Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Categories:

Пиратские лирические: не все коту масленица

Паруса против весел

24 апреля 1591 года, 5 испанских галер у Гибралтара атаковали торговое 18-пушечное судно Левантийской компании "Центурион", идущее из Марселя в Плимут, однако капитан лайми Томас Брэдшоу был готов к такому развитию событий. Несмотря на то, что команда "Центуриона" составляла всего 48 матросов, а экипаж каждой галеры – до 200 человек, Брэдшоу бортовым огнем раз за разом отбивал нападающих. Здесь впервые была применена тактика, которая позже даст неоспоримое преимущество парусникам перед гребными судами – капитан отослал к пушкам всех марсофлотов и свободных от вахт, а встречал противника полными бортовыми залпами. Дело в том, что даже в сражениях с Армадой артиллерийский огонь велся спорадически, пушки обслуживали не более 3 человек, солдаты на кораблях в основном были заняты огнем из огнестрельного оружия по вражеским матросам и не помогали комендорам (gunmen), гораздо больше англичане тогда уделяли внимания маневрированию, боясь сблизиться на близкую дистанцию. Брэдшоу же по сути поставил на каждую пушку по 4 человека, и этим добился скорострельности до четырех залпов в 10 минут, причем – одним бортом (знаменитый позже broadside). В результате раз за разом англичане отбивали атаки галер, причем испанцы несли огромные потери. Двенадцать марсофлотов, оставшихся для управления парусами, работали четко, без сбоев, в результате своих противников британцы встречали только бортом, не давая галерам заходить с носа или с кормы.
Несколько раз испанцы кидали с близкого расстояния зажженные фашины на паруса, думая лишить «Центурион» хода, но безуспешно – команда четко тушила очаги возгорания. Пару раз галеры даже закидывали абордажные веревки, однако англичане огромными ножницами резали канаты, не давая взобраться по ним абордажным партиям.
За пять часов боя идальго потеряли до 200 человек убитыми и раненными, тогда как команда "Центуриона" - всего 2 человека раненными. Это был полный триумф парусника над галерами. На следующий день англичане миновали Гибралтарский пролив, за ними следовали 6 испанских галер, но нападений не производили - Брэдшоу сумел внушить к себе уважение. К счастью для испанцев опыт боя «Центуриона» британским Адмиралтейством не рассматривался, и к системе бортовых залпов пришли только во время англо-голландских войн, то есть через 60 лет.


300 испанцев

В марте 1594 года 400 испанцев Томе Паредеса заняли полуостров Росканвель (Roscanvel), и в местечке Келерн (Quelern) начали строить сильную крепость, которая имела стратегическое значение. Дело в том, что этот полуостров Росканвель расположен между бухтами Камарэ и Брестской гаванью и простреливает почти всю акваторию Бреста и выход из гавани, таким образом, форт этот препятствовал англичанам и французам подбрасывать помощь Бресту морем. Англичане, узнав об этом, не на шутку всполошились. Ведь при захвате Бреста Армада Эспанья получал идеальную стоянку для своего флота и мог без противодействия подбрасывать помощь восставшей Ирландии – ведь господствующих западных ветрах испанцы могли выйти из Бреста, тогда как англичане блокировать этот порт – нет.
Прибытие Субиаура с 12 паташами еще более осложнило ситуацию для протестантов, поскольку тот привез рабочих и инженера Рохаса, который за 26 дней смог создать сильный форт, который назвали Леон. В крепости испанцы установили 32 пушки калибром 18 и 6 фунтов, а также организовали там базирование двух эскадр – Субиаура и Бретендона. Защищали форт 3 кастильские терции, всего 300 человек.
Командующий испанским экспедиционным корпусом Хуан де Аквила с основными силами (4000 человек, 2 орудия) двинулся на юг на соединение с войсками Филиппа Эммануэля Лотарингского к Роспордан и Конкарно, тогда как из Морле срочно выдвинулась армия барона де Молака (3000 солдат), чтобы атаковать и отбить Келерн. В районе Ландерно к французам присоединились англичане уже знакомого нам по походу 1589 года Джона Норриса – 300 аркебузиров и 400 рейтаров. В Бресте к англо-французскому отряду присоединился гарнизон мэра Рене де Рэ, сеньора де Сурди (1300 солдат) и сводный отряд английских моряков (700 человек) Мартина Фробишера. 11 октября протестанты вышли к крепости и начали рыть траншеи, чтобы установить 12 пушек для обстрела форта. Через четыре дня, когда часть земляного вала обрушилась, и в стенах появились проломы, Молак, Норрис и Фробишер пошли на приступ. Французы атаковали с правого фланга, англичане - с левого. Бой длился три часа, нападающие были отбиты и понесли большие потери, причем меткий выстрел испанского орудия подорвал пороховые заряды на французской батарее, что привело к большим жертвам. Англо-французские войска были вынуждены откатиться к Бресту, где занялись переформированием и пополнением запасов, а испанцы получили передышку, которую использовали на ремонт стен и создание рва перед крепостью. Паредес произвел вылазку и смог захватить три неприятельские пушки, причем его потери составили всего 11 человек, тогда как у протестантов они исчислялись сотнями.
Тем временем Аквила, узнав о том, что Келерн атакован, срочно повернул обратно, но поскольку он имел только пехоту – не мог быстро поспеть на помощь.
Следующую атаку протестанты смогли провести только через месяц – 18 ноября. Штурм начался в 9 утра, стены к полудню были окутаны дымом, и когда казалось, что испанцы вот-вот дрогнут, с тыла появился отряд Аквилы, который атаковал моряков Фробишера, и отвлек их от штурма бастиона, но англичане с большими потерями смогли замедлить продвижение испанцев. Тем временем в форте Леон 300 испанских солдат держались как могли. С 18 по 19 ноября доны смогли выдержать три штурма, в последнем пушечным ядром был убит Томе Паредес, у испанцев совсем не осталось боеприпасов.
Тем не менее, оставшиеся в живых 100 солдат были готовы и обороняться и дальше, когда в 22.00 перед воротами появилась французская делегация с белым флагом. Когда испанцы открыли ворота, в форт ворвались притаившиеся у стен французские и английские солдаты. На пятачке перед блокгаузом началась финальная битва. Последняя терция под ружейным огнем сумела выстроиться в каре, и отражала атаки до последнего. Могли выжить только 9 испанцев, упавших среди груды бездыханных тел и претворившихся убитыми, еще 5 солдата смогли пробиться к отвесной скале и броситься с нее в море.
Аквила в этот момент находился всего в 2 километрах от крепости.
Потери протестантов были ужасными – более 3000 убитыми и такое же количество умершими от болезней. Были убиты французский маршал Лиске, Мартин Фробишер, армейские капитаны Лезюр, Кердюнэ, Лестрегат, Дауделс. Восхищенный обороной форта де Молак приказал, чтобы тело Паредеса было похоронено с военными почестями вместе с телом героя предпоследней атаки форта сеньора Ромигона в Бресте.


Высадка в Корнуолле

К 1595 году дела у Англии шли неважно. Флот так и не смог захватить ни один "серебряный конвой", ситуация в Ирландии вышла из-под контроля и требовала войск, во Франции чаша весов еще не склонилась на сторону Генриха IV и все было зыбко и непрочно. Но более всего не хватало денег. В связи с этим Елизавета решила снять опалу с Фрэнсиса Дрейка и разрешила ему выйти в новый вояж к испанской Вест-Индии, чтобы разграбить ее и найти так необходимые средства для продолжения войны. Но, не совсем доверяя сэру Фрэнсису после провала 1589 года, добавила в компанию к нему Джона Хокинса, а так же генерала сэра Томаса Баскервилля в качестве командира десанта. Основной задачей вояжа был "золотой галеон" с 200000 песо на борту, который ежегодно грузился в гавани Сан-Хуан, в Пуэрто-Рико.
От испанцев не укрылись приготовления к походу корсаров, и в мае 1595 года небольшой испанский паташ (16 моряков, 24 солдата) появился недалеко от Фалмута, где захватил рыбацкий бот из Сент-Кеверна и привел его к Блавэ. Допрос рыбаков показал, что в Плимуте снаряжается не менее 100 приватиров, размах у будущей экспедиции очень большой, в качестве пайщиков привлечены не только частные инвесторы, но и голландцы. Рыбаков отпустили, кроме одного английского комендора, который тайно попросил своих соотечественников передать Хокинсу, что в Блавэ испанцы базируют 4 галеры и 10 кораблей, а также ожидают прихода еще 7 галер и 10 судов, чтобы организовать высадку на островах Силли. Эта группа островов расположена в 45 км к юго-западу от Корнуолла, и военно-морская база, организованная там, давала испанцам возможность контролировать район Западных Подходов и морское сообщение англичан с Ирландией. Надо сказать, что это была рассчитанная дезинформация, которую испанцы скормили простодушному моряку, но эта шпионская игра имела свою цель.
Испанцы, узнав, что командовать экспедицией к Вест-Индии будет Дрейк, не на шутку переполошились. Задача стояла таким образом – надо либо оттянуть по времени, либо совсем отменить этот вояж. К Корнуоллу было отослано несколько отрядов галер и судов, чтобы побольше узнать о планах англичан. Британцы приняли эти корабли за авангард сил вторжения. 10 июля лорд-лейтенант Корнуолла Фрэнсис Годолфин с тревогой пишет новому фавориту королевы лорду Эссексу: "Я схожу с ума от того, что гарнизон Силли до сих пор не усилен, и испанцы в любой момент могут отринуть эти острова от владений Ее Величества". 20-го около Сент-Эвала и Падстоу (северное побережье Корнуолла) были замечены 4 галеры, что вызвало большой переполох в поселках. Местная милиция под началом лорда Гренвилла срочно мобилизовалась и выдвинулась к берегу, однако галеры скрылись из виду. На следующий день у Сент-Кеверна были обнаружены много судов непонятной национальности, которые растянулись от Фалмутской бухты до рифа Манаклес. Все побережье Корнуолла тревожно замерло. Еще ни один испанский солдат не высадился, а население уже было близко к панике. Люди срывались и уходили вглубь побережья, милиция разбегалась. Гром грянул 23 июля.
На рассвете у Маусхола появилось 4 испанских галеры, которые высадили на побережье 200 пикинеров и мушкетеров. Испанцы, построившись в каре, без боя вошли в городок Пола, который застали совсем безлюдным – все жители при виде галер просто сбежали. К вечеру беглецы достигли Пензанса, где находилась одна из резиденций лорда-лейтенанта Корнуолла. Там Годолфин узнал о высадке, и сразу же послал нарочного в Плимут, предупредить Дрейка и Хокинса, а сам начал формировать милицейские отряды. Преодолевая неразбериху, начали разрабатывать план атаки, однако все планы спутала новость, что испанский отряд сжег Маусхол, вернулся на корабли и отплыл в неизвестном направлении.
Через три часа 400 испанских солдат высадились у самого Пензанса, что произвело настоящий фурор. С таким трудом собранная милиция смело драпанула, бросая оружие и припасы. Годолфин со шпагой в руках пытался остановить бегущих, но ничего не смог сделать – с ним осталась лишь дюжина его слуг. Тем временем испанские солдаты методично разграбили город и подожгли его с двух сторон. Такая же участь постигла и поселок Ньюлин. К вечеру доны вернулись на свои галеры и отплыли к западу.
Тем временем Годолфину удалось переломить панические настроения среди милиционеров, и к 25-му июля он уже обладал довольно большим отрядом в 700 человек, с которым планировал выдвинуться к Маунтхолу. Примерно в это время подошли 40 кораблей Николаса Клиффорда – авангард сил Дрейка, которые он успел снарядить и подготовить к походу. Часть кораблей было сразу же послано к Лизарду для перехвата испанцев. 26-го 14 английских кораблей обнаружили галеры и пустились в погоню. Подробности столкновения неизвестны, тем более странным выглядит результат этой погони – англичане потеряли один халк (маленький корабль), испанцы – ни одной галеры, но около 140 человек убитыми и раненными. Более того – чуть позже галеры атаковали голландский торговый флот, сумели захватить 3 судна в качестве призов, правда потеряли одну галеру.
Эти в общем-то заурядные события вызвали в Англии настоящий шок. Елизавета была в ужасе, она предполагала, что была проведена разведка боем, и что высадка состоится со дня на день. В Корнуолл был срочно командирован Уолтер Рейли, чтобы укрепить побережье и наладить там береговую оборону. В Фалмуте были срочно организованы несколько новых пушечных батарей, на Силли и Лизард перекинули до тысячи солдат.
А что же было с испанской стороны?
Четыре испанские галеры "Капитана", "Патрона", "Перегрина" и "Базана" (десант - 400 морских пехотинцев) под командованием Карлоса де Амисгуты решили произвести диверсионную вылазку на английское побережье. Главной своей задачей Амисгута видел нарушение или перенос сроков выхода флота Дрейка из Плимута. Его задумка с блеском удалась, задержав выход корсаров на целый месяц. Дрейк и Хокинс покинули Плимут лишь 28 августа (7 сентября по новому стилю), колонии были заранее извещены о приближающейся атаке, что позволило испанцам принять меры по защите Вест-Индии.


(все истории от george_rooke)

X-posted at http://jaerraeth.dreamwidth.org/383119.html
Subscribe

  • Поле, русское поле...

    Работаю учителем английского. Выполняли задание: нужно было распределить слова по временам года. Дети не смогли определиться со словом "сухо": летом…

  • Интересноположительное

    Помню, была беременной, заботливый муж старался и все за меня делал. И вот как-то ночью захотелось в туалет, выползла из-под руки мужа, он…

  • Кошачье раздумчивое

    - Как зовут вашего кота? - Георгий Викторович. - А по-другому не могли назвать? - А по-другому он не отзывается. === Работала продавцом в магазине…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments