kamal2006.shtml)

===

Синее золото

      Синее золото плавят горящие небеса,
      Синее с желтым знамя в них подняла Хальса.
      Снова на наши плечи примем, от пашни встав,
      Священное Пятиречье, наш золотой Пенджаб.
      
      Забыв о смертях и ранах, признав лишь один исход,
      Пилоты в двухцветных тюрбанах режут винтами восход.
      А по равнинам бурым идут в пыли и огне
      Танки с именем Гуру на лобовой броне.
      
      Hе зря сверкание стали - веры избранных знак,
      Вышли на бой Акали - Хальсы железный кулак.
      Свирепо снаряды воют, кровь запеклась в пыли -
      Кровью ниханги омоют синь Золотой Земли.
      
      Восток сошелся с Востоком, бой кровав и жесток -
      Восток есть Восток - но только есть и Дальний Восток...
      Синее небо хмуро от краснокругих стай,
      Hо клич победный "Джай Гуру!" громче, чем крик "Банзай!".
      
      Сошлись, винтовки отбросив - кровь бойцов горяча -
      Кирпан и чакра против изогнутого меча...
      Кровь перемешана с пылью, но плуг воитель возьмет,
      И на крови обильной золото расцветет.


Извилистый дымный след...
      
      Ночь тяжела и жестока, рассвет тяжел и багров,
      - Смотри, восходит с востока множество алых кругов.
      Пилоты в священном трансе, их крылья острей ножа,
      И с ними Аматерасу, Небесная Госпожа.
      Но против Царицы небесной, против её полков,
      Те, кто не побоится даже Ветра Богов:
      Всадники на турбинах, с пушками на крыле,
      Новые паладины в стали и оргстекле.
       Это не полубоги, не ангелы даже на треть,
       Всё, что они умеют - летать, стрелять и гореть.
       Последнее, впрочем, реже: Подписью их побед
       Враг оставляет в небе извилистый дымный след.

      Воют винты и турбины над мутной рекой Меконг,
      Бьют снаряды и пули в синий небесный гонг,
      Сплелись в ритуальном танце грохота и огней
      Аматерасу-солнце с Властительницей Морей.
      Но для Востока отныне лишен успеха поход,
      Время настало богине скрыться в Небесный Грот,
      Локаторы шарят в небе сотней невидимых рук,
      К закату, на запад, прорвался единственный алый круг.
      И это работа смертных, тех, кто горел на лету,
      В вихре огненных клочьев рушился в пустоту,
      Из тех, кто горел и падал, был сбит и врага сбивал,
      Можно курган насыпать, чтоб выше Тибета встал.
       Но если восстанут боги с громами наперевес,
       Как пепел от сигареты, богов отряхнут с небес,
       Пушки забьются в злобе, залают громам в ответ,
       И в небе оставят боги извилистый дымный след!


На площади в Кришнангаре...
      
      На площади в Кришнангаре, где душит жара патрули,
      Как камень в пустынном загаре, в бурой дорожной пыли,
      В выгоревшем мундире, дважды пробитом свинцом,
      Забыв навсегда о мире, сидит Потерявший Лицо.
       Проходят мимо солдаты, пытаясь, в который раз,
       Понять, что за пламя мерцает в узких прорезях глаз,
       Одна у них пыль на лицах и солнце над головой,
       Но ниже смерти унижен, тем, что еще живой,
       Японец не шелохнется, не бросит взгляда в ответ:
       Солдат старше солдата всего на тысячу лет...
       Что ему пыль и солнце, что ему смерть и жизнь,
       Что ему новомодный западный гуманизм!
      Стершийся, как монета, патиной пыли зарос,
      Он не служит ответом ни на один вопрос,
      Застыл, как бронзовый Будда, горящий больным огнём,
      Но для него нет чуда, и нет смирения в нём.
      

Бригада имени Авраама Линкольна,
       или
Янки из Коннектикута на Волжском фронте
      
      Улыбка во все сорок восемь зубов, грубый, простой разговор,
      - Американца портрет готов, знакомый с давнишних пор.
      Но на любом оставляют след немецкий плен и Сибирь,
      Где, колючей проволокой одет, небосвод раскинулся вширь.
      От прежнего янки нет ничего - зубы в деснах наперечёт,
      И к Европе с Азией у него появился собственный счёт:
       Янки в драке не промах, не трусит в бою, и умеет в яблочко бить,
       Если кровь проливать доведётся свою, почему бы её не пролить?

      ...Воет ветер в Поволжье, как раненый волк - не дожить ему до утра,
      А на левом фланге - татарский полк, а на правом теперь дыра:
      Там вчера упал самолет-снаряд, разметав облака и лёд,
      И позёмка вторые сутки подряд ядовитую пыль несёт.
       Янки в драке не промах, не трусит в бою, и умеет в яблочко бить,
       Если кровь проливать доведется свою, значит, так уж тому и быть...


Oerlicon-Elephants (слоны туземной зенитной артиллерии)
      
      Вот в джунглях рёв прокатился, вот крики людей слышны,
      Полог ветвей расступился, и вот - выходят слоны.
      Бока их в белесых шрамах, уши - как решето,
      Упряжь стара, и в заплатах, но с ней сплетены зато
      Знаки доблести джунглей, трофеи битв высоты -
      Хвосты растоптанных тигров, подбитых "Зеро" винты.
       Слонов не сменили машины, которыми движет пар,
       Слоны легко пережили бензиновый чад и угар,
       Из века в век исполняя работу любой войны,
       Лбами её толкали перед собой слоны.

      В новой войне нет тыла - с воздуха каждый открыт,
      Лязганье траков сменило топот конских копыт,
      Но лошадь слаба для "пом-пома", а тракторов хватит не всем,
      В джунглях железного лома довольно без этих проблем!
      Вот тут-то и выручает с хоботом "вездеход":
      Слону нипочём кустарник и топь бесконечных болот,
      Несколько сотен фунтов - турель в четыре ствола,
      И трубчатые опоры, по три на сторону седла...

      Но только одну способность надо в виду иметь:
      Слон не глупей человека, и знает, что значит смерть.
      А стало быть, взявши стадо, надо отметить в нём
      Тех, кто не побоится, не взбесится под огнём,
      И выбрать из них такого, что в деле не подведёт,
      Когда, раздирая небо, обрушится первый налёт,
      Такого, что ныне и присно вынесет все труды:
      Марш в раскалённой пустыне, где сутками нет воды,
      Джунгли, болота, и горы, где холод кусает за нос,
      И в небе, сжигающий нервы напев металлических ос...
       Слонов не сменили машины, которыми движет пар,
       Слоны легко пережили бензиновый чад и угар,
       Из века в век исполняя работу любой войны,
       Лбами её толкают перед собой слоны.

      Четыре "хобота" в небо, пятый - в победный рёв,
      Который порой заглушает визг турбин и винтов,
      Прислуга в цветных тюрбанах, все бляхи огнём горят,
      - Короля Георга Туземной Зенитной Службы отряд.

      
Танкисты
      
     Тёплое море к западу, к востоку - льдистый Тибет,
     В небо алую вьюгу швыряет новый рассвет,
     Рычат, просыпаясь, моторы, лязгают траки в пыли,
     - Вот звуки, прекрасней которых нет в пределах Земли!
       Ведь наша любовь - это танки, танки, сто тысяч чертей!
       Они черепа, как поганки, давят без лишних затей,
       Они раздирают пустыни трех континентов подряд,
       Они на чужой равнине чадящим огнём горят...

     Гусеницы проложат дорогу через огонь,
     Через ряды "колючки", хватающей - только тронь,
     Прислуга при металлоломе - так наших зовут ребят,
     Но если нет хода пехоте - вперёд, Железный Солдат!
       Ведь наша любовь - это танки...

     Новых "железнобоких" не остановит картечь,
     И пулемёт запнётся, и оборвёт свою речь,
     Рухнут бетонные своды под злым, прицельным огнем,
     Кто не сдается – раздавим, что уцелело – сомнем.
       Ведь наша любовь - это танки...

     Ловит в прицел умело наводчик, чей узок глаз,
     Фаустник знает дело, и мажет не каждый раз,
     И с "Кромвелем" или "Кометой" ведёт дуэль наравне
     Японская "тридцатьчетвёрка" с сакурой на броне:
       Ведь наша любовь - это танки, танки, сто тысяч чертей!
       Мы их проклинаем по пьянке, и нянчим, как малых детей,
       Мы с ними взорвали пустыни трех континентов подряд,
       Мы в ад попадаем с ними, уж если они горят...

(Всеволод Мартыненко)      
X-posted at http://jaerraeth.dreamwidth.org/453311.html
Subscribe

  • Встречи на дорогах

    Я заезжал задом в гараж, и попросил сына помочь мне и сказать, когда я доеду до стены. После того, как я услышал "Бам!", сын сказал мне: "Ровно…

  • Sssstudentessss

    - Профессор, что такое точка? - Точка - это прямая линия, если смотреть ей в торец. === ххх: Теперь на просветительскую деятельность нужно…

  • Он и Она

    - Все мужики - козлы! - Верно, дорогая. - И ты тоже! - Конечно, дорогая. - И почему только я вышла за тебя замуж?! - А вот теперь мы плавно перешли к…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments