Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Categories:

Англо-испанский пинг-понг

В конце апреля 1596 г. в Дувре начали спешно формировать флот вторжения. Командующим морскими силами Елизавета назначила лорда Говарда Эффингемского (флаг на 55-пушечном "Королевском Ковчеге"), сухопутными командовал граф Эссекс (флаг на новейшем, спущенном на воду в начале 1595 года 48-пушечном "Отражении"). Место контр-адмирала эскадры занял бывший фаворит королевы сэр Уолтер Рейли (флаг на 26-пушечном "Неудержимом"). Вице-адмиралом назначили лорда Томаса Говарда (флаг на 24-пушечном "Достойнейшем"). Генерал-лейтенант Френсис Вир, главный советник и наставник графа Эссекса, держал свой флаг на 26-пушечной "Радуге". Корме того в эскадру входили королевские галеоны "Роза Марии" (39 пушек, капитан – Корнелис Клиффорд), "Неустрашимый" (41 пушка, сержант-генерал-майор Джон Винфилд), "Авангард" (31 пушка, Роберт Дадли), "Несравненный" (38 пушек, Роберт Соутвелл), "Золотой Лев" (40 пушек, Роберт Кросс), "Безошибочный" (29 пушек, Джордж Гиффрод), "Умиротворение" (24 пушки, капитан Кинг), 16-пушечный "Чужеземец", а также 12 приватиров из Лондона и 22 голландских корабля под началом Вильгельма Нассау. Кроме того к эскадре присоединились порядка 50 малых приватирских судов – Англия выставила в набег на Кадис весь свой флот без остатка.
В мае армада перешла в Плимут, месяц ушел на подготовку и оснащение судов, в качестве экспедиционного корпуса было загружено 6360 солдат и 1000 волонтеров. В отличие от прошлых корсарских набегов решили подойти к делу серьезно – Вир, используя богатый опыт службы в войсках Вильгельма Оранского, настоял на организации тренировок по высадке десанта, взаимодействии солдат и моряков, упражнялись в стрельбе по наземным целям и управлению кораблями на мелководьях. В этих экзерцициях он даже не на шутку схлестнулся с Уолтером Рейли, который считал "все эти игрища детской забавой". Однако королева, которая уже по горло была сыта корсарскими замашками своих бывших любимцев, поддержала более опытного Вира. В общем, впервые англичане решили по-настоящему подготовиться к экспедиции.
29 мая 1596 в Плимут вошли остатки экспедиции Дрейка-Хокинса-Баскервииля, но корабли были в столь плачевном состоянии, что их сразу же поставили в ремонт, усилить они флот Эффингемского не смогли. 13 июня суда покинули порт и взяли курс к берегам Иберийского полуострова. Перед отплытием Рейли выпустил коротенький манифест, где вспоминал своего кузена, Гренвилла, погибшего в бою у острова Флорэс в 1591 году, и призывал "отомстить за "Месть" (Revenge for "Revenge"!). Чуть ранее вперед были высланы самые лучше ходоки эскадры – "Легкокрылый", "Львенок" и "Возлюбленная", имея задачу наблюдать за испанцами и сообщать любые новости. 14 июня они достигли форта Сан-Себастьян (к югу от Кадиса), где легли в дрейф, наблюдая за испанцами.
Надо сказать, что разведка Филиппа II прохлопала все приготовления англичан, а большой флот, который островитяне собирали в Плимуте, они приняли за очередную корсарскую экспедицию к Вест-Индии, поэтому острова Карибского моря и города Мэйна были срочно усилены еще в апреле. Так же дали большое охранение и "серебряному флоту", отослав туда практически всю Кастильскую Армаду. 30 июня, когда флот Эффингемского появился перед Кадисом, в гавани находилось около 40 богато загруженных торговых судов, которые собирались в свой обычный вояж к Мексике.
Из военных кораблей в Кадисе находились галеоны "Сан-Фелиппе", "Сан-Матео", "Сан-Андрес" и "Сан-Томас", 3 паташа и 17 галер. Ситуация для испанцев осложнялась также тем, что на галеонах еще не были установлены пушки, они были загружены в балласт, и теперь их срочно пришлось устанавливать к орудийным портам. Командующий испанским сводным отрядом дон Хуан де Портокарреро решил выстроить бортом свои четыре галеона в самом узком месте – между Пунталем и Порто-Реалом. Но поскольку галеонов все же не хватало для перекрытия входа в бухту, к ним добавили еще два спешно вооруженных торговых судна и паташи. Галеры отошли на мелководье у Пунталя и встали фронтом – чтобы вести из своих длинных пушек огонь во фланг англичанам. Торговые суда испанцы увели в глубину Кадисского залива.
Эссекс хотел высадить десант у Салеты, однако Рейли отговорил его. Корсар доказывал, что сначала надо разбить слабый испанский флот, чтобы десантировать солдат прямо в городе. По совету Рэйли сначала крупные корабли англичан скопом атаковали 17 галер, воспользовавшись тем, что испанские корабли стояли на шпринге с заведенными двумя якорями помочь галерам не могли. Островитяне с дальнего расстояния нанесли гребным судам обширные повреждения, поскольку галеры являлись слабо защищенными от обстрела судами (потери в экипаже, переломанные весла, низкий борт, потери в абордажных партиях – все это не способствует живучести галеры как боевой единицы). Сначала островитяне вели огонь по галерам артиллерией среднего калибра, а потом, приблизившись, перешли на стрельбу картечью. В результате галеры были вынуждены бежать и частью укрыться во внутренней гавани, а частью – выброситься на берег.
Вскоре "Неудержимый" и "Несравненный" атаковали стоящие на шпринге испанские корабли. Чуть позже их поддержали "Роза Марии", "Воздаяние", "Неустрашимый", "Безошибочный", "Авангард", "Золотой Лев" и "Радуга", сосредоточив усилия на стоящих в середине "Сан-Андрес" и "Сан-Матео". К 16.00 полуразбитые испанские галеоны вынуждены были сняться с якоря. Мелкие суда при поддержке "Арк Рояла" атаковали горящие корабли противника и послали к ним абордажные партии. Около 18.00 "Сан-Андрес" и "Сан-Матео" были захвачены, а испанцы подожгли "Сан-Фелиппе" и "Сан-Томас". Английские суда широкой рекой хлынули вглубь залива. Один за одним на иберийские торговые суда высаживались абордажные отряды, и взвивались на грот-мачтах захваченных кораблей флаги Св. Георгия.
Вир приказал, используя фактор неожиданности, высадить десант в Пунтале. Сразу же 750 человек заняли оборону на перешейке и на морсе Суазо, чтобы не допустить подхода подкреплений к испанцам, а 1250 английских солдат атаковали Кадис с юго-западной стороны. При этом Вир удачно использовал замешательство донов, небольшой отряд в 300 человек под началом Винфилда, высадившийся на севере, полностью отвлек внимание испанцев, и появление отряда Эссекса и Вира со стороны Пунталя оказалось для них шоком. Англичане атаковали стены (которые на удачу оказались низкими и покатыми) и без труда ворвались в сам город. Защитники города (примерно 1000-1200 солдат) откатились к крепости Сан-Фелиппе и женскому францисканскому монастырю, а англичане ринулись грабить город. Грабеж длился 3 дня. Вскоре сдались запертые с суши и с моря защитники Сан-Фелиппе и францисканского монастыря. Герцог Медина-Сидония приказал сжечь укрывшиеся в Пуэрто-Реале 32 торговых галеона, поскольку опасался их захвата англичанами. С ними сгорели и товары на 20 миллионов дукатов.
На следующий день представители Говарда и Эссекса встретились с городскими властями, где сообщили, что в обмен на контрибуцию готовы оставить Кадис и уплыть обратно. Сумму выкупа определили в 520 тысяч дукатов, британцы взяли себе в заложники до выкупа 51 знатного горожанина. Однако, дождавшись лишь частичной оплаты (120 тысяч дукатов), 5 июля островитяне покинули Кадис. Заложников при этом не отпустили и увезли с собой (они вернулись на родину лишь в 1603 году, перед заключением мирного договора).
Ущерб был велик – в Кадисе сгорело 290 жилых домов (в том числе и знаменитая Библиотека Иезуитов, где среди всего прочего погибли в огне записки монаха Биаса Валера об империи инков), экономически его оценили в 5 миллионов дукатов.
Поскольку это уже было второе нападение на Кадис за десять лет – Филипп II приказал перестроить всю систему обороны города. Так же, чтобы облегчить участь горожан, король объявил, что город освобождается от уплаты налогов на 10 лет.
Захват Кадиса стал очень неприятным щелчком по носу испанцам. Их действительно поймали в самый неподходящий момент в самом неподходящем месте.
Следует сказать, что в это время возвращался очередной "серебряный флот" из Вест-Индии. Эссекс, узнав об этом от рыбаков, предложил Говарду отплыть к Азорам и атаковать конвой. Однако Говард отказался. Он помнил, чем закончилась попытка 1591 года, да и королева ясно дала понять, что более самоуправства и партизанщины она в управлении эскадрами не потерпит. В результате было решено возвратиться в Плимут.
Все захваченные деньги Эссекс и Вир добровольно передали королеве Елизавете. Добыча составила около 300 тысяч фунтов.

В начале 1597 года испанцы спешно готовили новую Армаду к берегам Англии. На 5 февраля 1597 года в Ферроле находились 19 галеонов, 2 навио, 38 "уркас", 8 флиботов, 13 паташей, 2 галисабары, 1 галера – всего 82 корабля водоизмещением в 25911 тонеладос. На борт собирались принять до 40 тысяч солдат, из которых 25 тысяч предназначались для высадки в Фалмуте, и 15 тысяч - Ирландии.
Англичане от шпионов знали о подготовке Армады, и собрали довольно большой флот из 120 кораблей под командованием Эссекса, Говарда и Рейли. 9 июля они вышли из Плимута, но налетевший жестокий шторм раскидал корабли по океану, довольно большая часть была повреждена, а эскадру Рейли отнесло аж к Азорским островам. Рейли, верный корсарским привычкам, атаковал город Файяль на острове Терсейра, захватил и разграбил его. Все бы ничего, но когда в Плимут пришли суда с награбленным, Эссекс закусил удила. Он увидел в действиях Рейли попытку отличиться, и решил вместо атаки на Ферроль попытать счастья в захвате "серебряного конвоя". Обе английских эскадры объединились у острова Сан-Мигель и атаковали город Вилла-Франка-ду-Кампу. Но этот момент на Азорах оказалась эскадра дона Бернардино де Авеланеды и Хуана Гутиерреса де Гарибая, возвращавшаяся с Кубы после разгрома экспедиции Дрейка и Хокинса. Идальго сопровождали "серебряный флот" с 17 миллионами песо на борту. Узнав о присутствии в водах Азорских островов британцев, Гарибай отвел корабли к Терсейре, в Ангру, где укрыл торговые суда в бухте, свои корабли расположил на внешнем рейде буквой "V", сокровища перевез на сушу в донжон, усилил артиллерией береговые батареи, приказал вырыть окопы и апроши.
Эссекс попробовал было атаковать, но получил жестокий отпор, на его флагмане был сбит руль и бушприт, было 20 пробоин, потеряли бизань-мачту. Пытаясь выманить Гарибая из Ангры англичане отошли к Корво, но испанцы не купились на уловку – имея всего 8 галеонов и 15 паташей Авеланеда и Гарибай решили не испытывать судьбу в бою со 120 кораблями англичан. В общем до глубокой осени английский флот играл в "кошки-мышки" с эскадрой испанцев на Азорах, пытаясь захватить "серебряный конвой" и оставив берега Англии абсолютно беззащитными. И это при том, что и Эссекс, и Рейли знали о подготовке испанцами крупномасштабной высадки войск в Англии и Ирландии! Изумительное разгильдяйство и халатность!

Тем временем в конце сентября из Ферроля вышли семь галер Карлоса де Амесолы с 1000 солдат на борту и взяли курс на Бретань. 17 октября 136 испанских кораблей (общим водоизмещением 34080 тонеладос, 4000 моряков, 8634 солдат) покинули воды Испании и взяли курс на Ла-Манш. В это время эскадра Неаполя (32 корабля, на борту три терции испанских солдат) проходила Гибралтарский пролив и вскоре должна была соединиться с основными силами. Испанцы не успели полностью подготовить корабли, не успели загрузить провизию и припасы полностью, но Филипп II, узнав о том, что британский флот застрял на Азорах, приказал выходить, чтобы использовать великолепнейшую возможность господствовать в Ла-Манше. Командовал Армадой Мартин де Падилья. Местом высадки войск должен был стать Фалмут, расположенный на самом юго-западе Корнуолла. Согласно мысли Филиппа II захват Фалмута позволял:
а) создать порт подскока к Ирландии;
б) запирал англичанам выход из Канала;
в) мог служить аванпостом для сухопутных экспедиций внутрь Англии.
19 октября испанцы уже были у побережья Корнуолла. Около Фалмута галеры Субиаура начали высаживать войска, и смогли даже десантировать 4 роты морских пехотинцев, однако наутро 20-го налетел жестокий шторм. Испанские корабли просто раскидало по Кельтскому морю, часть ушло во Фландрию, часть – в порту Нормандии и Бретани.
Что касается 400 испанских солдат – они не спеша окопались недалеко от города, выгрузили с пинасов и баркалон порох и припасы, и ожидали подкреплений. Десант этого отряда вызвал панику среди населения, все окрестные деревни опустели, жители спешили укрыться за крепостными стенами Фалмута. Лорд-лейтенант Корнуолла слал депешу за депешей в Лондон, описывая ситуацию в самых черных красках. Двор, узнав о высадке испанцев, всполошился – Елизавета срочно объявила о сборе тотального ополчения, войска стягивались к Лондону. Газеты описывали ситуацию в самых черных красках – началось вторжение, причем на этот раз английский флот, глупейше гоняющийся за "серебряным конвоем", оставил побережье без защиты. В панике королева обратилась к голландцам и французам – Англии нужна поддержка их армий!
Через две недели, поняв, что высадка не состоялась, испанцы сели на свои корабли и отплыли к побережью Бретани. Что касается Падильи – на рейд Ла-Коруньи 21 ноября вошли обратно 108 кораблей (Арамбуру задержался в Лиссабоне, поэтому потери испанцев составили 28 кораблей, из них 16 утонули во время непогоды, 12 – вошли во вражеские порты или захвачены).
Когда в Англии узнали, что вторжение сорвалось – во всех храмах провели торжественные службы. Вторично была отчеканена медаль "Дунул Господь – и они рассеялись".
Но самое интересное началось позже. 2 декабря в Плимут вошли корабли Эссекса, Говарда и Рейли. Пришли без призов, без денег и после того, как ушли испанцы. Елизавета была в гневе. Все командиры экспедиции к Азорам были подвергнуты обструкции и опале. Рейли удалили от дел, Эссекса перевели в армию.
Как и в прошлый раз, Англию спасла погода и постоянная привычка испанцев организовывать экспедиции к Ла-Маншу осенью. С точки зрения навигации переход эскадр из Средиземного моря надо было организовывать весной, а выход Армады к Ла-Маншу в мае-июне. Но дело в том, что финансирование флота начиналось только в апреле, и средиземноморские эскадры начинали движение только в июле, когда у Гибралтара дули преимущественно восточные ветры, откидывавшие суда к Балеарским островам и Италии. В то же самое время у Ферроля и Ла-Коруньи в июне-июле преобладал норд-вест, прижимавший испанские корабли к берегу, а в мае – самом благоприятном месяце – подготовка флота еще не была закончена.
В общем, с точки зрения навигации подготовку Армады надо было сдвигать на три-четыре месяца назад, но это требовало знаний ветров на маршруте Лиссабон-Ферроль-Да-Манш и пересмотра сроков финансирования.
Неудача новой Армады привела к калейдоскопу событий. Генрих IV с помощью большой взятки в 6 миллионов ливров смог купить покорность герцога Меркура и 2 мая 1598 года заключил с ним соглашение, согласно которому Меркур признавал Генриха королем Франции и своим сюзереном в обмен на амнистию всех своих сторонников, учувствовавших в междоусобице и сохранении в Бретани исконных свобод знати. Испанцам в Блавэ давался месяц для эвакуации.
Потеряв форпост в Бретани Филипп II понял, что война с Францией проиграна. В мае 1598 года Испания и Франция подписали мир. Испанцы возвращали французам все захваченные во время войны территории и отказывались от поддержки Католической Лиги. Перед отходом из Бретани Субиаур напал на большой голландский конвой и захватил 40 судов, которые препроводил к берегам Галисии. Это был единственный успех, немного подсластивший пилюлю стратегического поражения.
13 сентября 1598 года в Эскориале скончался король Филипп II. Трон ему наследовал Филипп III. Уже в юные годы стали очевидными слабоволие инфанта Филиппа и неспособность к делам управления. Гораздо больше его интересовали охота и придворные празднества, что сочеталось с глубокой религиозностью. Филипп II сказал о сыне: "Господь, которому угодно было даровать мне столько владений, отказал мне в сыне, способном управлять ими. Боюсь, им самим будут управлять другие". Слова эти полностью оправдались. Новый король передал дела управления своему фавориту, герцогу Лерма, который добивался от монарха почти всего, чего хотел; опытные министры Филиппа II быстро утратили власть, а сменившие их родственники и свойственники Лерма были далеко не столь компетентны в государственных делах.
Тем не менее война с Голландией и Англией продолжилась...

(george_rooke)

X-posted at http://jaerraeth.dreamwidth.org/387329.html
Subscribe

  • Встречи на дорогах

    Я заезжал задом в гараж, и попросил сына помочь мне и сказать, когда я доеду до стены. После того, как я услышал "Бам!", сын сказал мне: "Ровно…

  • Sssstudentessss

    - Профессор, что такое точка? - Точка - это прямая линия, если смотреть ей в торец. === ххх: Теперь на просветительскую деятельность нужно…

  • Он и Она

    - Все мужики - козлы! - Верно, дорогая. - И ты тоже! - Конечно, дорогая. - И почему только я вышла за тебя замуж?! - А вот теперь мы плавно перешли к…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments