Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Categories:

Воины Ренессанса

Перешевошить

Как прекрасно знают знатоки эпохи Ренессанса, основным занятием тогдашнего солдата после маршей и осад была "маленькая война" — рейды, засады, фуражировка, грабежи и прочие достойные перфомансы. Поскольку про эти славные дела пишут намного реже, чем про редкие решающие сражения, каждое упоминание их особенно интересно. Вашему вниманию предлагается один из таких эпизодов первой половины Восьмидесятилетней войны.
Из книги Фра Лодовико Мелцо Regole Militari sopra il Governo e Servitio dello Cavalleria (1611 г. издания, автор был рыцарем Мальтийского ордена, а также служил лейтенант-генералом испанской кавалерии в Нидерландах до перемирия 1609 г.):
"То, как важно устраивающим засаду солдатам самим не быть обнаруженными, хорошо показывает пример, который мне кажется полезным привести здесь.
Армия Католического короля во Фландрии в 1595 году была под командованием полковника Мондрагона, кастеляна Антверпена. Он расположился напротив Рейнберга, на другом берегу Рейна. Граф Мориц с армией Объединённых Провинций устроил лагерь неподалёку, между Резом и Везелем. Солдаты короля привыкли к фуражировке между Дорстом и Везелем. Мориц, зная о том и предполагая, что будет легко нанести урон вышеуказанным солдатам, решил попытаться разбить фуражиров Мондрагона, которые передвигались вместе с доброй частью кавалерии на неосёдланных лошадях. Для этой цели Мориц послал графа Филиппа Нассау, генерала кавалерии Провинций, с шестью сотнями лучших всадников, приказав ему пересечь реку Липпу и устроить засаду в подходящем месте.
Однако, переход графа Филиппа через реку был замечен солдатами королевской армии, и они сразу же известили Мондрагона. Тот созвал совет, и все согласились, что целью противника не может быть ничто иное, кроме как атака на фуражиров. Мондрагон тогда, желая победить врага, послал по привычной дороге фуражиров с охраной из большего числа рот, чем обычно, а по другой дороге он направил остальную часть своей кавалерии под командованием дона Хуана де Кордова с приказом занять позицию близ того места, где враг устроил засаду.
Когда королевские солдаты показались на дороге, спрятавшиеся кавалеристы графа Филиппа решили, что их засаду никто не заметил, и все идущие к ним люди — это фуражиры. Две роты аркебузиров маршировали в авангарде отряда. Когда разведчики обнаружили противника, который всё ещё сидел в засаде, авангард выдвинулся и подошёл к врагу так быстро, что тот не успел выйти на открытое место. Началась стычка, и когда подошёл Кордова, люди в засаде оказались зажаты в узком месте. После некоторого сопротивления, в ходе которого они сначала смогли отбросить королевских солдат, они всё же были вынуждены бежать, и многие были убиты и захвачены. Среди прочих значимых пленников был и сам граф Филипп, так тяжело израненный, что вскоре умер.
Неудачный исход этой засады проистекал из того, что кавалерия графа Филиппа не смогла передвигаться незаметно и в свою очередь не замечала противника, который наблюдал, как они устраивали засаду. В противном случае королевские солдаты, не подозревая о враге, вышли бы на фуражировку с обычной охраной и были бы легко побеждены ударом из засады. Также, граф Филипп не должен был устраивать засаду так близко к лагерю, в котором находились превосходящие силы кавалерии".
(antoin)

===

На абордаж!

В июле 1591 года у мыса Сент-Винсент пять галер Береговой Стражи галисийского побережья Испании под командованием Франсиско Колома перехватили отряд сэра Уильяма Монсона (отделившийся от большой приватирской эскадры Джорджа Клиффорда) в составе пяти небольших кораблей, который задрейфовал у островов Берленгас из-за безветрия. Колома повел галера в атаку, и смог захватить три из пяти кораблей англичан (один 14-пушечный флибот, забару и каравеллу), причем если англичане потеряли в абордажных схватках 150 человек убитыми, то испанцы – всего двоих. Среди пленных оказался и Монсон, который попал в тюрьму города Пениши за каперство на два года.
(george-rooke)

===

(Примечание к "Бороде Филиппа Испанского": http://jaerraeth.livejournal.com/84562.html)

Зимой 1587 года в Лиссабоне и Кадисе начались первые приготовления к выходу Армады. Для такого количества кораблей нужно было много боеприпасов, запчастей, материалов, вооружения. В Англии были уже извещены о зловещих приготовлениях. Елизавета хотела если не расстроить полностью, то хотя бы оттянуть выход Армады из Лиссабона. Это было жизненно важно для Острова, поскольку королева осознавала, что ее государство просто не готово дать серьезный отпор испанцам. Именно это желание и легло в основу корсарской экспедиции к Кадису знаменитого корсара Френсиса Дрейка.
Елизавета узнала о готовящейся экспедиции почти сразу же и это вызвало определенную тревогу. Естественно, масштаб приготовлений испанцев был неизвестен, но (зная о ресурсах иберийцев и о силе испанского флота) англичане занервничали. Мысль о превентивной атаке Армады пришла почти сразу же. Уже в письме к королевскому Совету от 3 марта 1587 года Френсис Дрейк пишет: "Здесь [в Плимуте] довольно много судов и отличных солдат, которых при желании можно завербовать для экспедиции. Капитаны торговых судов дали мне предварительное согласие." 2 апреля в письме к Уолсингему он развивает мысль: "Если Ваша Светлость соизволила бы выдать какую-то резолюцию, приказ, что я свободно могу вербовать людей и корабли - дело пошло бы гораздо быстрее."1
Но все было не так просто. При дворе Елизаветы шли ожесточенные споры - стоит ли дразнить испанцев еще одним корсарским налетом, причем на этот раз на территории Иберийского полуострова. К примеру сэр Джеймс Крофт, мажордом (Comptroller of the Household) Елизаветы, очень резко отзывался о затее Дрейка, считая, что этот шаг приведет к полному разрыву с Испанией и не оставит возможности договориться с Филиппом II. Кроме того, Крофт обвинил Дрейка в разбазаривании государственных средств - вместо того, чтобы потратить деньги (которых и так мало) на укрепление обороны своего побережья,сэр Френсис хочет взять из казны n-ную сумму денег на пиратский набег, исход которого совершенно неясен. Дрейк смог отмести последнее обвинение одним ударом - 10 апреля 1587 года он заключает соглашение с компанией Торговых Авантюристов (Company of Merchant Adventurers of London)2 о финансировании атаки Кадиса. Елизавета после раздумий приняла сторону "ястребов", тем более, что раскошеливаться не пришлось. К тому же - королева договорилась с Дрейком, что выделит ему 4 королевских корабля, а взамен он гарантирует ей 50% от прибыли, если она будет.
Уже 12 апреля из гавани Плимута вышли следующие корабли: перестроенный в 1581 году 47-пушечный "Элизабет Бонавенчур" (флагман, командующий сэр Фресис Дрейк), 38-пушечный галеон "Голден Лайон"3 (вице-адмирал Уильям Берроуз), 41-пушечный "Дредноут"4 (исполняющий обязанности контр-адмирала кэптен Беллингхэм) и 40-пушечный новейший "Рейнбоу" (кэптен Томас Феннер)5. Остальные 20 кораблей (в основном мелкие парусно-гребные суда - пинасы) экспедиции были зафрахтованными приватирами. Отряд взял курс на Бискайский залив.
Хотя королева Англии и верила в удачливость Дрейка, все же она решила подстраховаться - ровно через 7 дней после отплытия, то есть 19 апреля 1587 года, к Дрейку была направлена быстроходная яхта с приказом королевы воздержаться от атаки и грабежа испанских портов. Таким образом, в случае неудачи правительница Британии могла представить экспедицию как абсолютно частное предприятие взбунтовавшихся подданных. Эта яхта никогда так и не достигла Дрейка, но об этом было громогласно объявлено при дворе и сообщено послу Испании.
(george-rooke)

===

Око за око

Во Франции, раздираемой религиозными войнами, Испания приняла сторону Католической Лиги герцога Генриха де Гиза, тогда как Англия – Генриха Наваррского. В конце 1591 года 7000 испанских солдат под командованием дона Хуана де Аквилы высадились в Блавэ (недалеко от Порт-Луи), где соединились с войсками католиков под началом губернатора Бретани герцога Меркура, который год назад поднял восстание против избрания французским королем Генриха Наваррского. 8 февраля 1592 года войска принца Конти и герцога Монпансье попробовали отбить у лигистов город Краон (на границе Бретани и Нормандии) и осадили его. Вскоре к протестантам присоединилась 1200 английских солдат и 800 немецких наемников, однако, несмотря на многочисленные штурмы, так и не смогли взять город. 22 мая к городу подошли основные силы Аквилы и Меркура, которые наголову разгромили Конти и Монпасье.
Остатки королевских войск откатились к Ренну, в плен попали более половины англичан, которые были перевешаны и зарублены без суда и следствия, причем Аквила оправдал это действо зверствами британцев над моряками Непобедимой Армады, попавшими в плен.
(george_rooke)

===

Конец эпохи Возрождения

"Ренессанс" - термин довольно туманный. Черт его знает, что он значит, когда этот период начался, когда закончился. Возможно, его основной характеристикой было появление "человека эпохи Возрождения" (Микеланджело, да Винчи, Челлини) - разносторонне одаренных людей, применявших свои способности в самых разных областях искусства и науки (в т.ч. военной). В таком случае можно сказать, когда Возрождение закончилось. Для датировки вполне подойдет жизнь Помпео Таргоне (1575-1630).
Он был настоящим "человеком Возрождения" - одним из последних. Родился в Риме, в семье золотых дел мастера. Пошел по стопам отца, стал высококлассным ювелиром и дизайнером украшений, работал для римских соборов, папского двора. Занимался механикой, литьем пушек, инженерным делом, гражданской и военной архитектурой и т.д.
Служил инженером в испанской армии во Фландрии - но, похоже, большого опыта не приобрел. Затем, по заказу Папы Клемента VIII, создал замечательный табернакль (дарохранительницу) для "матери всех церквей" - собора Иоанна Крестителя в Риме.
Но пора было возвращаться во Фландрию: в июле 1601г. началась грандиозная осада Остенде, "Новая Троя". Осада продолжалась три года, шла с поразительным ожесточением и упорством: 2000 убитых за один штурм, открытие шлюзов с затоплением траншей, строительство бастионов из мертвых тел и т.п. Здесь блестяще начал свою карьеру Амброзио Спинола. У Таргоне с карьерой вышло похуже. Осада показала, какого высокого уровня в этой войне достигла фортификация. Сложная, математически расчитаная система укреплений делала неподготовленные атаки самоубийством, минная война была невозможна из-за искусно расположенных каналов.
Таргоне пытался применить творческий подход, изобретал одну новинку причудливее другой - Леонардо да Винчи был бы в восторге. Нунций Гвидо Бентивольо, однако, писал о нем: "он имел острый ум, много изобретал, но раньше никогда не переходил от теории к практической части в военных делах; и вскоре обнаружилось, что его изобретения не выдерживают проверки".
Все оборачивалось конфузом. "Сосиски" - огромные фашины-габионы, которые солдаты должны были катить перед собой - застревали в грязи и нашли лишь малое применение. Плавучая батарея в виде башни на связанных лодках перевернулась и затонула. Передвижной мост на колесах невозможно было использовать - слишком хрупкий и неповоротливый. По другим данным, он пытался построить огромную "колесницу" - передвижной артиллерийский форт на колесах, который пришел в негодность после первого же обстрела противником. Возвести замысловатую деревянную дамбу при сильном ветре и волнах оказалось нереально. Еще ему приписывали изобретение полевой мельницы, но неизвестно, была ли она построена в реале.
Успешная осада Остенде прославила героизм испанских солдат и талант Спинолы, для Таргоне в целом она осталось пятном на репутации.
Затем он снова занимался искусством, ювелирным делом, создал прекрасный алтарь в церкви Санта Мария ди Маджоре. Был одним из разработчиков и строителей фонтана Аква Паола.
А также занимался фортификационными, строительными работами в Риме - и опять неудачи, построенный им деревянный мост через Тибр смыло наводнением.
Прошло 25 лет. В 1627 г. Людовик XIII, Ришелье и Михаил Боярский начали осаду Ла-Рошели. И тут появился призрак из прошлого - "человек Ренессанса" Помпео Таргоне. Главной проблемой осаждавших было отсутствие блокады со стороны моря, откуда в город шли подкрепления. Таргоне предложил построить заграждения и перекрыть вход в бухту.
Ришелье отнесся к итальянцу настороженно. Он писал: "было невозможно ему доверять, так как он не производил впечатления человека, который знает, о чем говорит". Тем не менее кардинал дал ему шанс, и Таргоне приступил к работам.
Работы закончились полным провалом - его конструкции не выдержали зимних штормов и развалились.
Тогда Ришелье поручил эту работу специалисту, архитектору Клемену Метезо, который построил знаменитую "морскую стену", полностью блокировавшую бухту. Стена Метезо успешно выдержала не только непогоду, но и нападение неприятеля. Благодаря ей экспедиция англичан была разгромлена, Ла-Рошель капитулировала. Разочарованный Таргоне вернулся в Рим, к своему искусству.
Время талантливых, разносторонних дилетантов Возрождения прошло - война стала делом профессионалов.
(satchel17)

X-posted at http://jaerraeth.dreamwidth.org/380227.html
Subscribe

  • Писательско-литературное

    Как-то Стивена Кинга просили - отчего в ваших опусах так мало секса... Он подумал и ответил: - Видимо, оттого, что я не вижу в сексе ничего…

  • Физики шутят

    Как-то А. Эйнштейн с женой посетили крупную американскую обсерваторию. Осматривая телескоп, имеющий зеркало диаметром 2,5 метра, жена ученого…

  • Мнемоника для искусствоведа

    Если видишь - на картине Нарисованы часы, Но они из пластилина И висят там, как трусы, Конь и слоник с ножкой длинной Затерялися вдали, - Обязательно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments