Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Categories:

Елизаветинские реалии

Пиратская лирическая: бардак против порядка

Вопрос из серии "угадай страну по фотографии". Что здесь описано?
"Они подошли к нам с подветренной стороны, противно всем обычаям войны. Это дорого бы им обошлось, но почти все наши орудия этого борта и кормы оказались не заряжены... Канонир раньше говорил, что у нас 500 готовых пороховых картузов, но не оказалось ни одного, и пришлось заряжать черпаками... лишь немногие орудия были готовы к стрельбе, а в некоторые положили сначало ядро, а потом порох... Следующие два дня противник всегда умел захватить наветренное положение, и его огонь причинял нам большие повреждения, а наш огонь был бессилен".
Правильно, это дерутся англичане и испанцы елизаветинских времен. Но автор записок не испанец, а Ричард Хокинс, сын сэра Джона Хокинса и сам ветеран многих кампаний, включая Армаду.
Бой знаковый - первое настоящее морское сражение в тихоокеанских водах Америки. К сожалению, не вполне ясно, как оно протекало. У самого Хокинса в "Записках о путешествии в Южное Море 1593 года" война занимает второстепенное место, по сравнению с описанием географии и природы Латинской Америки. Похоже, в душе он был скорее путешественником и натуралистом, чем корсаром. И, как у всякого исследователя далеких стран, его главной заботой было физическое и моральное состояние экипажа.
Он честно признавался: "больше, чем врага, я боялся вина, которое, несмотря на все мои усилия, погубило многих моих людей." А уж испанское вино считал просто вражеской диверсией. "В моей молодости его пили мало, и люди не болели лихорадкой и жили много дольше. Но с тех пор, как испанское вино стало обычным в наших трактирах (и к нему еще подмешивают лайм), англичане страдают лихорадкой, отеками, камнями в почках и множеством других болезней."
Связь морального и физического здоровья стала очевидна еще на экваторе. До входа в Магелланов пролив половина экипажей перемерла от цинги, "причиной которой одни называют лень, другие гордыню." Сам Хокинс, хваля лимоны-апельсины, все же считал, что цингу вызывают испарения моря и расстройство желудка от некачественных продуктов, особенно солонины. А также распущенность и грязь. Поэтому его методы профилактики были просты и конкретны: заставлять людей мыть палубы уксусом и "держать экипаж занятым телесной работой, танцами и упражнениями с оружием."
В последнем Хокинс явно перестарался. Во время стоянки на острове Илья-Гранди он ночью взял несколько человек с луками и щитами, незаметно ушел и вернулся к лагерю с другой стороны, чтобы взбодрить больных и заодно проверить бдительность. Их обнаружили, "здоровые и больные выбежали с оружием. Тогда мы заорали на манер индейцев и напали на них, а они на нас". С корабля по "индейцам" выпалили из пушки, после чего Хокинс увел своих людей и вернулся в лагерь. Там очевидцы ему взахлеб рассказали о нападении тьмы индейцев, геройски отбитом с большими потерями. "И стоило посмотреть, как больные, месяцами прикованные к постели, сбежали далеко в лес или забрались на верхушки деревьев."
Впоследствии в периоды штиля он занимал людей командными соревнованиями "холостые против женатых" по стрельбе и борьбе, чтобы не распускались от безделья. Но главным испытанием духа моряков стал бой с кораблями Бельтрана де Кастро у берегов Эквадора в июне 1594 г. К тому моменту в результате болезней и дезертирства у Хокинса остались только галеон "Изящный", баркас и 72-120 человек экипажа.
Испанцы имели галеон, небольшую гализабру (что-то типа фрегата) и баркас. Численность их солдат, видимо, была около 200, плюс экипажи (Хокинс называет всего 1300, но это явное преувеличение).
Силы были не так уж неравны. Пушки Хокинса, уступая количеством, значительно превосходили испанские калибром. По сравнению с "Изящным" испанские корабли были довольно хрупкими, их предыдущая попытка атаки провалилась из-за массовой поломки мачт от сильного ветра. А главное, их палубы не имели парапетов и баррикад (close fights). Поэтому реализовать численное превосходство было нелегко - при сближении для абордажа английские мушкетеры из-за укрытия выметали открытые палубы противника.
Вдобавок англичане припасли еще много подлянок для ближнего боя. Например, мушкетные стрелы, которыми они успешно обстреливали испанских солдат, легко пробивая фальшборт. Позже в плену у Хокинса спрашивали, как применять найденные на "Изящном" стрелы. Он обьяснил, что ими стреляют из мушкета, но не выдал главную военную тайну: при заряжании сначала нужно вложить специальный пыж-заглушку (tampkin), а потом стрелу. Без этого результат был не тот, и испанцы сочли оружие ненадежным.
Другим хай-теком были бронзовые зажигательные бомбы, которые метали с помощью ствольных арбалетов (slurbows). У Хокинса было 6 арбалетов и 200 бомб, на которые он очень надеялся. К его досаде обнаружилось, что из-за халатности в хранении бомбы подмокли и стали непригодны.
Английский и испанский отчеты, совпадая во многих деталях, в других сильно отличаются. По словам Хокинса, бой продолжался аж три дня. Испанцы попытались взять их на абордаж, но потерпели неудачу и сами чуть не потеряли гализабру. В последующие дни они расстреливали англичан на дистанции, убив многих и ранив остальных, пока те не согласились сдаться на почетных условиях (buena guerra).
Испанский отчет менее эпичен. По их словам, они настигли "пирата Рикардо Акинеса" к 4 вечера. После перестрелки (в которой обе стороны получили повреждения) гализабра самовольно пошла на сближение, но англичане сбили их грот-мачту, и им пришлось отойти с потерями. Затем бой прекратился из-за темноты, а на следующий день испанцы после нескольких залпов взяли "Изящный" на абордаж. При этом отмечают храбрость в рукопашной англичан и лично Хокинса.
Испанская версия мне кажется правдоподобнее. Если абордажа не было, то неясно, почему Хокинс так сокрушается об испорченных бомбах и так хвалит свои баррикады - по его версии, все это ему никак бы не помогло. В мужестве Хокинса сомнений нет, он получил там 6 ранений (2 из них тяжелых). Но он писал много лет спустя, с явной оглядкой на бой "Мести", который не раз упоминает. Похоже, лавры Гренвилля не давали ему покоя, и он пытался приукрасить картину. Однако привычка воспитателя личного состава была сильнее, и Хокинс рубанул правду-матку, не очень удобную для патриотического мифа.
"Я должен сказать о главных причинах нашего поражения, и пусть из нашего несчастья другие сделают выводы. Эти причины - идти в бой без доспехов и пьяными. Кувшин вина, постоянно ходя по кругу, вызвал в матросах глупое фанфаронство и презрение к опасности. Хотя у нас было много кирас, никто их не надевал, считая вино лучшей защитой, чем доспех. Это стоило жизни многим"
Мне кажется, он не совсем прав. Как и у Гренвилля, главный козырь английских моряков тут был не в лучшем качестве судов и пушек, и уж точно не в лучшем владении ими (с этим как раз вопросы). А прежде всего в отмороженности и стойкости. И если спиртное им в этом помогало, то пьяный герой всяко лучше трезвого труса.
(satchel17)

===

Королевская математика

Нынешним школьникам известны теорема Виета (для решения квадратных уравнений) и тригонометрическая формула Виета (для решения кубических уравнений).
Так вот, в 1588 году - как раз это был год Армады - Виету удалось сломать шифр и дешифровать письмо Филиппа II Алессандро Фарнезе, герцогу Пармскому. Однако испанский королевский шифр был очень сложным, содержавшим порядка 500 буквенно-цифровых символов (для примера - в русском языке всего 33 буквы), и следующие депеши остались нерасшифрованными. Дополнительную сложность вносило то обстоятельство, что испанский шифр был не только криптографическим, но и биграммным (то есть в тексте буквы могли быть заменены цифрами, а цифры - буквами). Тем не менее король Генрих III, а после 1589 года - Генрих IV отдавали все перехваченные депеши Виету, чтобы он попытался найти ключ к шифру.
Виет отказался виртуозным дешифровальщиком - в 15 марта 1590 года шифр испанцев был сломан, и ключи для дешифровки найдены. Виет в этот день преподнес Генриху IV полностью расшифрованное письма Филиппа де Мендосы герцога Морено Филиппу II, где Морено сообщал подробности переговоров с одним из руководителей Католической Лиги герцогом Майеннским. Виет, не лишенный чванства, хвастливо написал Генриху: "Не волнуйтесь из-за того, что для Ваших врагов это будет повод сменить свои шифры и еще больше замаскироваться. Они неоднократно меняли их, и тем не менее их уловки были и всегда будут раскрыты".
Но, как это часто бывает, ученый и разведчик - вещи очень часто несовместимые. Венецианский посол во Франции Джованни Мочениго написал, что однажды он имел следующую беседу с Виетом:
"Он только что сказал мне, что было перехвачено большое количество шифрованных писем испанского короля, а также императора и других государей, которые он дешифровал. Когда я выразил большое изумление, он сказал мне:
– Я представлю вашему правительству веские доказательства этого.
Он немедленно принес мне толстую пачку писем от упомянутых государей, которые он дешифровал, и добавил.
– Я хочу, чтобы вы также знали, что я знаю их шифр.
– Я не поверю этому, – сказал я, – пока не увижу сам.
Поскольку у меня было три моих шифра – обычный, которым я пользовался, второй, который я не применял, и третий под названием "dalle caselle", он раскрыл мне, что знает первый шифр. Затем, чтобы лучше разобраться в таком серьезном деле, я сказал ему:
– Вы, несомненно, знаете наш шифр "dalle caselle"?
– Чтобы его узнать, нужно изрядно попрыгать, – ответил он, подразумевая под этим, что ему известны только части шифра.
Я попросил его показать мне несколько наших дешифрованных писем. Он обещал мне, но затем больше не разговаривал на эту тему, а после того как он ушел, я уже ни разу не встречал его".
Естественно венецианский посол сообщил об этом разговоре испанцам, и в 1594 году Филипп II у знал, что французы уже долгих 4 года читают его шифр без проблем. Скандал был велик. Испанский монарх, не зная, что делать, обратился даже к Папе Римскому, с просьбой отлучить Виета от церкви, поскольку для дешифровки столь сложного шифра не обошлось без... сеансов черной магии. Но Папа не внял наветам Филиппа, дело в том, что еще до Виетта испанский шифр вскрыл папский нунций Джованни Батиста Ардженти. Просьба Филиппа вызвала только сдержанные смешки в Ватикане, к Виету не было применено никаких санкций.
Одним из тех, кто, должно быть, смеялся больше всех, был фламандский дворянин Филипп ван Марникс, барон де Сент-Альдегонд, правая рука Вильгельма Оранского, стоявшего во главе объединенного восстания голландцев и фламандцев против Испании. Марникс, автор мелодии современного национального гимна Голландии, был также блестящим криптоаналитиком и только что закончил работу по вскрытию испанского шифра. Шифрованное письмо испанцев, прочитанное Марниксом, было перехвачено Генрихом IV во время осады Парижа. Отправителем письма был опять неудачливый Морео, а его адресатом – снова король Филипп...
(george_rooke)

X-posted at http://jaerraeth.dreamwidth.org/418219.html
Subscribe

  • Умом Россию не понять...

    - Нужно избавиться от трупа! - Может, просто закопаем? - Лучше растворить в кислоте. - Может, лучше инсценировать несчастный случай? - Господа…

  • Страна Фантазия

    Эльфы живут тысячи лет. И празднуют тысячи дней рождения. Поэтому у эльфов такие уши. === Шрам Гарри Поттера - это не молния. Он повторяет движение…

  • Он и Она

    - Дорогой, ты помнишь, как первый раз меня увидел? - Конечно, был солнечный день и ничего не предвещало беды. === - Можно ли заниматься сексом…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments