Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Category:

Книга захватов Ирландии

Английская экспансия на Зеленый Остров началась с 1169 года. При Генрихе II Платагенете британцы смогли оттяпать небольшой кусок ирландской территории в районе Дублина, который назвали Пэйл (Pale - забор). Именно эта местность стала базой, откуда англичане делали набеги на остальную часть острова, и где пытались укрыться в случае атак ирландцев. Собственно, Пэйл стал настоящим фронтиром, где английские колонисты спали "с ружьем, прислоненным к ноге", как позже ковбои Дикого Запада или русские казаки в Диком Поле.
Тем не менее, поселенцы постепенно двигались вперед, расширялись, смешивались с населением Зеленого Острова, торговали, занимались сельским хозяйством и скотоводством, развивали ремесла и промышленность (прежде всего сельскохозяйственную). К середине XV века кроме Пэйла англичане распространили свое влияние примерно на треть Ирландии, и образовали (или склонили на свою сторону) графства Десмонд, Вексфорд, Ормонд и Килдейр в центре и на юге острова, а также анклав Ольстер на северо-востоке, в районе Кариккфергуса.
В 1541 году английский король Генрих VIII на Парламенте в Дублине торжественно объявил себя королем Ирландии, и представители всех лояльных кланов принесли ему присягу верности. Непосредственной целью этой меры была борьба с католиками, которые считали, что поскольку Генрих VIII в 1538 году был отлучен от церкви папой, то он лишился титула лорда Ирландии. Однако, помимо борьбы с католицизмом этот шаг имел еще и дополнительные преференции - пользуясь титулом короля всей Ирландии, Генрих VIII стал настойчиво проводить политику сдачи и нового пожалования поместий.
Король, нарушая права кланов и септов на землю, принимал от лояльных ирландских вождей подвластные им территории и жаловал их этим вождям как своим непосредственным держателям-вассалам обычно на правах рыцарского держания, с выдачи жалованной грамоты и присвоением титула согласно английской феодальной иерархии, подчиняя таким образом их своей власти.
Чтобы закрепить преданность крупных вождей, король обычно жаловал им еще земли монастырей, находившихся на их территориях, а также земли из своего домена вблизи Дублина. Так, в 1542 году верховный вождь Ольстера Кон О'Нил после поездки в Англию и приема королем в Гринвиче подчинился власти английской короны на следующих условиях: он отказывался от своего ирландского титула и имени, получал титул графа Тирона, обязывался соблюдать английские обычаи, не собирать со своих подданных никаких архаических поборов, соблюдать все законы английского короля как его вассал. На подобных условиях, посетив Англию, вассалами английского короля стали граф Десмонд в Манстере, Маурис О'Брайен, принявший титул графа Томонда, Улик Берк из Коннота, принявший титул графа Кланрикарда, Хью О'Доннел из Ольстера, принявший титул лорда Тирконнела, — всего 40 вождей. "Поверьте мне и моему опыту, что наши титулы скорее ослабляют их (ирландских вождей), чем усиливают", - с сарказмом отмечал Роджер Бэкон в письме Генриху VIII.
С началом англо-испанской войны 1585-1604 годов встревоженный Уолсингем писал Елизавете, что именно "в Ирландии и Шотландии враги могут наиболее легко найти пути и средства для нашего уничтожения" и только надежно заперев эти "потайные ворота в Англию", можно надеяться отразить опасность вторжения католических сил в Англию. Была произведена массовая конфискация земель и раздача ее лояльным лордам и ирландцам на английской службе. Ситуация в Ирландии никогда не была простой, но еще более осложнилась в 1591 году. Англичанам пришлось сражаться с кланом МакМагона, главы рода (септа) Магонов, но у Монахана (Monaghan) наместник в Ирландии Уильям Фицвильям смог разбить и рассеять ирландские отряды. Вскоре основным противником британцев Хью О’Нил (O’Neil), граф Тирон, заключивший союз Хью Роем О’Доннелом (графом Тирконнелом), и обладавший довольно большими финансовыми и людскими ресурсами. Оба вождя организовали Северную лигу кланов, притянув в союз О’Рурков, О’Рэйли, О’Конноров и лендлордов поменьше. Ирландцы смогли навербовать до 2000 шотландских наемников, закупили в Англии и Шотландии большое количество мушкетов и пик.
К 1592 году они сколотили довольно большую армию в 8000 человек, вооруженную современным оружием, и активно осваивающую современные тактические приемы боя. Повстанцы сконцентрировались в районе Ольстера, в графствах Донегол, Тирон и Коннахт, которые обладали естественной защитой от атак с юга и северо-востока: почти вся граница с Пэйлом – это низкие горы, кроме болотистой территории между Ньюри и Слайго, но и там очень тяжело использовать большие массы пехоты и конницы. Из района Каррикфергуса англичане также не могли организовать наступление на ирландцев, поскольку пришлось бы форсировать озеро Лох-Ней и реку Банн, или продираться в обход через чащи Гленконкейна.
Ирландцы начали нападения на английские гарнизоны, захватывали имущество английских поселенцев, разоряли фермы и села. Война подогревалась и религиозными различиями – ирландцы-католики ненавидели англичан-протестантов.
В 1595 году Тирон смог одержать крупную победу при Клонтибрете, где двухтысячный английский отряд Генри Багенейла в двухдневных боях понес тяжелые потери (до 700 человек) и был вынужден отступить в Ньюри. Ирландцы применили неожиданную для англичан тактику обстрела их колонны рассыпным строем кэливэров (caliver, аркебузиры, прообраз егерей), а потом ударили кавалерией и обратили противника в бегство. Только на вершине холма Баллимакоуэн англичане смогли укрепиться и разбить лагерь. К сожалению у О’Нила закончился порох, поэтому он не смог добить отряд Багенейла, тем не менее, Елизавета, напуганная вестями из Ирландии, запретила публикацию реальных цифр потерь при Клонтибрете. В официальном отчете упоминалось только о 39 убитых и 109 раненных, но, судя по бумагам самого Багенейла, совокупные потери были гораздо больше.
Эта победа склонила Филиппа II обратить более пристальное внимание на Ирландию. Испанцы и ранее оказывали повстанцам помощь оружием и советниками, теперь же было решено отправить в Ирландию и военные контингенты.

Надо сказать, что Империя до 90-х годов XVI века не рассматривала вариант завоевания Ирландии, Филипп в письме к принцу Альбрехту отмечал, что хочет сделать из Зеленого Острова "английскую Фландрию", война с которой полностью поглотит ресурсы англичан и не позволит им вмешиваться в испанские дела. В 1593 году на переговорах Хуана да Силва де Ласая с Хью О’Доннелом разрабатывались довольно смелые планы (которые к счастью для англичан остались только планами) по созданию в Ирландии военного монашеского Ордена Святого Патрика (по подобию тамплиеров и иоаннитов), задачей которого ставили полное очищение Зеленого Острова от англичан. Командором Ордена предложили сделать либо принца Филиппа Испанского (будущий Филипп 2й собственно) либо эрцгерцога Альбрехта Австрийского. О’Доннел говорил, что финансирование Ордена можно осуществить без нагрузки на испанский бюджет, если римский папа отдаст бенефиции от епископств Ирландии в пользу нового военно-монашеского образования. По самым скромным подсчетам речь шла о сумме в 4000 дукатов, которую можно было увеличить и до 8000 дукатов. Также планировалось устроить бунт среди ирландских солдат под английским командованием во Фландрии (около 2000 человек), к которым бы присоединились валлоны и бургундцы. Далее сводный отряд промаршировал бы к Дюнкерку, где его погрузили бы на корабли и высадили в районе Киллибегс (северо-западной побережье Ирландии). Де Ласай в своей записке королю писал, что завоевание Ирландии довольно легко осуществить, и что это не потребует особых затрат, поскольку "страна населена народом, очень похожим на испанских басков - людьми воинственными и большими приверженцами католицизма. (...) Если мы перенесем войну с Англией в пределы Ирландии – Елизавете будет не до корсарских экспедиций к берегам Вест-Индии и не до поддержки повстанцев во Фландрии".

Меж тем в мае 1596 года грянул финансовый кризис – именно на этот период у Испании приходилось довольно большое количество выплат по кредитам, но на продолжение войны во Фландрии, Франции, Ирландии и Леванте требовались деньги, деньги и еще раз деньги. Надо было строить флоты, содержать армии, кормить и снабжать их, производить необходимый ремонт, укреплять колонии и портовые города. Прежде всего выход увидели в том, чтобы задержать жалование терциям. Но это привело к солдатским мятежам, и как следствие – испанцы в 1597 году во Фландрии и Франции потеряли все то, что с таким трудом завоевали в 1585-1596 годах. Набег на Кадис требовал возмездия, и в Испании был введен налог millones – акцизные сборы на оливковое масло, вино и еще ряд товаров, которые целенаправленно финансировали кораблестроительную программу.
К сентябрю 1596 года в Лиссабоне были собраны 15 галеонов Кастильской Армады, 53 фламандских и немецких флибота, 6 пинас и одна каравелла с 10790 солдатами на борту. Вскоре из Севильи к ним должны были присоединиться заканчивавшие комплектование 30 "уркас" с 2350 солдатами на борту. В Виго 41 зафрахтованное торговое судно с 6000 солдат также делали последние приготовления. Командовали флотом Мартин де Падилья (лиссабонская эскадра), Карлос де Арельяно (севильская армада) и Диего де Брочеро (транспортный флот из Виго). Общее руководство войсками осуществлял майор-генерал Санчо-Мартинес де Лейва. Чуть ранее в Ирландию при содействии ирландцев-эммигрантов был отправлен генерал Ордена Госпитальеров Бернардо де Виллелья с задачей начать организацию военно-монашеского Ордена на Острове.
По плану корабли должны были в октябре 1596 года отплыть из Лиссабона, дойти до Лимерика, где войска были бы ссажены, а флот возвращался бы в Ферроль, оставив около ирландского побережья только легкие суда. В случае столкновения с английским флотом Падилье разрешалось не принимать боя, а попытаться оторваться от англичан. Изначально главным король видел выполнение задач по высадке десанта в Ирландии, вопрос о завоевании господства на море не ставился. Но далее начались непонятные фантазии и телодвижения.
На случай штормового западного ветра Филипп II приказал не входить в Канал, а укрыться в Милфорд-Хэйвене (Уэльс), где испанцы рассчитывали на поддержку местных католиков (которых там в принципе не было). Далее Армада должна была двинуться к Бретани и захватить Брест, чтобы отвлечь французов от Фландрии. Более того – эрцгерцогу Альбрехту было приказано быть в полной готовности, поскольку вполне возможно, к нему пройдет Армада и состоится высадка в Англии.
В общем, и здесь король умудрился распылиться на несколько целей, от чего Падилья пришел в ужас. Казалось, что 1588 год ничему не научил верховное командование и самого монарха. Падилья забрасывал военный совет Эскориала письмами, где спрашивал – какая цель является главной? Если высадка в Ирландии – то зачем оттуда должен уйти флот? Если захват Бреста – то зачем высаживать войска в Ирландии? Если высадка в Англии – то причем здесь Ирландия и Брест? В письме от 22 октября, за три дня до выхода, Падилья честно признается королю, что готов сойти с ума, но не от ожидания возможной неудачи, а от совершенно путанных и нелогичных распоряжений.
Надо сказать, что командиры и солдаты новой Армады пессимистично смотрели на новую экспедицию. Капитан одного из кораблей писал своей жене: "Сегодня уходим в Ирландию. Бог знает, вернемся ли оттуда".
Итак, 25 октября 1596 года корабли из Лиссабона вышли по направлению к Ла-Корунье, но около мыса Финистерре попали в сильнейший шторм. 40 кораблей смогли укрыться в Ферроле, 14 налетели на скалы и разбились, погибло до 3000 моряков и солдат. Корабли пришли в Ферроль в плачевном состоянии, потеряв часть рангоута и людей. Провизия подмокла, и скоро стало нечего есть. В довершение в Ла-Корунье и Ферроле началась эпидемия чумы. Падилье нечеловеческими усилиями удалось навести порядок и организовать ремонт кораблей, к середине ноября Армада была готова к выходу в море, однако от похода к Ирландии решили отказаться. Англичане выслали к побережью Бискайского залива свои корабли, попытавшись, как в 1589 году, нанести потери Армаде, пока она не оправилась, и теперь испанцы прежде всего хотели обезопасить свои берега. Англичане избегали боя, смогли захватить только 3 судна, в свою очередь Педро де Субиаур с 4-мя галерами взял 2 английских корабля на абордаж.
Так и закончился поход "Потерянной Армады". Основной причиной неудачи вновь стали неудовлетворительное планирование, непогода и неясные цели экспедиции. Испанцы раз за разом наступали на одни и те же грабли – отправка эскадр в конце лета и осенью, в период осенних штормов, приводила к повреждениям кораблей и переносу операции.

(george_rooke)

X-posted at http://jaerraeth.dreamwidth.org/386462.html
Subscribe

  • Советские гитики

    Черная молния Александр Акимович Воробьев был известным ученым в нашей области, в 60-70-е - ректором Томского Политеха, а также одним из двух членов…

  • Подвиги Геракла: вторая напасть

    — Мне суждено так на роду: Желанной быть и одинокой, — декламировала голова, уворачиваясь от дубины. После пары неудачных попыток Геракл наконец…

  • Натура шепчет

    Ночные ландшафты Если верить Нилу Гейману, так выглядит набережная Темзы в Челси. Оказывается, ЭТО (слева) - фонарные столбы. Изображают…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Советские гитики

    Черная молния Александр Акимович Воробьев был известным ученым в нашей области, в 60-70-е - ректором Томского Политеха, а также одним из двух членов…

  • Подвиги Геракла: вторая напасть

    — Мне суждено так на роду: Желанной быть и одинокой, — декламировала голова, уворачиваясь от дубины. После пары неудачных попыток Геракл наконец…

  • Натура шепчет

    Ночные ландшафты Если верить Нилу Гейману, так выглядит набережная Темзы в Челси. Оказывается, ЭТО (слева) - фонарные столбы. Изображают…