Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Category:

Конквистадорские лирические

Неудачник

Гонзало Хименес де Кесада меньше всего походит на обычного конкистадора - молодого, голодного головореза. Кесада был человек образованный, адвокат и сын адвоката. Его описывают как сеньора хорошо воспитанного, доброго и простодушного, а также хронического неудачника. Проиграл в суде дело красильщиков, где обвинение (в халтурной окраске тканей) представлял его собственный отец, проф. репутация была разрушена. И в 1535, в возрасте под 40 он начинает новую жизнь, присоединившись к экспедиции Педро де Луго, назначенного губернатором Санта Марты (на северном побережье Лат. Америки).
Неудачи продолжились и там, первые походы были провалом. Испанцы терпели поражения, несли потери, округа была бедной. Прошло время, с индейцами все же справились - конкистадоры, как-никак, и сколько-то золота добыли. Вроде все пошло на лад. И тут случился эпический облом. Алонсо де Луго, сын губернатора, в одну прекрасную ночь сбежал на корабле домой, прихватив все золото. Ограбил не только товарищей, но и родного отца. Отец был потрясен, заболел, жить ему оставалось немного. Но пока что он послал Кесаду исследовать районы к югу от Санта Марты - может, там удастся найти район побогаче, чтобы возместить потери.
Кесада идет на юг, затем решает наплевать на губернатора и идти дальше, чтобы завоевать новую страну, где губернатором будет он сам. Они пробиваются через джунгли, реки и горы целый год, поход был жутким. Но Кесада идет вперед - у чудаковатого гранадского книжника оказался настоящий, железный кастильский характер. Крокодилы, отравленные стрелы, штормы, голод и туземные болезни оставили в живых из примерно 1000 чел. всего 160.
С ними Кесада завоевывает основную часть нынешней Колумбии, находит золото (хоть и не так много) и изумрудные месторождения. Называет страну "Новая Гранада" (в память о родине), в августе 1538 г. основывает город Богота. Цель достигнута, он завоевал свою страну, как Кортес!
Но тут к Боготе приближается странная группа людей. Они выглядят дикарями, но говорят по-испански. Это были остатки отряда Николаса Федермана. Еще один нетипичный завоеватель: немец, агент банка Вельзеров (хозяев Венесуэлы). Был помощником губернатора Хоермута фон Шпеера,и во главе испанского отряда пошел на юго-запад с побережья Венесуэлы (г. Коро). Как и Кесада, он самовольно решил завоевать собственную страну и 2 года пробивался через джунгли, потеряв 210 чел. из 300. На них уже не было ни клочка материи, одеты были в шкуры. И, идя наобум по бесконечным джунглям, вышли в ту же точку, что и Кесада - нарочно так не сделаешь.
Пока два самозваных губернатора думали, как разойтись, индейцы доложили, что с юга подходит третий.
Это был Себастьян Бельалькасар, на этот раз настоящий солдат, герой Перу и Эквадора. Ф.Писарро отправил его в Эквадор разобраться с мятежными племенами. Бельалькасар это сделал. После чего решил, не поверите, послать на хрен начальника и завоевать какую-нибудь страну для себя. Бросил Кито, и, постепенно продвигаясь на северо-восток, через 3 года уткнулся в Боготу.
Таким образом, 3 командира, выйдя в разное время из разных точек 3 разных стран и ничего не зная друг о друге, умудрились сойтись в центре большой страны. Кому там нужен GPS!
Не упрощало ситуацию то, что все трое были мятежниками, наплевавшими на приказы своих командиров. Т.е. на поддержку де Луго, фон Шпеера и Писарро можно было не расчитывать. Решили: всем поехать в Испанию, пусть король решит, кто из них будет губернатором.
Решение Карлос V принял изумительное. Похвалив всех троих за завоеванную страну, он назначил ее губернатором, кого бы вы думали? Алонсо де Луго, вора и дезертира. Поскольку тот был сыном Педро де Луго (умершего к тому времени) и имел наследственное право на губернаторство Санта Марты, частью которого решили считать Новую Гранаду. А главное - Алонсо украденные у отца деньги потратил с толком, заведя связи при дворе и женившись на даме из влиятельной семьи.
Жизнь 3 завоевателей Колумбии сложилась по-разному. Федерман, пытаясь отстоять свои права, угодил в руки Вельзеров, своих хозяев и кредиторов, а затем в долговую тюрьму Антверпена. Вскоре умер в нищете.
Бельалькасар был другой породы человек. Его ждала типичная судьба удачливого конкистадора. Добился звания губернатора Попайана (юго-запад Колумбии), основал много городов, покорял индейцев, дрался в перуанской гражданской войне. В обычной там борьбе за власть незаконно казнил маршала Робледо, был за это приговорен к смерти. Добился права поехать в Испанию с аппеляцией, по дороге туда умер. В Колумбии его память чтут, даже в наше политкорректное время.
Кесада 10 лет шлялся по Европе, разбрасывая на ветер привезенное золото, прославившись своей чрезмерной щедростью и эксцентричным поведением. Все потратив, выхлопотал второстепенную должность маршала в завоеванной им стране. Вернулся в Колумбию, где жил еще более 30 лет. Пытался защищать колонистов от злоупотреблений властей. Писал труды по управлению колонией, которые никто не читал. В 70 лет собрал экспедицию и отправился на поиски Эльдорадо. Безрезультатный поход длился 2 года и стал одним из крупнейших провалов в истории освоения Америки, погибли почти все. Доживал в деревне у Боготы. Умер там в возрасте за 80, в бедности и долгах, написанные им труды пропали, семьи у него никогда не было.
Рассказы о его неудачах, о храбрости, за которую не получал наград, о любви к чтению и письму, о простодушном, часто нелепом поведении и защите обиженных были хорошо известны в Испании. Не мог их не знать и Мигель Сервантес, женившийся на Каталине Салазар из рода Кесада - вероятно, родственнице Гонзало де Кесада (или Кехада, как тот иногда писал). Многие считают Кесада прототипом Дон Кихота, "идальго, которого звали Кихада или Кесада, а может, Кихано". Очень возможно - Дон Кихот был дилетантом всех времен и народов, как и Кесада. Но основанная Кесадой Богота - столица завоеванной им Колумбии. Большая страна, 10-миллионный город и бессмертная книга - и дилетанты кое-что могут!

Араукана

"Араукана" Алонсо де Эрсилья - не только поэма, а и ветеранские воспоминания в стихах. Причем заметки ветерана очень интересного и плохо освещенного конфликта, первая часть которых написана прямо на войне или сразу после. Хотя к поэзии у меня аллергия, сделал для справки небольшую выборку из мест, где Эрсилья описывает армию мапуче. Конечно, схватки титанов там надо делить на 10 (это все же поэма-эпос), но чисто военные подробности любопытны.
Арауканские войны - очень редкий случай в конкисте, когда испанцам так и не удалось подчинить значительную территорию на протяжении сотен лет. При этом они потерпели немало серьезных поражений в открытых боях. И это против примитивных горных племен - не то, что ацтеки или инки. Часто говорят, что причиной был именно этот примитивизм и децентрализация племен региона. Воевать с кучей мелких отрядов независимых вождей труднее, чем с одной армией. Плюс слабый интерес короны (регион бедный), малочисленность, плохое качество и плохое снабжение солдат, партизанские методы индейцев, горно-болотистая местность, 8-месячный сезон дождей и т.д. Хотя все это так, стоит посмотреть глазами участника - как, пусть субьективно, испанский солдат видел своего противника. Перевод, конечно, смысловой, без соблюдения размера стиха и прочей ерунды.
Подготовка (Глава 1):
"Обязанность каждого вождя - учить своих подданных военному делу, и это он делает с таким старанием и дисциплиной, что они становятся экспертами в этом. Чтобы развить у детей силу, их заставляют бегать кроссы на длинные дистанции по неровным, каменистым склонам. Победитель получает приз. Это делает их такими ловкими и выносливыми, что они бегают, как олени. С детства их побуждают тренироваться и награждают за силу. Вскоре начинается военная подготовка. Если кто-то проявит слабость, его исключают из военной службы. Успешным дают ранг по их способностям. Руководство войной не доверяют слабым, несмотря на их происхождение и богатство, а только за силу и смелость."
Личные качества:
"Арауканцы крупные, хорошо сложенные, с широкими плечами и грудью, крепкими руками, жилистые. Они ловкие, подвижные, выносливые, воинственные и храбрые. Хорошо переносят тяжелую работу, голод, холод и жару."
Про храбрость и боевой дух мапуче переводить не буду - это пришлось бы постить поэму целиком, которая вся об этом.
Вооружение:
"Воины обязаны иметь в порядке вооружение и уметь им владеть. Их оружие: пики, топоры, алебарды, молоты, палицы, пращи, стрелы, дротики, арканы. Что-то из этого захвачено у христиан, воины постоянно тренируются с трофеями. Другое они могут изготовлять на месте, по мере необходимости. Их доспехи - в форме крепких дублетов (их имеют все солдаты), а также в форме платья. Также наголенники, наручи, горжеты, шлемы. Эти части доспехов скрепляются между собой разными способами, сделаны из прочной дубленой кожи, которая выдерживает стальные клинки.
Каждый солдат имеет только одно оружие, к которому с детства проявил способности, и постоянно с ним тренируется. Лучник не работает с пикой, и наоборот."
Тактика:
"Выходят из лагеря несколькими фалангами пикинеров, в ряду до ста солдат. Между фалангами - отряды лучников, которые стреляют издалека, под защитой пик. Пикинеры идут плечом к плечу под бой барабанов, пока не достигнут противника.
Если первая фаланга начинает ломаться, она отходит, ее заменяет другая и так далее, а первая тем временем переформируется. Но подразделение не отходит, пока не убедится, что его сменяют. Часто навязывают бой в болотистой местности, чтобы наша кавалерия не могла работать."
Фортификация:
"Если располагаются надолго, строят форт. Из деревьев вытесывают мощные колья, которыми огораживают площадку. Внутри строят блокгауз из досок на раме из брусьев. На углах внешнего периметра 4 высокие башни. В стенах проделаны бойницы. Снаружи палисада делают много глубоких ям разной формы: одна длинная, другая широкая, третья узкая и т.д., чтобы остановить конницу. Также делают крупные ямы с кольями, маскируя их травой."
Дисциплина:
Знаменитый Лаутаро, укрепившись в таком форте, держит оборону. "Лаутаро приказал: любой, кто сделает шаг за периметр, будет казнен. Не раз в бою появлялась такая возможность, но никто не осмелился нарушить приказ." (Глава 11)
"Они достигли такого военного порядка и дисциплины, что мы можем у них поучиться. Кто их научил строиться в фаланги, выступать в боевом порядке, строить кавалеры, бастионы, рвы, стены, траншеи? И прежде всего нужно похвалить их дисциплину и умение хранить военную тайну. Не заставишь их открыть секрет с помощью денег, угроз и насилия. Ни хитрость, ни шпионы не помогали получить сведения о них." (Глава 25).
Управляемость и стойкость. Битва при Мильярапуэ, 1557 г.:
"Раздался громкий крик, и одновременно с разных сторон появилось организованное войско индейцев, разделенное на 3 части. Все отряды многочисленны, идут быстрым шагом, соблюдая равнение и порядок, и замыкают кольцо окружения вокруг нас. Наша кавалерия атакует их левый фланг, прежде, чем они подойдут, летя на них со склона холма с бешеной скоростью. Но вождь Кауполикан во главе этого отряда подал команду. Они мгновенно опустили пики, придерживая их ногами. И, встретив атаку, выбили из седла многих всадников." (Глава 25)
Другой участник битвы тоже вспоминал: "Они стояли так сплоченно и держали пики в таком порядке, как будто это были ландскнехты-ветераны."
К этому можно добавить, что Лаутаро демонстрирует одному из персонажей свою конницу, с испанскими доспехами и оружием. А в битве при Киапо год спустя (она выходит за временные рамки поэмы) у мапуче было 20 своих аркебузиров и 2 орудия. Всего 5 лет, как началась война, и около 12 - с тех пор, как они впервые столкнулись с европейцами и лошадьми (если не считать краткой стычки с Альмагро в 1536). А у них уже своя кавалерия, пикинеры, стрелки и артиллерия. Пока только зачатки, конечно, но какие наши годы - впереди 300 лет войны.
Эрсилья - поэт, был на войне меньше 2 лет в небольшом ранге, симпатизирует мапуче, многое приукрашивает. Но такой тон типичен. Например, Алонсо Гонзалес де Нахера, воевавший в Арауко 50 лет спустя - не поэт. Военный профи высокого ранга (sargento mayor), с большим опытом. Симпатиями не страдал. В своей работе "Опровержение о войне в Чили" он предлагал просто-напросто вырезать арауканцев под корень и заселить территорию неграми. Силу врага видел в их мобильной, предприимчивой легкой кавалерии (к тому времени кавалерия мапуче была уже намного многочисленнее испанской). А также в умелой партизанской тактике и в условиях местности. Их пехоту считал довольно средней, физподготовку тоже. Но и он много пишет о профессионализме арауканцев, их умении быстро учиться.
В общем, испанцы видели в мапуче равного себе противника, такую же армию, как любая европейская. Арауканцы не строили городов и дорог, не занимались астрономией. Но на войне они отсталостью не страдали.

В лесах и болотах

Педро Менендес де Авилес во Флориде действовал в сложных условиях - сплошные болота и леса, реки и озера, жара и влажность. Это прекрасно показано в истории его похода, написанной Бартоломе Барриентосом в 1567 г. Сам Барриентос в походе не участвовал - он был не военный, а известный литератор и ученый. Но писал по горячим следам (в 1567 экспедиция только что вернулась), его описания прямо следуют реляциям Авилеса. Да и вообще, как можно не доверять автору, сообщающему, что "к востоку от Флориды расположен Ньюфаундленд, а к северу Китай, Тартария и Московия"? А кроме того, "там видели единорогов". Сразу видно, что человек честно записывал рассказы моряков.
У Авилеса во Флориде было две задачи. Во-первых, начать колонизацию, создав постоянные города, форты и т.д. А во-вторых, выбить оттуда французов-гугенотов. Формально между Францией и Испанией был мир. Екатерина Медичи и Карл IX открыто не оспаривали папскую буллу об испанской монополии в Новом Свете. Но гугеноты, разумеется, в гробу видали и папские буллы, и папистов (включая своего короля). Адмирал Колиньи отправил во Флориду экспедицию, основавшую форт Каролина, т.е. постоянную колонию, чего испанцы не могли сделать 40 лет. И не удивительно - как метко подметил Авилес, "вера индейцев и лютеран одинакова". Барриентос уточняет: "Жизнь лютеран греховна, как у индейцев. Индейцы не верят в Бога и полны животных пороков. Поэтому они будут дружелюбны к лютеранам и позволят тем практиковать их гнусную секту." Оттуда гугенотские пираты добирались до вод Кубы и Гаити. А главное - шпионы сообщили, что в Дьеппе готовится к отплытию сильная эскадра Жана Рибо, везущая во Флориду до 200 пушек. Такое вооружение сделало бы Каролину неприступной. Надо было попытаться опередить Рибо, и в Кадисе началась подготовка эскадры.
Авилес был одним из самых энергичных, смелых и грамотных моряков Испании (иногда добавляют "и жестоких"). Всю жизнь провел в Атлантике и Карибском море. Был удачливым приватиром, успешно воевал с протестантскими корсарами (одну эскадру раздолбал прямо в бухте Ла-Рошели). Он жил в море, за 18 лет был дома четыре раза, в сумме около 20 дней. В поход пошел, можно сказать, прямо из тюрьмы, где два года сидел за контрабанду. Филипп II сделал правильный выбор.
Пытаясь опередить Рибо, Авилес шел через атлантические штормы, не дожидаясь отставших, пересек Багамы по неисследованному маршруту. Это был большой риск, но и ставки были высокие. В конце августа 1565 г. поредевшая эскадра Авилеса подошла к Флориде, еще через неделю он нашел форт Каролина. Там испанцев ждал неприятный сюрприз - Рибо был уже там, он вышел в море на 2 недели раньше. Вся скорость Авилеса оказалась напрасна. Рибо двигался куда медленнее, но у него была слишком большая фора. Дальше - хуже. Атака на французскую эскадру не удалась - корабли Авилеса были повреждены штормами, и французам удалось уйти. Штурмовать форт, имея за спиной галеоны Рибо, было опасно. Авилес отослал флагман чиниться и за припасами, поплыл вдоль побережья на юг и основал там поселок Сан Августин (этот город стоит и сейчас). Место он выбрал грамотно - у бухты, прикрытой отмелью. Рибо попытался атаковать их с моря, но не смог преодолеть мелководья и ушел.
На следующий день после этой атаки начался шторм. Авилес, опытный моряк, про погоду знал все. Он понял, что шторм надолго, и увидел в этом шанс. Для атаки Сан Августина Рибо наверняка усилил эскадру за счет гарнизона Каролины - значит, форт теперь слаб. А шторм не даст Рибо ни возобновить атаку, ни вернуться к Каролине. Нужно нанести удар, пока длится непогода. Авилес собрал всех, кого мог, оставив Сан Августин почти без защиты. И повел в бурю 500 человек по незнакомой территории, в примерном направлении Каролины.
Была середина сентября, дождь лил непрерывно, дул ветер со шквальными порывами. Трое суток они пробивались через болота и лес, прорубая путь топорами. Многие валились по дороге обессиленные - Авилес не останавливался, отставшие возвращались в Сан Августин как могли. Вернулось больше сотни. Оставшиеся прошли около 50 км. Пересекли несколько рек, кто не умел плавать-перетягивали на пиках. Обоза не было, припасы - в ранцах, из еды - только сухари, которые ливень быстро привел в негодность. На ночь лагерь не разбивали-негде, ручьи и реки разлились, кругом вода. Первые 2 ночи пробовали разводить костры, чтобы хоть как-то согреться. В последнюю ночь не делали и этого - противник близко. Когда вышли к форту, их порох превратился в кашу, фитили в мочалу. К счастью, французские часовые, кроме одного, спрятались от ливня в помещениях. Сняв часового, испанцы ворвались в форт и холодным оружием перебили гарнизон, не сумевший под дождем открыть огонь. Было убито около 150 чел, 50 взято в плен (в основном женщины и дети), еще 40-50 сбежало. Их пушки им не помогли.
Затем Авилес отправился на поиски эскадры Рибо. Он оказался прав - суда разбило этим штормом, французские экипажи (300-400 чел.) по суше пробирались в Каролину. Авилес по очереди захватил всех в плен и большинство перерезал. Неприятный эпизод, но его люди были малочисленны и сами голодали (индейцы сожгли продуктовый склад). Кормить и охранять такую массу пленных было нечем и некому. Река, где это произошло, и сейчас называется Матансас ("река Резни"). За всю кампанию он не потерял убитыми ни одного. После основал несколько фортов и поселков.
Но вскоре у них начались столкновения с индейцами. Те были вооружены в основном луками. Солдаты страдали от голода, были очень ослаблены. В болотах, жаре и сырости часто не носили никакой защиты. Из-за усталости бросали в походе даже аркебузы, не говоря о кирасах (у кого они были). Поэтому не раз индейцы расстреливали из луков отдельные группы солдат.
Барриентос о тактике индейцев: "Индейцы воевали так: малыми группами лежали в засаде, чтобы обстреливать отбившихся испанцев, собирающих сьедобные растения. Они делали это так умело, что могли метнуться туда и обратно без опасности для себя, потому что они более быстрые и ловкие, чем любой испанец. Они так уверены, что уйдут, что подходят очень близко прежде, чем пустить стрелу. Их стрелы летят с такой силой, что пробивают и одежду, и кольчугу. И они так быстры в стрельбе, что выжидают выстрела испанца, а затем выпускают 5-6 стрел, пока он перезаряжает. Как только он насыпает порох на полку, индеец прячется в траве, т.к. земля там покрыта лесом и кустами. К моменту, когда порох загорелся, индеец пригнулся и ползет через траву. Когда раздался выстрел, индеец поднимается не в том месте, куда целился солдат, как если бы он плыл под водой. Они так ловки в этом маневре, что это удивительно. Они воюют наскоками, и прыгают через кусты, как олени. Любой христианин будет измучен, преследуя их, поскольку они движутся через реки и болота, которыми изобилует этот край. Их не стесняет одежда, и они плавают, как рыбы, так что, встречая реку, переплывают ее, держа лук и стрелы над головой. Оказавшись на другом берегу, они оттуда дразнят солдат. А когда христиане начинают отход, индейцы преследуют их, и, выпрыгивая из кустов, опять пускают стрелы. Они не упускают случая применить эту тактику, так что война против них очень рискованна. Единственый способ заставить их выполнять соглашения - а они великие лжецы и предатели - это выгонять индейцев из их деревень, жечь их дома, срезать посадки, захватывать каноэ и разрушать сети. Тогда они понимают, что должны выполнять условия христиан или покинуть территорию."
Авилес впоследствии писал королю, прося отправить ему арбалеты. Он указывал, что в лесу индейцы обычно внезапно нападали из засады и засыпали солдат стрелами, пока те пытались зажечь фитили. Поэтому необходимо иметь часть солдат с арбалетами, которые держали бы противника на дистанции, пока аркебузиры зажигают фитили или перезаряжают. Кроме того, нужно снабдить солдат стегаными хлопковыми безрукавками (escupil), как в Перу или Мексике. Носить легко, выбрасывать его не будут, а от стрел защищает.
Но самый лучший способ, конечно, по старинке. Нападение на форт Санта Люсия (солдаты были измождены и почти не имели аркебуз): "500 индейцев атаковали колонистов и убили 15 человек. Манера боя дикарей позволяла им избегать потерь от аркебуз, т.к. на один выстрел отвечало 20 стрел. Когда лейтенант Габриэль де Аяла увидел, что наша тактика безуспешна, он сделал вылазку с 30 солдатами, вооруженными только шпагами, и заставил дикарей отступить."
Только шпаги, только хардкор!

(satchel17)

X-posted at http://jaerraeth.dreamwidth.org/370210.html
Subscribe

  • Встречи на дорогах

    Я заезжал задом в гараж, и попросил сына помочь мне и сказать, когда я доеду до стены. После того, как я услышал "Бам!", сын сказал мне: "Ровно…

  • Sssstudentessss

    - Профессор, что такое точка? - Точка - это прямая линия, если смотреть ей в торец. === ххх: Теперь на просветительскую деятельность нужно…

  • Он и Она

    - Все мужики - козлы! - Верно, дорогая. - И ты тоже! - Конечно, дорогая. - И почему только я вышла за тебя замуж?! - А вот теперь мы плавно перешли к…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments