Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Categories:

Пиратская средиземноморская

Копирайтеры св. Марка

Ровно 539 лет назад, 19 марта 1474 года, в Венеции был принят первый в истории закон об охране авторского права, в котором признавалось "моральное и исключительное право автора на использование своего изобретения".
И знаете, что в этой истории не может не вызывать усмешку? Что на защиту авторского права первыми в истории встали именно законники Венецианской республики, чье величие возникло на воровстве чужих ценностей.
Изначально патроном Венеции считался святой Теодор, который не почитается католиками нигде, кроме Венеции, и тогда венецианцы решили поменять себе святого. Для начала они придумали легенду, по которой возвращавшийся морем проповедник христианства евангелист Марк был застигнут бурей, и спасся на одном из островов Венецианской лагуны. Во сне ему явился ангел и предрек, что именно здесь апостолу Марку суждено обрести вечный покой.
Но легенда легендой, а останки св.Марка почти 8 веков спокойно пребывали в Александрии, где над ними еще в 310 году построена была церковь. Тогда венецианцы решили чуть-чуть помочь божьему промыслу. Два венецианских купца Буоно и Рустико в 828 году, прибыли в Александрию и обещанием всяческих благ хранителям святыни монаху Ставрацию и священнику Феодора, преступно завладели мощами. Обоим хранителям было предложено сбежать в Венецию, где им были обещаны богатство, почет и всяческое уважение. Те боялись, что апостол Марк является просветителем Александрии, её жители называют себя его чадами, и за кражу его мощей можно поплатиться жизнью. Тогда была придумана хитрость.
Перед отбытием в Венецию купцов и хранителей святыни, обеспокоенные александрийские христиане поспешили в церковь, чтобы удостовериться, что мощи апостола Марка находятся в неприкосновенности. Им были показаны целые печати и покоящиеся в раке мощи, и все успокоились. Только это были мощи святой Клавдии, которые похитители перед этим положили в раку вместо мощей святого Марка, сохранив при этом нетронутыми печати.
Но тут возникла еще одна проблемы – надо как-то пронести контрабандные мощи на венецианский корабль через таможню. Купцы поступили остроумно – они положили останки евангелиста Марка в большую корзину, которую прикрыли сверху свиными тушами. Сарацины не смогли преодолеть своего отвращения к сему продукту, и груз был пропущен без досмотра.
Вот таким вот "свинским" образом мощи святого Марка и попали в Венецию, в которой тогда еще не было собора Святого Марка, находящегося на площади Святого Марка, которая выходит на канал Святого Марка. И крылатый лев, символ апостола Марка, тогда еще не был всем известным символом Венеции.
Впрочем, мощи апостола были далеко не единственным сокровищем, похищенным этими поборниками защиты авторского права из Венеции. Да и вообще большинство из нынешних шедевров Венеции было добыто венецианцами во время финансируемых ими грабительских крестовых походов на Константинополь. Стоит ли говорить, что авторство этих шедевров неизвестно – венецианцы постарались.
Я совсем не осуждаю венецианцев, которые ради блага родного города, ради красоты Венеции, свозили к себе ворованные сокровища и произведения искусства со всего мира. Цель достигнута – Венеция прекрасна. Но, господа защитники авторского права, когда вы будете защищать свои или чужие произведения от "пиратства" в Интернете, вспомните, какими ворами были те, кто впервые в мировой истории выдумали закон об охране авторского права...
(oadam)

===

Баба на корабле

Жизнь средиземноморского пирата 16-17 веков часто была тяжелой и короткой, будь он католик или мусульманин. Поэтому матросы мало думали о будущем, которого, скорее всего, и не будет. Как выразился один мальтийский моряк, когда в суде его спросили о профессии и образе жизни: "я не знаю никакого ремесла. Все, что заработаю, трачу на карты, вино и шлюх". Благо, в Средиземноморье этого добра хватало, женское население целых островов занималось проституцией, и сама Мальта не была исключением.
Если обычных моряков такая ситуация устраивала, то для рыцарей-госпитальеров - сплошная головная боль. Тяжело соблюдать обет безбрачия, ведя жизнь корсара, да еще в таком обществе! "Облико морале" рыцарей быстро портилось, многие заводили любовниц и даже детей.
Власти сначала с этим боролись, без особого успеха. В 1581 г. Великий Магистр Ла Кассье попытался даже выселить проституток из Валлетты. Но это вызвало всеобщее негодование, стало одной из главных причин мятежа и скандального смещения Магистра с поста. Испанский авантюрист Алонсо де Контрерас (в будущем сам госпитальер), плававший под флагом ордена в начале 17 в., вспоминал в мемуарах: "...после набега мы вернулись на Мальту, и я растратил все, что имел. Ибо тамошние шлюхи такие красивые и хитрые, что они завладевают всем, что есть у солдат и кабальеро." Руководство ордена, в общем, смирилось с неизбежным. Проститутки Мальты в 17-18 веках славились не меньше, чем ее рыцари, а подхваченный там сифилис считался особо зловредным..
Но это все на суше. На средиземноморских кораблях порядки были строже, и у христиан, и у мусульман. В начале 17 в. английский пират Джон Дженнингс, оперировавший из Марокко, пошел на промысел к берегам Ирландии, подцепил там местную даму и поселил ее в своей каюте. Команда была возмущена такой аморальностью, в экипаже начались брожения. И тут как раз случилась неудачная попытка захвата 2 испанских торговых судов. Те упорно защищались, после 4-х часового боя Дженнингс ушел с большими потерями. Через несколько дней представители команды ворвались к капитану и обвинили его в безнравственном поведении, из-за которого их преследует неудача. Дженнингс бросился на них, раздавая удары дубиной, и прогнал, но они вернулись с мушкетами. Капитану пришлось забаррикадировать дверь, по которой матросы начали стрелять. Лишь с большим трудом бунт был подавлен (судьба ирландки неизвестна). Судя по тому, что вскоре соратники сдали Дженнингса английским властям, и в 1609 г. его повесили - уважение команды ему вернуть явно не удалось.
В Средиземном море проблема была так актуальна из-за специфики работы. "Серебряные галеоны" там не плавали, захваченный груз обычно стоил недорого. Главной добычей религиозного корсара любого вида были рабы, т.е. экипажи и пассажиры судов иноверцев, жители прибрежных селений. Среди них было много женщин, которых требовалось довезти до рынка рабов или места выкупа. В условиях скученности это создавало на корабле нездоровую ситуацию.
Мусульмане, как правило, пленных женщин не трогали (возможно, чтобы не уменьшать их стоимость при дальнейшей продаже). Позже поэт Ф.Пананти, побывавший в плену у берберийских корсаров, советовал путешественникам при нападении отдавать ценности женщинам, т.к. берберы их даже не обыскивают. Мальтийские законы тоже обязывали капитана и экипаж "уважать честь" рабынь. В случае изнасилования все права собственности терялись, женщина получала свободу, т.е. предстояло отвечать перед инвесторами за убыток.
Любопытный пример возникавших трудностей - рассмотрение дела мальтийского капитана А.Гамарро в 1661г. Недовольные результатами рейда в Левант, инвесторы подали иск на капитана в Tribunale degli armamenti, занимавшийся делами корсаров. Гамарро обвиняли в том, что он упустил много призов из-за лени, сидя в комфорте на берегу. Одним из пунктов были его отношения с двумя захваченными женщинами. Обвинители утверждали, что он поселил рабынь в своей каюте, где кутил с ними, вместо того, чтобы заниматься грабежом. Гамарро отвечал, что "не было другого места, кроме его кабины, где женщины были бы в безопасности от матросов". Сам он, отдав каюту рабыням, "все время был на виду, день и ночь", спал на палубе. Дело он, видимо, выиграл.
Но даже джентльменское поведение не всегда помогало, что обнаружил тот же Алонсо де Контрерас. В одном из рейдов он с помощью грека-лоцмана совершил налет на дом Сулеймана, бея острова Хиос. Ему удалось захватить любовницу бея, принявшую ислам венгерку. "Я обращался с ней с величайшей вежливостью, как она того заслуживала. Но Сулейман решил, что я спал с ней. И пообещал, если поймает, отдать меня 6 неграм, которые развлекутся с моей задницей, а затем посадят на кол. Но удачи поймать меня ему не выпало. ...Через четыре месяца мой лоцман попал в плен. С него содрали кожу, набили чучело и выставили у ворот Родоса, откуда он был родом."
К довершению всего, вернувшись в Валлетту, Контрерас вскоре застал собственную любовницу со своим товарищем. "И это после всего, что я для нее сделал! Я дважды проткнул его шпагой, и после выздоровления он уехал с Мальты, чтобы я его не убил. А она сбежала, а потом присылала множество послов с извинениями, но я никогда к ней не вернулся". С этими бабами порядочному пирату одно расстройство.
(satchel17)

X-posted at http://jaerraeth.dreamwidth.org/428801.html
Subscribe

  • Men at arms

    Транспортное средство Через много лет после войны отца в какой-то анкете спросили, в каких городах заграницы он был. Он честно написал: Варшава,…

  • О королях и капусте

    Nero Burning ROME Великий пожар Рима (он же Magnum Incendium Romae) начался в ночь с 18 июля на 19 июля 68-го года в лавках, расположенных с…

  • Военно-гишторические гитики

    Честь спасена Когда Миних отправлялся на захват Азова, он отправил матушке государыне императрице донесение, что крепость уже взята. Подходят…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments