Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Categories:

Дракон, Обезьяна и прочие-7

Краткая баллада об одном обычае и бантике в контексте

"В течение веков, - пишет военный историк Стивен Тёрнбулл, - лучшим доказательством победы считалась голова поверженного врага, но к периоду Момояма [как раз интересующее нас время] обычай осмотра вражеских голов стал приобретать черты ритуала. <...> Командующий облачался в полное боевое снаряжение и усаживался на лакированный складной стул <...> После этого самураи подносили ему головы наиболее известных противников, а командующий их осматривал, сопровождая это дело комментариями. Перед осмотром каждая голова вымывалась, причесывалась и устанавливалсь на деревянную квадратную доску со штырем посередине, на котором она и держалась. Головы подносились пешим самураем, а если деревянных подставок не хватало, вместо них использовались боевые вееры, присыпанные листьями, впитывающими кровь. К узлу волос на отрубленной голове крепилась записка с именем самурая, добывшего эту голову."
Соответственно, прижизненное – а значит и посмертное - состояние головы становилось очень важным делом, а то выйдет нехорошо и и неудобно... Как учил бессмертный Ямамото Цунэтомо, автор "Хагакурэ": "Даже если ты знаешь, что тебя могут сразить в этот самый день, ты должен достойно встретить свою смерть, а для этого нужно позаботиться о своем внешнем виде. Ведь враги будут презирать тебя, если ты будешь выглядеть неаккуратно." А могло выйти еще ужаснее: "Если же на голове не было усов, иногда ее выбрасывали, по ошибке приняв за женскую. Поэтому самураи отращивали усы, чтобы на поле боя враги не выбрасывали их головы" [оттуда же].
Если вы думаете, что это – изыски времени самого Цунэтомо, времени сугубо мирного (как-никак Цунэтомо родился через 44 года после окончания гражданской войны) и потому излишне романтизирующего период смуты, вы горько ошибетесь. Потому что эстеты и стилисты до падения Осаки в этих вопросах шли куда дальше бедного провинциала из клана Набэсима.
Как пишет тот же Тёрнбулл (и многие другие), "Некоторые самураи вообще не брили голову, а зачесывали волосы назад и заплетали их в косу. Токугава Иэясу был яростным противником подобной практики, так как считал, что такая прическа не придаст хорошего вида голове, если она будет отрублена. Иэясу был большим специалистом по отрубленным головам и заставлял своих людей перед сражением окуривать волосы благовониями."
Вот так, знаете ли. Основательный человек – но среди его современников попадались и большие радикалы.
И тут автор сих записок задается вопросом – как в этом случае выглядела (и читалась окружающими) та "очень короткая стрижка" господина дракона, к которой был прицеплен возмутительный бантик из соответствующей баллады? Как "и как вы это себе представляете"? Как "не дождетесь"? Или как "а если вдруг дождетесь, то безмерное удовольствие от самого факта искупит эстетические и технические неудобства"? Или как "_мне_ так удобно, а ваше удобство меня не интересует"? Или...
В общем, аудитории было от чего впасть в некоторую задумчивость.
Самому же господину дракону, скорее всего, просто так нравилось. И это было достаточной причиной.

> То, что голову убитого в бою могли принять за женскую, о чем-то говорит? Там что, была значимая доля женщин среди сражающихся?
Мне более логичным представляется, что могли принять за голову человека, у которого по возрасту не растут усы. Если Минамото-но Ёритомо было около 13 лет на момент его отправки в ссылку, да и 14-15летние юноши не были, как я понимаю, такой уж редкостью, вариант "принять за голову безусого мальчика" мне представляется более вероятным... Но нет. То есть женщины в самурайском вооружении на полях сражений попадались?
А вообще мне это чем-то напоминает анекдотических викторианских дам, надевавших чистое белье перед поездкой в поезде.

В составе армий - нет. Хотя женщин из воинских родов учили владеть оружием и учили вполне серьезно. Собственно как раз в описываемый период нагината - это уже стандартное "женское" оружие. И при осаде и прочих ситуациях такого рода столкнуться с противником-женщиной в то время было можно вполне.
В более раннее - и на поле боя, хотя и не особенно часто. В те времена - уже в виде большого исключения, хотя и совершенно не порицаемого.
Сражения в населенной местности - случались. Резня была делом более редким, чем представляется. Грабеж - распространенным. Добытые головы - признак успеха, повод для награды, так что ситуации жульничества, вероятно, толкали всех в сторону большей определенности...
А Цунэтомо, как уже было сказано, _родился_ спустя почти полвека после окончания гражданской.
Он все эти обстоятельства знал по рассказам - и часто из вторых рук. А сверх того у него многое трансформировалось и трансмутировалось уже и через его собственные, весьма оригинальные представления.



Как прокуратор пытался спасти Дона Жуана, японская версия
Драма в трех действиях

Действие первое, аллегорическое

В 1620 году Датэ Масамунэ как-то так неудачно съездил в Эдо, что оттуда письмом пришел приказ... присоединиться к официальной политике сёгуната по отношению к христианству. То есть, всем исповедующим – отречься, священников – изгнать, доносчикам – платить, в случае обнаружения неотрекшихся – сами понимаете. Дома действительно все сами понимали и потому до возвращения Его Светлости делать не стали совершенно ничего, то есть, ничего.
Приезжает Его Светлость, встречает его, как положено, высший эшелон, те из него, кто в городе случился. И, среди прочих, Гото Жуан, командир стрелкового подразделения, инженер, мелиоратор и специалист по всяким технически маловозможным задачам. С характерными четками у пояса, розарием, то есть. И если вас интересует, откуда у него в личном имени взялось начальное "ж", отвечаем – из португальского. При крещении получил, в 1596. И дома у него, в Фукувара (в переводе – "Благословленное Богом поле"), не только передовое земледелие разведено с ирригацией, но и сугубое иезуитское гнездо. В общем, предмет эдикта, как он есть.
Господин дракон принимает поздравления с прибытием, а когда дело доходит до Гото, слегка меняет позу. То есть поворачивается к нему правой стороной. Незрячей. И вполне любезно здоровается.
Вопрос о том, как понимать эдикт и применять оный, после этого, натурально, уже не встает, всем все ясно. Никак не применять.
И так и пошло. То есть идет по Сэндаю католический патер – без парашюта, конечно, то есть в гражданском, но все-таки европеоидность спрятать тяжело... а никто и ничего. Потому что "кристиан", конечно, велено тащить отрекаться, но это если ты их видишь. А если ты их не видишь, то не надо. А сёгунат, конечно, предлагает за выданных деньги и довольно много, но мало ли что сёгунат – и вообще мертвому, как известно, никакие суммы не нужны.

Действие второе, информационное

Несколько лет все так и булькает слегка, а затем господин дракон доводит до сведения господина Гото следующее: в столице плохо. То есть, в столице всегда как-нибудь да плохо, но сейчас – особенно и в ваш персональный адрес. У них не рациональный страх вторжения, у них не жажда унификации и не желание внедрить повсеместно единый общий закон, у них безумие. Они на самом деле хотят, чтобы вас не было. Людей, которые думают как вы. Если бы у нас был флот и поддержка извне, мы могли бы хотя бы от них отгородиться, но у нас нет ни того, ни другого, и сейчас неважно, почему, главное – у нас их нет. Линия крепостей и армия – причина, по которой к нам не сунутся силой без крайней нужды. Победа - а это будет победа, не питайте иллюзий - им слишком дорого встанет и это понимает даже Иэмицу. Беда в том, что они считают, что вы и ваши – и есть та самая крайняя нужда. Поэтому. С сегодняшнего дня - никакой проповеди. Никаких открытых служб. Никаких священников в замке – даже ненадолго. Никакого миссионерства и прозелитизма категорически. Да, и этого разговора у нас тоже не было. Вообще ничего не было. Потому что не было причины. И вы мне своим Богом поклянетесь, что будете этого держаться. Вы - такие как все. Я говорю это вслух и вы этому не противоречите. Повторяю, не противоречите. На этих условиях – веруйте во что хотите.
(А психоз там был, в этом сомнений нет. В 1635 Мануэль Рамос, глава королевской фактории в Макао, отправил в столицу доклад, где излагал пришедшие из Японии новости, в частности, дискуссию в тамошних верхах – следует ли изгнать из страны португальцев за помощь миссионерам. В ходе дискуссии упомянули, что в последние десятилетия из 250-300 человек, предаваемых смерти по суду за год, едва 15-20 – уголовные преступники. Остальные – христиане. Цифры, конечно, недостоверные – но вот отношение и ощущение они, кажется, передают достаточно точно. Добавим, что целью всех этих безобразий было не убийство, а отречение. То есть, смерть – это когда заставить отречься не получилось.
И это 1635 год. _До_ восстания в Шимабара, после которого некоторое время происходила просто резня.)
Не со всеми нужно было вести такие разговоры. Тот же Хасекура Рокуэмон, глава посольства в Европу и, естественно, христианин (а также гражданин города Рима и патриций), в свое время очень лихо воевавший в Корее, вывезший оттуда, как и его князь, тихую остервенелую ненависть к методам дома Тоётоми - и вообще в силу опыта несколько больше понимавший в том, насколько в мире все бывает грустно - по приезде немедленно заявил, что крестился из соображений дела, что христианство - "тщеславная показуха", а лично он - обыкновенный буддист. В каковом состоянии и намерен пребывать впредь. А что на его территории францисканцы свили такое же гнездо, как иезуиты в хозяйстве Гото (которого он же князю и рекомендовал в свое время), так об этом же никто не спрашивал, правильно? И вообще, кто тех францисканцев видел? И христиан, кстати говоря. В приличном владении им взяться решительно неоткуда. И искать их там - оскорбление владетелю.
А господин Гото Жуан, тем временем, принимает все это к сведению и размышлению и едет домой. Думать и советоваться.
Понятно, что советоваться он будет с единоверцами и еще кое с кем, с падре Диего Карвальо, например. И со своей совестью.
Судя по результатам, победила, видимо, совесть, потому что падре Диего был человек практичный.
А результат в письменном виде выглядел примерно так: "С величайшим почтением, я, ничтожный, смею официально доложить, что преисполнен искренней благодарности за милость, оказанную мне господином, однако, милость, оказанная мне Иисусом Христом, неизмеримо больше. Боюсь, что в этот раз я не смогу исполнить волю моего господина к его удовольствию."
Рассказывают, что прочитав сию бумагу, господин дракон довольно долгое время не говорил совершенно ничего - как всегда поступал в случаях, когда не хотел сказать уж совсем лишнего, потом каркнул "Дурак" - непонятно, в чей адрес - и приказал о деле... забыть.

Действие третье, традиционное - явление командора

А вот сёгунат о нем, увы, не забыл. Так что 7 числа 12 месяца, то есть 26 января 1624 года, господин Иэмицу Токугава, уже успевший пожечь всех подвернувшихся христиан в окрестностях, пригласил господина дракона на завтракоужин и в теплой дружеской обстановке посетовал, что... как-то вот никак не удается согласовать в масштабах страны позицию по очень важному вопросу.
Так что назавтра в Сэндай отправился документ, содержавший, в частности, следующее: "Вчера утром, 7 числа, мы были приглашены на чай в Ни-но-мару и все, без исключения, прибыли. Там, в личной беседе, сёгун открыл нам свою волю. Даже в Эдо могут еще жить христиане и некоторые из них недавно подверглись следствию и суду. Поскольку в Осю, несомненно, тоже есть таковые, следует предпринять розыск..."
Документ этот в Сэндае поняли... как обычно понимали такого рода документы в княжестве. Доброе утро, к нам опять едет ревизор, не надоело им. Соответственно, господин Гото Жуан получил копию этого распоряжения дня в полтора. А Катакура Сигэцуна, которому было поручено заняться этим негодным господином Гото, соответственно, дня за три. После чего он немедленно выехал и ехал от Сироиси до Фукувара... три недели. Расстояние, если не ошибаюсь, меньше ста миль. Ну снег, заносы, север, вы понимаете. К тому моменту, когда он прибыл на место, Гото Жуана и его ближних людей, естественно, след простыл. Совсем. А поскольку подались они не на юг, а дальше на север, во владения клана Намбу, и поскольку там на границе сидел товарищ, который и сам был очень сомнителен в вопросах веры... в общем, можно было рассчитывать, что след не согреется, кто на него ни встань - хоть сёгунская комиссия, хоть лично Иэмицу-доно с батюшкой.
Итак, прибыл Катакура, осмотрелся - хозяина нет, никого подозрительного нет... все христиане, говорите, с господином уехали? Ах, не говорите, ну так теперь будете говорить. А дома христиан - то есть, уехавших - где? А, вот. Ну сжечь, естественно. Кому жечь? Вам и жечь. Ценное и полезное вынесите только, не мне вам объяснять. Вот и прекрасно, а замок - конфискован, естественно. Теперь... вам всем к буддисткой общине нужно приписаться, правильно? И храм. Вот он у нас, храм. Совершенно буддистский. И стоит в нем подобающая статуя боддисатвы Авалокитешвары. То есть Каннон. Хорошая Каннон, красивая, плащ такой, синенький... а вот эту аббревиатуру уберите к..., в общем, уберите, совести у вас, люди, нет. Комиссия же со дня на день приедет.
Убрали. Приехала. Тишь и благодать. Злодей убёг, единоверцы его с ним, а тут теперь полный порядок.
(И все бы хорошо, если бы на комиссию раж не напал - и не полезла она округу осматривать, да там, в округе, километрах в 30-40 оттуда и не напоролась на поселок христианских же беженцев с юга (а затруднительно было бы на них не напороться, если весь север ими кишел. Сначала Иэясу и ко на дальний север, почти под Хоккайдо, христиан силой высылали, потом туда и чуть южнее добровольно народ потянулся, от греха подальше, осознав, что там вопросов меньше задают. А хозяева, как бы и рады - рабочие руки, умелые) и падре Диего Карвальо лично. И на старуху бывает проруха - думали, что в такую дыру никто, кроме местных, не сунется, а от местных беды не ждали и не сторожились. Кончилась эта встреча, сами понимаете, плохо. Правда, этим в тот раз - и на следующие 13 лет, до самой смерти господина дракона - и обошлось.)
А что было дальше с господином Гото Жуаном - неизвестно. Потому что его не поймали. И людей его не поймали. И вообще провалился как провалился. Говорят - долго еще жил на землях Намбу по каким-то укрытиям и пещерам, проповедовал. Не только христианство, но и инженерные всякие радости. По ним, собственно, и пытались потом его маршрут отследить. В 1636 покровителя его по приказу сёгуна отравили - и следы Гото совсем потерялись. Может, погиб, может, еще глубже залег. В 1951 отыскался надгробный камень - Дон Жуан Гото, дата смерти - 1626. Но очень непохоже на правду, потому что о нем куда дольше слышно было. Скорее - уловка. Мол, помер, помер, не ищите. Тем более, что и дата рождения на камне тоже указана неправильно, а его люди такой ошибки сделать не могли.


К вопросу о религии и прочем

Характеристика, данная Ода Нобунага иезуитом-миссионером Луисом Фройсом.
"Королю Овари примерно 37 лет (на самом деле Ода в тот момент был на два года моложе), он высок ростом, худощав, с редкой бородкой, чрезвычайно воинственен и привержен военным занятиям, склонен к делам справедливости и милосердия, чувствителен во всем, что касается его чести, скрытен в своих замыслах, выдающийся стратег, не готовый слушать советов от подчиненных, высоко уважаем и почитаем всеми, мало пьет вина и редко предлагает его другим, резок и бесцеремонен в манерах, смотрит сверху вниз на всех прочих королей и принцев Японии и разговаривает с ними через плечо и громко – как будто они его нижайшие слуги, все подчиняются ему как полному владыке, проницателен и точен в суждениях. Он презирает ками и будд, и все прочие языческие суеверия. Принадлежа по имени к секте Лотоса, открыто провозглашает, что не существует ни творца вселенной, ни бессмертия души, ни жизни после смерти. Он щепетилен и предусмотрителен в отношениях с людьми и терпеть не может длинных речей и проволочек. Даже принц не может появиться с мечом в его присутствии. Его всегда сопровождает не менее двух тысяч всадников и, тем не менее, он может самым дружеским образом разговаривать с нижайшими и беднейшими из своих слуг. Его отец был всего лишь господином Овари, но сам он, благодаря своей безмерной энергии, за последние четыре года завоевал более 18 провинций, включая восемь провинций Гокинай [столичного региона], покоренных им в наикратчайшие сроки." [подстрочник с английского мой]


(излагает Антрекот, ну вы поняли)

X-posted at http://jaerraeth.dreamwidth.org/377080.html
Subscribe

  • Встречи на дорогах

    Я заезжал задом в гараж, и попросил сына помочь мне и сказать, когда я доеду до стены. После того, как я услышал "Бам!", сын сказал мне: "Ровно…

  • Sssstudentessss

    - Профессор, что такое точка? - Точка - это прямая линия, если смотреть ей в торец. === ххх: Теперь на просветительскую деятельность нужно…

  • Он и Она

    - Все мужики - козлы! - Верно, дорогая. - И ты тоже! - Конечно, дорогая. - И почему только я вышла за тебя замуж?! - А вот теперь мы плавно перешли к…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments