Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Category:

Всему виною деньги, деньги, деньги...

Шампанские ярмарки: как вырастить и как зарезать дойную корову.

Один из главных уроков истории заключается в том, что создать что-то хорошее зачастую довольно просто, было бы желание, однако разрушить созданное ещё проще. Но не будем забегать вперёд.
Прежде чем центр европейской торговли сместился во Фландрию, главной точкой пересечения купеческих дорог была Шампань. В четырёх городах-соседях шесть ярмарок постепенно стали сменять друг друга в течение года, и фактически это означало появление не сезонного, а постоянного рынка для международных сделок. Первые свидетельства о шампанских ярмарках находят с 1114 года, к 1150 году ярмарки уже вышли с местного на международный уровень, к 1170 году их регулярно посещали итальянские и фламандские купцы, а к 1190-м гг. Шампань стала, пожалуй, главным торговым местом Европы.
Секрет популярности этих ярмарок очень прост: шампанские графы давали гарантии безопасности всем купцам, желающим торговать в их землях. Значение подобных грамот в Европе можно показать примером из 1127 года, когда ломбардские негоцианты, направлявшиеся в Ипр с грамотами графа Фландрии, немедленно повернули обратно, как только узнали, что граф был убит в Брюгге и гарантии стали недействительными. Грамоты "conduit des foires" (ведения торговли на ярмарках) обещали защиту на пути туда и обратно, и выдавались в Шампани всем, а не только местным торговцам или членам определённых иногородних гильдий. При этом в тогдашней Европе подобное игнорирование гильдейских привилегий было не более частым случаем, чем оправдательные приговоры в современных российских судах. В результате купцы из самых разных стран устремились на ярмарки, и налоги, собираемые графами Шампани, постоянно росли и обеспечивали им изрядный политический вес и независимость.
Уже в 1148-1149 годах граф Тибо II Шампанский настолько активно заботился о безопасности торговых путей, что угрожал войной всякому французскому сеньору, который нападёт на группу "обменщиков денег" (т.е. купцов), направлявшихся на ярмарки. В этом не было ничего нового — хроника начала XI в. рассказывает, как однажды граф Фландрии захватил нескольких рыцарей, грабивших купцов несмотря на его гарантии безопасности, отверг просьбы их семей о помиловании и демонстративно повесил рыцарей собственными руками. Граф Тибо II действовал подобным образом. Однажды он написал французскому регенту по поводу очередного нападения письмо в довольно резких выражениях, что подобные грабежи являются оскорблением и короля, и регента, а для графа это прямой вред и публичное унижение, поскольку на купцов напали на королевской дороге. Тибо требовал от регента немедленно приказать сеньору-правонарушителю возместить "обменщикам денег" без промедления всё, что было у них отнято. Со своей стороны граф угрожал взять в руки оружие, поскольку безнаказанность нападающих на купцов была чревата уничтожением его ярмарок. В XIII веке графы Шампани наконец добились от соседей обещаний защищать негоциантов, направлявшихся на ярмарки. К шампанским грамотам безопасного прохода свои гарантии добавили король Франции (с 1209 г.), герцог Бургундии (с 1220 г.) и граф Булонский (с 1232 г.).
Мои почтенные читатели здесь скажут: "экое дело, что может быть проще: защищай купцов, и они к вам потянутся, принося всё больше и больше налогов!" Однако эта немудрёная мысль чужда и некоторым современным политикам, не говоря о средневековых. В 1274 году умер последний граф Шампани, не оставив наследника. В 1285 году графство было захвачено королём Филиппом IV, большим мастером централизации Франции. Нам любят говорить, что преодоление раздробленности — это достойное и безусловно положительное занятие, однако благими намерениями порой мостят не самые хорошие дороги. Всего за пятнадцать лет Филипп IV умудрился убить шампанские ярмарки, разрушив всё, что так долго и упорно создавали вымершие графы.
Ярмарки Шампани стали осью европейской торговли прежде всего благодаря фламандским купцам, которые везли шерсть, ткани, шкуры и иное сырьё из Северной Европы, и итальянским купцам, привозившим специи, шёлк и другие роскошные товары Средиземноморья и Леванта. С ними и стал расправляться красавец Филипп IV в процессе строительства вертикали власти. В 1277 году, ещё до присоединения Шампани, французский король арестовал всех "ломбардских" (фактически всех северо-итальянских) купцов на своих территориях и отпустил их лишь после уплаты огромного выкупа. В 1291 он повторил этот казавшийся ему гениальным трюк, и на этот раз торговавшие в Шампани итальянцы тоже оказались в зоне королевской юрисдикции. За свободу и право продолжать вести бизнес во Франции пришлось изрядно раскошелиться. В 1292, 1295, 1297, 1303 и 1311 гг. их попросили повторить платежи или уехать, и в итоге итальянцев почти не осталось.
С фламандскими купцами французская корона обошлась ещё жёстче. 2 января 1297 года в начале первой из ежегодных шампанских ярмарок королевские слуги арестовали всех фламандских купцов, конфисковали их товары и продали, передав прибыль королевскому казначею. Хотя фламандские купцы, понятное дело, держались в стороне от последующих ярмарок 1297 года, корона конфисковала также все товары, которые они собирались купить и уже оплатили, все долговые расписки перед ними и всю их общую недвижимость вроде гостиниц и таверн. Один только город Ипр в этот год насчитал потерь на 26 тысяч ливров (если грубо, эквивалент стоимости 5000-9000 дойных коров). Такое уважение частной собственности не могло остаться без последствий.
В результате последующих актов экономической войны, следовавшей за обычной войной с Франции с городами Фландрии, к 1315 году фламандские купцы перестали посещать шампанские ярмарки. Французские короли решили восполнить нехватку фламандских товаров и торговцев с помощью привилегий, продаваемых их соперникам из Брабанта, при условии, что брабантцы не будут подставными лицами фламандцев. Однако, это уже не могло спасти ярмарки, поскольку брабантцы тоже учли особенности правосознания французских королей. В качестве последнего штриха добавился и протекционизм: последовали законы, за принятие которых королям платило лобби французских купцов. Например, в 1303-1315 и 1316-1360 гг. было запрещено экспортировать из Франции необработанную шерсть и недоделанную одежду. Тем самым подрывалась европейская специализация шампанских ярмарок на торговле тканями и участии в транзите английской шерсти и фламандской одежды.
После 1300 года и итальянцы, и фламандцы стали перебираться во фламандские города, используя дороги Священной Римской Империи, которые оказались безопаснее французских. Гент, Брюгге, Ипр соревновались в обеспечении защиты прибывающих туда торговцев. С 1309 года генуэзцы и венецианцы стали регулярно слать флоты галер морским путём — через Гибралтарский пролив на север к Брюгге.
Брюгге тоже предлагал безопасность всем купцам независимо от национальностей и гильдий (впрочем, в будущем отдельные льготы всё же возникли, например, у венецианских купцов с 1332 г., однако сильного лобби, ограничивающего других купцов, всё равно возникнуть не могло). Благодаря этому с 1300 гг. он заменил Шампань в качестве средоточия международной европейской торговли. Кроме того, там развился рынок капитала (предшественник настоящего рынка ценных бумаг), на котором правители и городские советы могли занимать не только у местных, но и у чужеземных финансистов. По всей Фландрии гарантии безопасного ведения бизнеса, развитие представительских органов, налоговой бюрократии и изощрённых финансовых инструментов позволило правителям получать намного больший доход от налогов и займов иностранных негоциантов, чем французы получили от их грабежа. Далее Брюгге сменился Антверпеном, в котором от иностранных купцов даже не требовали членства в национальной гильдии, а Антверпен сменился Амстердамом, в котором купеческие гильдии были и вовсе запрещены (при том, что в то время они были обязательны во всей остальной Европе, и в ряде стран сохраняли силу вплоть до XVIII в.). Франция же больше не имела для европейских торговых и финансовых сетей и доли такого значения, каким обладала Шампань в период независимости.
В заключение надо только упомянуть, что Брюгге и другие фламандские города действовали не только экономически. Так, в 1320 году продавцы Слойса захотели расширить собственную торговлю вместо перевоза товаров в Брюгге, чего требовали законы о монополии купцов Брюгге. В итоге купеческая гильдия надавила на городской совет Брюгге для сбора армии, и в ходе вооружённого конфликта Слойс был сожжён. После этого Брюгге опять получил привилегии от графа Фландрии, включая обязанность всех купцов, ввозящих товары по реке Звин, продавать их только в Брюгге через местную гильдию. Однако сами по себе подобные конфликты конечно не принесли бы долгосрочных плодов, если бы не общая направленность экономики города на привлечение торговли.
(antoin)

===

Англо-берберский альянс

Еще одна причина для эскалации англо-испанского конфликта в 1585 году (которая прямо утверждала Испанию в том, что Англия ведет явно враждебную политику) – это договор британцев с Марроканским султаном Абд аль-Мариком (Абу Марван Абд аль Марик I). В 1576 году Англия и марроканский султанат наладили дипломатические отношения, послом в Берберии был Эдмунд Хоган.
Что же связывало Елизавету с берберийскими пиратами? Ответ прост – торговля. Причем торговля (как обычно) на лезвии бритвы. Арабы были основными поставщиками сахара в Англию, также поставляли на Остров страусиные перья и селитру, ну а англичане снабжали берберов шерстью (испанская шерсть была запрещена к поставке в мусульманские страны), пушками, огнестрельным орудием и корабельным лесом. Таким образом Англия снабжала стратегическими товарами берберийских пиратов, и пушки "made in England" использовались непосредственно против испанцев, точно так же как и корабли, построенные из английского дуба и бука.
В том самом 1585 году, который оказался критичным для Англии и Испании, лондонскими купцами была создана Берберийская компания, которая получила монополию на торговлю с Марроко на 12 лет.
Более того, после того как Филипп II в 1580 году стал и португальским королем, Елизавета через своего посла Генри Робертса пыталась договориться о поддержке берберами дона Антониу, приора Крату, что явно можно трактовать, как совершенно недружественные действия по отношению к Испании.
(george_rooke)


Испанская компания

История англо-испанской торговой компании берет начало с 1530 года, с торгового "братства Святого Георгия", когда Генрих VIII добился права держать торговые представительства в Сан-Лукар-де-Баррадера, Севилье, Кадисе и Пуэрто де Санта-Марии. Указом Карла V англичанам был предоставлен режим наибольшего благоприятствования в торговле, отменены некоторые пошлины для них и было разрешено вывозить товары на своих судах с территории Испании.
Это безоблачное сотрудничество продолжалось примерно до 1561 года. Как раз в этом году новый король Филипп II запретил перевозку испанских товаров на судах иностранных держав, если испанские суда были доступны. Английские торговцы большей частью не приняли эти условия, и в результате в испанских портах процветала незаконная с точки зрения Испании торговля.
В 1563 году Испания наложила временное эмбарго на ввоз товаров в Англию, связано это было с английскими корсарами. В то же самое время английские торговцы сумели рассориться и с португальскими купцами, поскольку залезли в Гвинею, Берберию и другие области, которые португальцы считали своей вотчиной. Через 5 лет в Гвинее произошел открытый конфликт – специально посланная португальцами эскадра разгромила и уничтожила экспедицию английского купца Уильяма Винтера, португальский монарх Себастьян I наложил запрет на торговлю с Англией. В том же 1568 году Елизавета Английская арестовала испанские деньги, перевозимые во Фландрию, и после того, как Альба и Филипп убедились, что английская королева не спешит деньги возвращать, теперь и Испания также объявила эмбарго на торговлю с Англией и конфисковала собственность англичан в своих владениях. Британцы в качестве ответной меры проделали то же самое
Меры иберийцев 1568 года поставили многих английских торговцев на грань краха. К сожалению, они не были так объединены и централизованы, как к примеру компания Торговых Авантюристов или Московская компания. Но в результате им пришлось за бесценок распродавать португальские и испанские товары во Франции и в Байоне.
Наконец в 1574 году была образована централизованная англо-испанская торговая компания, главой которой стал бывший "общественный сержант" Лондона Джон Мерше. Компания управлялась советом из 24 торговцев, каждый из которых внес взнос в 5 фунтов стерлингов. Все бы ничего, но в 1577 году последовал очередной удар по англо-испанским отношениям. После кругосветного вояжа Дрейка все 40 членов компании в Испании оказались под угрозой ареста и даже лишения жизни. Для решения этого вопроса сами английские торговцы попросили поехать к Филиппу II Педро де Субиаура (которого читатели моего журнала знают уже по предыдущим постам), чтобы уверить короля, что купцы Испанской компании были абсолютно не в курсе предприятия Дрейка и осуждают действия своего соотечественника. Более того – они предлагали возместить потери испанской короны из английских товаров, находящихся на территории Испании, которые они были готовы отдать добровольно!
Но из-за этого в самом Лондоне возник конфликт между детищем Мерше и компанией Торговых Авантюристов, которые усмотрели в Испанской компании прямого и явного конкурента. Спорили буквально обо всем – о квотах, которые надо назначить на ввозимый товар, о портах, в которых дозволено разгружаться, о методе реализации, о капитализации компаний. Если при дворе интересы Испанской компании отстаивал мажордом королевы Джеймс Крофт, то интересы Торговых Авантюристов – Сесил и Рейли.
Трудно сказать, что было бы, если бы возобладала точка зрения Крофта, который предлагал торговать с Испанией, в не воевать, но все пошло другим путем. Переломным оказался 1580 год. Поддержка приора Крату дона Антониу, торговля с Марроканскими пиратами и поставка им стратегических материалов, а так же поддержка английскими корсарами португальских повстанцев и французов привела к очередному эмбарго на торговлю между странами. Тем не менее, вскоре запрет был отменен, и торговый оборот рос аж до 1585 года постоянно. Англичан из товаров более всего интересовали кошениль, херес, испанская необработанная шерсть, серебро, предметы роскоши, воск, фрукты, а после присоединения Португалии к Испании еще и бразильские и африканские товары. Сами они поставляли в Испанию зерно, сукно, шерстяные ткани, свинец, олово. Совокупный торговый оборот оценивался в 4.5 миллиона фунтов стерлингов.
Но 29 мая 1585 года все закончилось. До предела обостренные отношения между двумя странами ударили и по общей торговле. По приказу Филиппа II все английские суда были конфискованы, торговцы и моряки были брошены в тюрьму, часть из них позже попала под суд Инквизиции.
В ответ на это Елизавета всем торговцам, пострадавшим от действий испанских властей, начала выдавать корсарские патенты. Это уже была война с обоих сторон. В мае 1586 года Испанская компания фактически прекратила свое существование.
(george_rooke)

X-posted at http://jaerraeth.dreamwidth.org/396346.html
Subscribe

  • Встречи на дорогах

    Я заезжал задом в гараж, и попросил сына помочь мне и сказать, когда я доеду до стены. После того, как я услышал "Бам!", сын сказал мне: "Ровно…

  • Sssstudentessss

    - Профессор, что такое точка? - Точка - это прямая линия, если смотреть ей в торец. === ххх: Теперь на просветительскую деятельность нужно…

  • Он и Она

    - Все мужики - козлы! - Верно, дорогая. - И ты тоже! - Конечно, дорогая. - И почему только я вышла за тебя замуж?! - А вот теперь мы плавно перешли к…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments