Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Category:

Дракон, Обезьяна и прочие-26

О смене гендерной роли в отдельно взятом клане

С благодарностью Антрекоту за дополнения и замечания.

Жила-была девочка – сама виновата... Впрочем, не будем забегать вперед.
В Японии наследование шло по мужской линии. Что в княжеских семьях, что в крестьянских. Таково было общее правило. Но, как известно, нет правил без исключений.
Итак, в наличии у нас старинный и уважаемый княжеский род Ии. Вассалы Имагавы Есимото, но момент начала рассказа – наиболее вероятного претендента на верховную власть в стране. Правит в клане даймё Наомори, одиннадцатый по счету. При том, что жив отец его Наохира. Эта практика нам известна – состарившись, князь передает власть сыну. Вот только у действующего дайме сыновей нету, только дочь, изначальное имя которой неизвестно, дошло лишь имя "промежуточное" - Дзиро-Хоши, так нам и придется пока ее называть. Зато есть кузен Наочика (не путать с Наочикой из истории про Каи-химэ, это не родственник и даже не однофамилец). Ему и наследовать. Наочика, ясное дело, помолвлен с Дзиро-Хоши, власть остается в семье, все в порядке. Но свадьба отложена – сперва господину Имагаве надобно пройти маршем в Киото и заполучить власть.
Вот только на пути Имагавы попадается горная долина Окехадзама... и далее история Японии начинает менять русло. Меняется ситуация и в семействе Ии, ибо в битве у Окедзамы Наомори сложил голову. Наочике следует принять власть... но тут клан Имагава, выйдя из ступора, начинает разбираться, что делать и кто виноват (кроме Оды, конечно). И у Наочики приключаются с ними какие-то невнятные терки. Как туманно сообщают доступные мне источники, "пал жертвой клеветы". Наследник Ёсимото, Уджизанэ, сидел тогда сильно некрепко, на этой почве у него развилась страшная паранойя, и Наочика был не первым, кто под нее попал. И вместо того, чтобы, как положено порядочному вассалу, вспороть живот, он предпочитает податься в бега. Бразды подхватывает дедушка Наохира. Было это в 1562 г.
По другой версии, однако, дело приключилось раньше, и Наочика бежал после убийства Оно, одного из вассалов Имагавы, опасаясь мести.
Через год ситуация вроде бы утрясается, Наочика возвращается и принимает власть... вот только жениться на кузине он не может – пока был в бегах, уже успел жениться и даже обзавестись сыном. Почему Дзиро-Хоши не отдали ему в наложницы, мне неизвестно. То ли это было непрестижно, то ли у дедушки были на нее другие планы... А тем временем терки с Имагавами вспыхивает вновь, на сей раз бежать уже не получается... в общем, есть такая штука, звать ее сэппука... хотя опять же, по другой версии, Наочика не благородно самоубился, а был убит родичами Оно.
Тем временем, вассалы Имагавы начинают вовсю воевать между собой, и дедушка Наохира активно подключается к процессу. В частности, вдохновляет клан Имагава напасть на замок Никима, принадлежавший Ио Цурутацу. У Ио есть супруга Отацу-на-Ката (Цубаки-химе такоже). Оная Отацу понуждает стороны к переговорам. На самом деле, как сообщают хроники, она замыслила ликвидировать Наохиру, полагая, что если власть перейдет к женщине, Ио ничего не будет угрожать (зря она, конечно так подумала...). И во время переговоров Отацу щедрою рукою сыплет старцу в чай яду.
Скоропостижная смерть Наохиры вызывает законные подозрения, и клан Имагава принуждает Отацу совершить самоубийство. Впрочем, как водится, есть и другая версия, но мы ее пока отложим.
А у советников и вассалов Ии – проблема. С одной стороны признать женщину главой клана как-то не по понятиям. С другой стороны маленький ребенок, сын Наочики, в условиях войны всех против всех – не лучший вариант, да и папа того младенца, видимо, имел не слишком хорошую репутацию, во всяком случае, в родословии среди даймё Наочика не значится.
Тем более что с ребеночком приключается история, достойная отдельной баллады. После смерти Наочики его вдова тут же вышла замуж за другого вассала Имагавы - Мацушиту Киёкаге. И стал мальчик зваться Мацушита Торамацу. То есть он уже и не Ии вовсе. Но Уджизанэ этого мало, паранойя – вещь серьезная. Мало ли, что младенец, потом вырастет – и отомстит за отца. Он приказывает ребенка убить. Но Дзиро-Хоши отправляет наперехват своего дядю по матери (и в прошлом, воспитателя) Чикамори Ниино с указанием – ребенка выкрасть, вывезти за пределы провинции, в Микаву, к Роману Хлудову... то бишь, к Токугаве Иэясу под крыло. Что и было сделано. И когда Уджизанэ потребовал выдачи ребенка, Иэясу ему ответил... в общем, ненормативно он ответил.
И пока вассалы судят да рядят, Дзиро-Хоши правит по факту. И постепенно отвращает клан от курса на Имагаву в другую сторону. Токугава выглядит предпочтительней.
И тогда советники и вассалы выбирают простое решение, дабы узаконить создавшуюся ситуацию. Назвать женщину мужским именем. Иными словами, признать мужчиной условно. В 1565 г. княжна Дзиро-Хоши исчезает из истории, и появляется двенадцатый дайме Ии Наотора.
Историки так не сошлись во мнениях, было ли правление Наоторы реальным, или чисто представительским. Есть сторонники обеих версий. Несомненно одно – до конца жизни она была последовательной союзницей – или вернее сказать, союзником – Токугавы Иэясу, и положила начало традиции, по которой представители клана Ии до конца эпохи сёгуната входили в ближний круг Токугавы. И согласно первой версии, Наотора вместе с Токугавой осадила замок Никима, где засела овдовевшая на тот момент Отацу-но-Ката. В результате защитники замка во главе с Отацу... ну, вы поняли.
Войска клана Ии участвовали в основных кампаниях Иэясу, однако нет сведений, что Наотора, подобно другим воинственным дамам эпохи, сама принимала участие в сражениях.
Она так и не вышла замуж. Безбрачие, судя по другим примерам, не было обязательным условием для женщин-наследниц, но в ее статусе "условного мужчины", очевидно, иначе было нельзя. По некоторым данным, она принял с монашество - упоминается ее монашеское имя Юэннин. В это Наотора также не отличалась от мужчин-дайме своего времени, которые, "обрив голову", оставались у власти.
Наотора усыновила Торамацу, сына Наочики, который, как пишут, был полностью ей предан – и неудивительно, учитывая вышеизложенное. После ее смерти в 1582 г. он и принял власть в клане. Известен он как Ии Наомаса, "красный дьявол", один из самых знаменитых генералов Токугавы. Но это уже другая история.
(Как сообщают японочитающие товарищи, имя "Дзиро-Хоши", тоже мужское по определению, не было "промежуточным" , героиня носила его с детства. То есть есть вероятность, что девочку изначально готовили в наследницы, а Наочика был запасным игроком.)

(Nava-Goldenhead)

====

Замечание о бантике сбоку

Это, как подсказывают нам японские товарищи, был не то чтобы бантик. Мидзухики - такая довольно жесткая конструкция из накрахмаленных бумажных шнуров, плоский узел. В прическах тоже использовалось, но в основном - в женских. Тут примечательно другое - узлы эти обычно имели некое символическое значение, у каждого свое. Потому интересно, какой именно узел использовал Датэ-сама... если верить аниматорам, которые рисуют "Gifuu Doudou!! Kanetsugu to Keiji", это простой авадзи-мусуби. Хвостики вверх, благопожелание.
(Shimori)

===

Скупость, предписанная небом

Часть первая, о судьбе традиций

Такэда Нобутора, батюшка знаменитого Такэды Сингэна, был личностью примечательной настолько, что когда нелюбимый старший сын выжил его из провинции, Нобутору не поддержал никто, включая любимого младшего сына, которого он прочил себе в наследники. Очень уж хотелось всем жизни скучной и совершенно непримечательной.
В числе прочих привычек, была у Нобуторы манера варить преступников и просто подвернувшихся под руку граждан в медном котле соответствующего размера. Естественно, заживо. В воде или в масле, в зависимости от аппетита. Соответствующих котлов для такой надобности у него имелось три - вдруг один будет занят. Или даже два будут заняты. Запасной всегда должен быть.
Когда Нобутору из провинции спровадили, котлы ему вслед посылать не стали - как-никак семейная ценность. Можно сказать, сокровище. Ни у кого таких нет. Так что Сингэн содержал их в порядке и даже пару раз варил в них каких-то уж очень особо отличившихся бандитов.
А потом - много войн и интриг спустя - владения Сингэна занял Токугава Иэясу. И получил по описи в том числе и котлы. Наследство. Великого Сингэна. Медные. Здоровенные. Ну ладно. Посмотрел на них Иэясу и приказал набор рассоединить и разослать по трем провинциям - вдруг когда-никогда в суде пригодится? Только приказал, а мимо идет Хонда Масанобу, и это распоряжение, естественно слышит. И взлетает к потолку.
Это, говорит, что такое? Это абсурд вместо музыки. У нас корова не доена, вассалы не награждены, местные толковые не обихожены, бюджет неизвестен, а вам что в голову ударило? Везти эту мерзость по горным дорогам. Волы, возчики, провиант, время. ДЕНЬГИ. Потом на месте - хранить, чистить, а там и, боги и будды не приведи, использовать. Дров... вы знаете, сколько на такую штуку нужно дров? Вода, время... а они ж еще наверняка масло брать будут, а не воду, транжиры... И его же потом никуда и ни на что не используешь, это масло. Да я эту бесконечную статью расхода сейчас во дворе лично покрошить и в переплавку пустить прикажу на что-нибудь полезное... но вы - в вас что вселилось?
Иэясу выслушал все это, кивнул и сказал - твоя правда, нам эта традиция не по карману.
И на этом оно и закончилось.

Часть вторая, о традициях несостоявшихся

После разгрома клана Ходзё господин регент передал их земли Токугаве Иэясу (в обмен на его собственные владения) и посоветовал сделать столицей не замок Одавара и даже не Камакуру, а прибрежную деревушку Эдо. Очень уж хорошо стоит. Иэясу совет оценил и принял. В деревушке же даже нашлось некое подобие усадьбы - от предпредыдущих хозяев, некогда бывших независимыми владетелями. Усадьба эта пребывала в состоянии, естественном для господского дома очень средней руки, который сначала был полувзят штурмом, потом небрежно отремонтирован и затем - забыт. Крыши протекали, татами пошли плесенью, а центральный вход зарос невесть чем. Когда немного расчистили, обнаружили, что тамошние ступеньки и все прочее - это снова пущенные в ход куски корабельных обшивок и еще чего там.
В общем, даже Хонда Масанобу, известный своими спартанскими привычками, осмотрев это все, сказал - увы. Внутри можно починить, залатать, почистить, переложить и оставить, как есть, а парадный вход придется менять... потому что нам же гостей принимать. А этот вид внушает ужас. Тут только истории о призраках представлять.
- Это что тебя укусило-то? - поинтересовался Токугава Иэясу. - У нас корова не доена, вассалы не обихожены, награды не розданы, реестры не составлены, переселение на носу и бюджет в тумане - а ты чем предлагаешь заниматься? Будто мои гости, которым ко мне теперь по моей земле сутками и сутками ехать, не догадаются, что я, мнэээ, даймё. Нет уж. Крыши перекрыть, стены починить, татами поменять - а на это все людей не отвлекать, полезных денег не тратить. Пусть стоит. И внушает ужас.
Есть, сказал Хонда. Прошу прощения, был неправ. И даже перекрашивать _это_ запретил. Все равно будем строить правильную крепость, снесем. А сейчас зачем же казну в расход вводить, она, казна, не сама собой растет. Мы что, регент? Это он пусть... преступников в котлах варит и с людей на то лишнее берет. А мы экономить будем.

(Антрекот)

X-posted at http://jaerraeth.dreamwidth.org/451948.html
Subscribe

  • Писательско-литературное

    Как-то Стивена Кинга просили - отчего в ваших опусах так мало секса... Он подумал и ответил: - Видимо, оттого, что я не вижу в сексе ничего…

  • Физики шутят

    Как-то А. Эйнштейн с женой посетили крупную американскую обсерваторию. Осматривая телескоп, имеющий зеркало диаметром 2,5 метра, жена ученого…

  • Мнемоника для искусствоведа

    Если видишь - на картине Нарисованы часы, Но они из пластилина И висят там, как трусы, Конь и слоник с ножкой длинной Затерялися вдали, - Обязательно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments