Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Category:

Дракон, Обезьяна и прочие-15

Баллада о провале спецоперации

Дневники могут вести самые неожиданные люди. Например, монахи. Например, во время войны. На дворе 1614 год, начало зимней осакской кампании, армия сёгуна-в-отставке Токугавы Иэясу и сына его, сёгуна-не-в-отставке, Токугавы Хидэтады движется на крепость, соответственно, Осака, где засели сторонники предыдущего правящего дома, Тоётоми. С намерением окончательно выселить оный дом из крепости, острова и этого света.
А у армий бывают самые странные потребности. И вот, двух монахов, Какузана и Рётеки увлекают в ряды – работать капелланами и особо следить за семейной реликвией дома Токугава, изображением Будды Амиды, обычно называемого "Черным Амидой", поскольку от долгого окуривания изображение несколько потеряло в цвете и приобрело в копоти. При этом монахам строго наказывают – если случится что странное, немедленно докладывать. Реликвия специфическая, некогда принадлежала самому Минамото-но Ёсицунэ и характер у нее... нелегкий.
Какузан, как уже сказано, ведет дневник.
И записывает, как выступают, как идут на Осаку, как не то 16, не то 17 числа одиннадцатого месяца армия доходит до Кизу – и там останавливается, а сам Иэясу с небольшим конным конвоем следует дальше, в Нару. Реликвия, естественно, едет с ним. Монахи – с реликвией.
Только отъехали от Кизу – шум, пальба, крики, покойники, Буденный на тебе с небес. В роли Буденного – один из командующих обороной Осаки, Санада Нобушигэ – тот самый, кого в сэкигахарскую кампанию за 15 лет до того нынешний сёгун Хидэтада с сорокатысячной армией из совершенной халабуды выселить не мог. Ну, не сам, конечно, Санада. Его люди. Засада. Какузан пишет, что было их целых сто... спишем на шум, зимние сумерки и богатое воображение нонкомбатанта – сотне там развернуться негде. Но так или иначе, а невесело. Убитых – много, погоня на хвосте, до своих явно не добраться, прорываться приходится вперед, а токугавский паланкин - не самое быстрое средство передвижения. Арьергард готовится умирать с неприятной мыслью, что вряд ли это поможет.
И тут откуда-то сбоку в ряды противника вламывается здоровенный бродячий монах-воин в черном и принимается там все крушить на все стороны, так что противник тает как мясной фарш при виде голодной ехидны.
Уф. Ушли. Как-то добрались до Нары. Ну раз добрались – нужно отблагодарить богов и будд за спасение. Тем более, что один будда под рукой есть, тем более, что стоит проверить сохранность реликвии после всей этой стрельбы и суматохи.
И выясняется, что плохо с сохранностью. У бесценного изображения... вмятины от пуль – в масштабе – и ноги в грязи.
Тут всем все становится ясно, Иэясу преподносит святыне благодарственные сладости, используя собственный шлем в качестве алтаря, и так далее.
А монахи некоторое время думают, записывать ли происшествие – потому что с точки зрения людей это была безусловно странность и даже чудо, но для чтимой реликвии – вполне естественное же поведение... особенно с учетом происхождения и характера.
Но все же записали. В отчет и в дневник. Откуда она угодила в хроники дома Токугава. Все три документа сохранились - благодаря им мы и знаем эту историю.
А что сказал Санада по сему поводу - мы не знаем, потому что Санада был человеком очень вежливым. Известно только, что в следующий раз он попытался добраться до сёгуна-в-отставке сам – и возможно, даже отчасти преуспел: Иэясу умер в 1616, по слухам, как раз от ран, полученных под Осакой.
Но так или иначе, а на его, Санады, дороге никакие черные монахи не возникали. И правильно делали. Потому что Санада и сам был монах. Не очень хороший, но монах. А сказано же "Встретишь Будду – убей Будду".
(Для тех, кто не совсем в теме - Санада Нобушигэ более известен в литературе, кино и аниме под имнем Юкимура, которого он при жизни никогда не носил. "Алый демон войны", "лучший полководец эпохи" (хотя тут есть конкуренты) и так далее.)


Баллада о гостеприимстве

Данный документ нет смысла пересказывать – его нужно цитировать дословно. Это запись из дневника Ричарда Кокса, главы английской фактории, за 7 июня 1615 года. 1615 год – это последний всплеск войны между Токугава и Тоётоми. Только что пал Осакский замок, род Тоётоми уничтожен. Да, а поскольку Тоётоми в этот раз собирали под свое знамя всех недовольных, среди них оказалось много христиан и замок был буквально увешан знаменами с разными крестами. Что важно для дальнейшего.
Авторская орфография не сохранена за полной невозможностью исказить русский язык до нужной степени.

"Июнь 7,
После обеда пришел брат-францисканец по имени падре Апполонарио, которого я раньше дважды или трижды видел в Хирадо. Он был в замке Осаки, когда его взяли, и, однако, добрая удача помогла ему скрыться. Он сказал мне, что ему не удалось унести с собой ничего, кроме одежды, что была на нем - такой нежданной была атака; и что он все недоумевает, как армия числом поболе 120 000 человек (а таковы были войска Фидая-сама) могла быть сокрушена с такой быстротою. От меня он хотел, чтобы я, ради Бога, дал ему какой-нибудь еды, потому что он перенес много несчастья за те 15 дней, что он ушел из замка Осаки. Так что, когда он поел, я дал ему 15 mas серебром и проследил, чтобы он ушел безопасно."

Прятать беглецов из Осаки, кормить их, давать им денег на дорогу - и все это посредь города Хирадо, начальству которого нужно очень доказывать текущим властям свою лояльность... Рисковое занятие. С другой стороны – отказать просящему? А Ричард Кокс, конечно, был не самым приятным человеком и совершенно невыносимым занудой. Но трусом его не называли. За отсутствием к тому оснований.
А падре был человек умный и знал, где именно его не придет в голову искать.


Баллада о взаимопонимании

В следующем 1616 году уже хатамото Миура Андзин, владетель Хеми, что в провинции Сагами, получил официальное предупреждение, требующее от него прекратить прятать у себя католических священников. Миура возмутился и отписал, что никаких священников он не прячет, а что у него дома бесперечь испанские представители живут - так это сёгунат в своей безграничной мудрости пожелал их у него разместить по причинам языковым и прочим, а сам бы он без них с большим удовольствием обошелся, в виду всего предыдущего опыта с данной категорией лиц – от Нидерландов до, собственно, Присолнечной - и проблем санитарного свойства.
И получил характерный ответ - "Вы не оправдывайтесь, вы просто прекратите." Из чего следует, что Миуру, то есть Вильяма Адамса, в сёгунской канцелярии знали очень хорошо.


Баллада о различиях между иезуитами и францисканцами

Как известно, присутствие "еретиков" в Японии до крайности беспокоило и раздражало иезуитскую миссию – и они разнообразными способами пытались Адамса с голландцами из страны выселить (чему сам Адамс на первых порах был бы очень рад – но не задалось). Параллельно – раз уж так вышло – они предпринимали разнообразные попытки обратить пришельцев в католицизм посредством богословских споров. И горестно отмечали, что Адамс, не будучи теологом и вообще человеком ученым, тем не менее в делах духовных разбирался неплохо, на каждый их библейский аргумент отвечал своей "неверной интерпретацией" - и упорно пребывал в заблуждении. Так оно и шло.
А в 1614 один из монахов-францисканцев решил, что там, где не действует аргументация, нужно переходить к иным методам. Не подумайте дурного – к чудесам. И предложил Адамсу несколько чудес на выбор – дерево силой веры перенести, гору сдвинуть, по морю аки посуху пройтись... Адамс его отговаривал – мол, Господу, конечно, подвластно все и в древности чудеса бывали, да еще и не такие, но наши времена – дело иное, и если и случается что, то одно шарлатанство. Францисканец, однако, от идеи не отказался – и дело закончилось пари. Так что в назначенный день на берегу собралась толпа и францисканец с огромным деревянным крестом произнес проповедь и пошел себе в море, с намерением погулять по поверхности. Течение там сильное и подповерхностное, так что его почти сразу подхватило и поволокло – и затонул бы он начисто, несмотря на крест, если бы "еретик"-голландец, Мельхиор ван Станворт, не сообразил кидаться спасать его не вплавь, как некоторые прочие, а на лодке. Догнал, выцепил, вытащил, так что ничего серьезней простуды и пары ушибов с братом тогда не случилось.
Адамсу же тот потом объяснял, что его недостаток веры подвел. Причем не только его собственной, но и адамсовой. Если бы тот поверил и обратился – все бы получилось. Сам же Адамс по-прежнему полагал, что дело не в горчичном зерне и не в ошибочности католической доктрины, а в том, что чудес такого рода больше не бывает в принципе – это детям надо чудеса показывать, а взрослые люди постигают мир посредством наблюдения и рассудка. А рассудок и до опыта говорил, что люди по воде пешком ходить не могут, а уж после опыта он в том уверен втрое.
Надо сказать, францисканское начальство, в отличие от Адамса, результатами опыта оказалось крайне недовольно. Проповедника быстро спровадили из Японии обратно в Манилу, где тамошний епископ тут же посадил его под арест – за подрыв авторитета и скверную манеру искушать Господа Бога.
А среди японцев пошел слух, что у Адамса – иммунитет ко всякому колдовству. Поскольку он и сам... того-этого. И то сказать, вы вообще глаза такого цвета у живого человека видели?

> иезуиты, кажется, неплохо относились к князю Ода.

У Ода с иезуитами получилась полная взаимность. Вплоть до того, что он Валиньяно дарил расписные ширмы с видом замка Азучи (Адзути).


(от имени сёгуната - как всегда, Антрекот)

X-posted at https://jaerraeth.dreamwidth.org/394946.html
Subscribe

  • Встречи на дорогах

    Я заезжал задом в гараж, и попросил сына помочь мне и сказать, когда я доеду до стены. После того, как я услышал "Бам!", сын сказал мне: "Ровно…

  • Sssstudentessss

    - Профессор, что такое точка? - Точка - это прямая линия, если смотреть ей в торец. === ххх: Теперь на просветительскую деятельность нужно…

  • Он и Она

    - Все мужики - козлы! - Верно, дорогая. - И ты тоже! - Конечно, дорогая. - И почему только я вышла за тебя замуж?! - А вот теперь мы плавно перешли к…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment