Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Categories:

Немного рыцарства

Халидон Хилл

Халидон Хилл - знаковая битва во многих смыслах. Это не только сокрушительное поражение шотландцев, "шотландский Азенкур", полностью изменивший политическую ситуацию в регионе. Это также первый крупный успех Эдуарда III, его первый выход на историческую арену в качестве короля-воина. Тут он впервые попробовал и оценил тактику, которую затем будет так успешно использовать в Столетней войне. Прежде, чем долбать французов, потренировался на кошкахскоттах, с впечатляющим результатом. Армия Арчибальда Дугласа ликвидирована полностью, несмотря на большое численное преимущество (у англов 9-10 тыс., у скоттов от 14 до 100 тыс.). Огромные потери шотландцев (называют 5, 10, 30 и даже 60 тыс. чел), у англов потерь почти нет (называют 14 человек). Хотя верхние границы численности и потерь скоттов явно раздуты.
Но гораздо ярче способности короля проявились до битвы. В конце концов, тактика эта (спешенные рыцари+лучники+выгодная защитная позиция) применялась не раз и до него, а возможности генерала в бою были тогда вообще ограничены. Когда начинается масовая свалка, управлять многотысячной армией затруднительно - особенно тому, кто машет мечом в центре этой свалки. Задача генерала была, в общем, привести армию на поле боя и расставить, а дальше все решала стойкость солдат и умение командиров на местах. Поэтому главная заслуга Эдуарда не столько победа в битве, сколько то, что эта битва вообще состоялась. Скотты, в отличие от "французов до Креси", вовсе не отличались чрезмерным азартом или недисциплинированностью. Они прекрасно понимали, что по доспехам сильно уступают англам, и старались избегать прямых битв, предпочитая рейдовую войну. Англы на этом не раз обожглись, целые кампании проходили в безуспешных попытках догнать мобильную армию скоттов и заставить их драться. Как Эдуард смог навязать им открытый бой в крайне невыгодных для них условиях?
1 мая 1333г. Эдуард III возглавил вялотекущую осаду крепости Бервик, важного опорного пункта скоттов на границе. Крепость была сильна, кастеллан А.Сетон настроен решительно и к этому моменту уже два месяца стойко держал оборону. Но Эдуард пришел с гостинцами. Три судна привезли осадные орудия: 4-6 больших требюше, и даже, по некоторым данным, бомбарду. Эффект от требюше был серьезный: их снаряды, летя по навесной траектории, разрушали здания за стенами, убивали жителей. Англичане постоянно атаковали и с суши, и с воды, к тому же в Бервике случился большой пожар. Город четыре месяца провел в прочной блокаде, страдал от голода. Ясно было, что без помощи шансов у них нет. В конце июня Сетон начал переговоры.
По результатам был подписан обычный для тех времен договор: обьявляется временное перемирие до 11 июля. Если до этого времени к скоттам не придет помощь и не прорвет блокаду, гарнизон капитулирует. Если придет, Эдуард снимает осаду. В качестве гарантий Сетон передал англам 12 заложников, включая своего сына.
Вскоре на другой берег Твида подошла армия Дугласа. В открытый бой предпочли не ввязываться. Эдуард был уверен, что шансов прорваться у скоттов нет - кольцо было замкнуто крепко, мост через Твид разрушен. Но 11 июля, в последний день перемирия, небольшой отряд скоттов перебрался через реку по обломкам моста и завязал бой с дозором англичан. В суматохе часть отряда смогла добежать до стен Бервика и перебросить через стену мешки с припасами. Несколько солдат успели даже проникнуть в крепость, но затем англичане атаковали и рассеяли отряд.
Дуглас заявил, что формально блокада прорвана, и Эдуард теперь обязан снять осаду. В качестве аргумента он направил армию на юг, как бы намекая, что при неисполнении договора начнет рейд в Нортумберленд. Опасность была реальна, тем более жена Эдуарда, королева Филиппа, находилась рядом, в замке Бамбург, и вполне могла стать жертвой Дугласа.
Но Эдуарда на испуг было не взять. Он заявил, что никакого прорыва не было. Кучка оборванцев попытала счастья и была разогнана - тоже мне, прорыв блокады. И предьявил свой аргумент: поставил перед стенами Бервика виселицу и начал вешать заложников. Начал с Т.Сетона - сына кастеллана, повесив его на глазах родителей (это был уже третий сын Сетона, погибший от рук англичан). Чтобы спасти жизни остальных, Сетон срочно начал второй раунд переговоров.
Дальше началась просто черная комедия. Скотты попросили уточнить, что, собственно, Эдуард понимает под "прорывом блокады" (relief)? Стороны долго торговались по этому поводу, и пришли к следующему соглашению.
С крепостью обьявляется перемирие до восхода 20 июля. Блокада будет считаться прорванной, если до этого срока скотты смогут сделать что-нибудь из следующего:
- шотландская армия в любое время пересечет Твид в оговоренном месте.
- или их отряд, включающий не менее 200 рыцарей, сможет пробиться в Бервик через английские позиции в период между восходом и закатом в любой из дней, потеряв при этом не более 30 рыцарей.
- или шотландская армия победит англичан в битве на шотландской территории между Твидом и морем в период до вечерней молитвы 19 июля.
В случае выполнения любого из условий Эдуард возвращает заложников и уходит. Если нет, Бервик капитулирует.
Договор был подписан 15 июля 1333 г., т.е. у скоттов было менее 5 дней. К несчастью для них, сам Дуглас в переговорах не участвовал. Он в это время бродил вокруг Бамбурга (возможно, надеясь захватить королеву в качестве противовеса заложникам Бервика). В его отсутствие Сетон, потрясенный смертью сына, был, возможно, слишком сговорчив и позволил Эдуарду навязать свои условия. Когда Дуглас вернулся, он понял, что Эдуард его переиграл. Форсировать Твид в заранее укрепленном англичанами месте было бы самоубийством. Пробиться в крепость 200 рыцарей могли только при одном условии - если англы отвлечены битвой. Из чего плавно вытекало третье.
Это шло вразрез со всеми военными принципами шотландцев. Открытый бой всей армией, на условиях англичан, без подготовки - но выхода не было, срок истекал. Альтернативой была смерть заложников или позорный уход без попытки спасти крепость. Пойти на это Дуглас не мог (в отличие, кстати говоря, от короля Франции Филиппа VI, позже в подобной ситуации бросившего Кале).
Днем 19 июля армия Дугласа подступила к английским позициям на холме Халидон Хилл. С одного взгляда было ясно, что дело кислое. Англы построились на вершине холма. Спешенные рыцари (включая короля) стояли плечом к плечу, сзади пажи держали в готовности их коней (для атаки на отступающего врага). На флангах стояли многочисленные лучники, готовые создать стену огня. У подножия холма находился болотистый луг.
Прошедшие дожди превратили луг в грязевое месиво, в котором скотты неизбежно завязнут, плохо защищенные солдаты станут легкой мишенью для английских стрел. И что-то придумывать было поздно, срок договора истекал вечером, все должно было решиться прямо сейчас - или драться, или уйти. Шансов у Дугласа было немного. Но рыцарская честь, жизнь заложников?
Скотты построились в шилтроны и пошли вперед - к смерти и "шотландскому Азенкуру"...

===

Трудности сдачи в плен

19 сентября 1356 г., битва при Пуатье, черный день в истории Франции. Армия вдребезги разбита, французы бегут. Aнгличане догоняют их, рубят и захватывают в плен множество знати, включая короля. На поле боя посреди этого кошмара стоит граф Даммартен. Все пропало, ему предстоит самый неприятный и опасный момент в жизни военного - сдача в плен.
Простым солдатам в такой ситуации думать много не надо. Под горячую руку все равно многих перебьют. А остальные? Выкупа с них не получишь, поэтому у них просто отберут все ценное. А затем, возможно, перережут глотку. А может, отпустят или наймут на службу - как повезет. В любом случае от них самих мало что зависит.
У дворянина ситуация другая: у него деньги на выкуп есть, что видно по снаряжению и гербу. Значит, есть хорошая возможность выжить - надо только сдаться в плен подходящему человеку, который защитит от остальных.
Это, конечно, тоже можно сделать по разному. Можно, как герцог де Жуайез при Кутрэ в 1587 г. закричать гугенотскому офицеру: "Мой выкуп сто тысяч экю!" - и получить в ответ пулю в голову.
Можно, как Дюгеклен при Орэ в 1364. Когда все вокруг побегут, стоять и держаться с шестью бойцами, обломать об англичан топор и меч, но продолжать драться эфесом и кулаками в латных перчатках. Пока не подьедет сам Джон Чандос и не скажет: "Мессир Бертран, сдавайтесь, сегодня день наш: вы победите в другой раз".
А можно оригинально, как Байард во время Битвы Шпор в 1513 г. Оставшись один, подьехать к английскому капитану, с мечом к горлу взять его в плен - а затем сказать, что сам тоже ему сдаешься. После чего заявить Генриху VIII, что выкуп капитану, конечно, заплатишь - но пусть он сначала заплатит тебе свой, т.к. вы с ним пленники друг друга. Это такая юридическая головоломка, что выкупы придется считать взаимно аннулированными.
Но граф Даммартен не был ни трусом, ни героем. Он просто хотел сделать самую обычную вещь: сказать какому-то дворянину (или человеку из его окружения), что сдается, и тем спасти свою жизнь. А тот, как положено по законам войны, возьмет у него какую-то деталь снаряжения, чтобы в случае чего доказать факт захвата в плен и свои права на выкуп. Рутинная практика.
Сначала все шло хорошо. К графу подбежал оруженосец Джон Трейли, служивший при дворе самого Черного Принца. Даммартен, обрадовавшись, сдался ему и отдал шлем и латные перчатки. В этот момент подбежал какой-то солдат и перерезал ремень его меча. Граф, забеспокоившись, попросил сквайра забрать меч, т.к. он предпочитает быть пленником у него, чем у какого-то неизвестного солдата. Трейли взял меч и отправил Даммартена в тыл со своим йоменом, а сам пошел дальше. После чего йомен немедленно бросил графа и убежал - дурак он, что ли, терять время с чужой добычей, когда кругом грабь - не хочу? Даммартен опять остался один. Тут мимо пробегал какой-то гасконец. Граф немедленно сдался и ему, и отдал геральдический щиток со своего сюрко. После чего гасконец убежал, хотя граф очень просил его остаться, предупреждая, что иначе он будет сдаваться дальше. Наконец, появился солдат на службе сэра Джона Блэнкмаустера, граф опять сдался (и, видимо, отдал ему что-то еще). После чего тот отвел его к своему хозяину, а тот, в свою очередь - к графу Солсбери, чьим вассалом он был. Где Даммартен наконец-то реально оказался в плену - хорошо, что на нем столько всего было надето.
Затем начались проблемы. У кого он, собственно, в плену и кому должен платить выкуп? Вокруг суетится куча народа, размахивая разными частями его снаряжения, и на этом основании требуя долю. Дело дошло до суда коннетабля, куда подали иски два главных претендента: Черный Принц и граф Солсбери...
Разбирать подобный казус - коннетаблю не позавидуешь. Позже это уже не было бы такой проблемой. В 1385 г. были приняты ордонансы, регулирующие подобные случаи. Права на пленного имел тот, кто его захватил первым. Но только при соблюдении двух условий.
1. Он должен потребовать у противника его сдачи, т.е. формулы "я вам себя вверяю" (I give you my faith). Затем забрать у него правую латную перчатку и взять его правую руку в свою. С этого момента это его пленный.
2. Затем он обязан выполнить свои обязательства перед пленным - сохранить его жизнь, т.е. сопроводить его в безопасное место или поручить это кому-то еще. Если победитель свои обязательства не выполняет, пленный от своих тоже свободен, и может сдаваться дальше, кому пожелает.
Подобный принцип, хоть и неписаный, видимо, соблюдался и во времена Пуатье. Поскольку право на выкуп признали за графом Солсбери, т.к. это его человек в конце концов обеспечил Даммартену безопасность.
Англичане правильно делали, что побеждали: сдаваться в плен было куда хлопотнее.

===

Неизвестные солдаты

Фернандо дель Пульгар в 1483 г. описывает отряд швейцарских наемников в кастильской армии - это просто праздник какой-то.
Ведь что такое швейцарская пехота середины 14 - конца 15 вв? Множество источников, начиная с серьезных типа Ч.Омана и кончая бесчисленными сетевыми знатоками, считает их не только суперсолдатами (ок, солдаты они действительно были первоклассные, кто бы спорил). Но прежде всего швейцарцы (с точки зрения этих источников) совершили "пехотную" революцию в военном деле. Они, а вовсе не испанские терции перевели тяжелую конницу с ее положения основной ударной силы на вспомогательные роли, и чуть ли не покончили с феодализмом (ну, с господством конницы - точно). И отсчет этого ведется как минимум с битвы при Лаупене (1339 г). В течение последующих полутора столетий швейцарцы выписывали люлей всем подряд, особенно - рыцарской кавалерии. Их бургундская кампания 1474-1477 г. действительно великолепна. Если это действительно была "пехотная революция", то, по идее, рыцарская конница за эти годы давно должна была убиться ап стену и помереть от сознания собственной никчемности, а ее место занять фаланги копейщиков. В реале видим прямо противоположное - тяжелая конница в конце 14-15 вв. переживает настоящий расцвет, растет повсюду и количественно и качественно. Почему-то поражения от швицев никого не впечатляют. А вот подобной швицам пехоты почему-то нет, опыты с ландскнехтами пока неудачны.
Хорошо, "революции" не было, но нет же сомнения, что после такой долгой истории славных побед швицы должны были всем внушать ужас и почтение, их слава должна была быть повсеместной.
И вот - отряд швицев приходит помогать Кастилии воевать Гранаду. Придворный историограф дель Пульгар добросовестно заносит в хронику (расчитаную, напомним, на королевскую семью - т.е. очень компетентную публику): "There joined the royal standard a body of men from Switzerland, a country in upper Germany. These men were bold of heart, and fought on foot. As they were resolved never to turn their backs upon the enemy, they wore no defensive armor, except in front; by which means they were less encumbered in fight. They made a trade of war, letting themselves out as mercenaries; but they espoused only a just quarrel, for they were devout and loyal Christians, and above all abhorred rapine as a great sin."
Абзац. Пульгар не то что не впадает в трепет от столь грозных воинов - он элементарно никогда о них не слышал (а ведь всего 6 лет назад они разнесли армию Карла Смелого!) Поэтому он добросовестно описывает странные обычаи этих деревенских дикарей, "которые зовут себя швейцарцами" (так в оригинале). Надо же, какое странное имя. Откуда там они? Из Швейцарии? Пульгар не уверен, что его сиятельные читатели вообще знают о такой стране, и потому на всякий случай поясняет: "это страна в верхней Германии". Отжог.
Вот уж точно - "пехотная революция и конец феодализма". "Мы бы всех их победили, только нас не замечают". Географическое невежество в сторону, вот и ответ на вопрос - почему швицы, при действительно блестящем списке побед, никакой "революции" не совершили (в отличие от терций).
Потому что признак системного изменения ситуации - это повторяемость результата. Да, швицы могли раз за разом вышибать рыцарей - но, кроме них, этого не мог никто, в фаланге или без. Это уникальные бойцы, безусловно, но и только. И их было настолько мало, что уже в нескольких сотнях км от арены их подвигов никто про них и не слыхал - что они там могли изменить при таких условиях.
А вот pike and shot валил конницу с гарантией в любой стране, при самом среднем уровне пехоты. Почувствуйте разницу.

===

Аттракцион неслыханной щедрости

Обычно, желая опровергнуть обывательские (обычно - дамские) представления о рыцарях и дворянах как о некоем "образце благородства", приводят в пример всевозможные жестокости того времени. Мне больше нравится наоборот: посмотреть на тогдашний позитив.
Итак, сначала фон: 1491 г, война Испании за Гранаду, конец Реконкисты. "Последняя рыцарская война в истории". Через несколько лет та же железная испанская пехота, возникшая на этой войне, загонит рыцарство в гроб. Но на прощание - бенефис рыцарства. Гранадские мавры за 800 лет в Испании полностью усвоили традиции кастильского дворянства - тяжеловооруженные всадники, кодекс чести, турниры при дворе султанов и королей, серенады под окном дам и т.д. Мавританские и кастильские рыцари столетиями воюют, в перерывах - ездят на турниры и в гости друг к другу и общаются на равных.
Война длится почти 10 лет, поле битвы нередко превращается в парные поединки благородных господ. Осада самой Гранады напоминает турнир. Из осажденной Альгамбры ежедневно выезжают всадники и вызывают на поединок испанцев. Поединки идут строго по правилам, убивший испанского рыцаря мавр вознаграждается аплодисментами испанских дворян и дам и беспрепятственно возвращается к своим. Сам султан Боабдил из окна наблюдает за поединками. Однажды некий испанский кавалер проявил большое искусство, поражая мавров. Султан был так восхищен, что через парламентеров выслал храброму врагу богатые подарки. В общем - цирк.
Публика и хронисты тех времен настолько привыкли к обоюдному демонстративному благородству, что воспринимали его как нечто естесственное, о чем и говорить не стоит.
И вот, на этом фоне однажды произошло нечто удивительное! Один мавританский всадник совершил поступок столь благородный и великодушный, что это поразило даже ко всему привыкших хронистов. Сведения об этом облетели всю Испанию, попали в хроники, это навечно вошло в историю! Андалузский автор написал поэму об этом, ставшую очень популярной, с таким рефреном:
"Caballeros granadinos, Aunque Moros - hijosdalgo!"
("Гранадские рыцари, хоть и мавры - истинные дворяне!)
Что же это был за акт немыслимого благородства?
Однажды гранадский всадник с несколькими коллегами отправился на вылазку к испанским позициям. Такие беспокоящие вылазки гранадцы делали по десятку в день. Плана никакого - пошуметь, может, напасть на одиночных солдат и быстро обратно. По дороге они проезжали через лес, и там им встретились несколько испанских детей. Дети жили с матерями в испанском лагере и просто играли в лесу. И гранадский всадник, хоть и встретил случайно испанских детей, НЕ УБИЛ ИХ.
Можете себе представить подобное великодушие? Когда его товарищи с недоумением спросили: "почему же ты их не зарезал?", он ответил "потому что не видел бороды на их подбородках". Когда они поняли, что отказ от убийства случайно встреченных детей не имел военного или финансового смысла, а был вызван чисто гуманитарными резонами, это настолько их поразило, что они отправились обратно - доложить султану об этом невероятно благородном поступке. Недорезанные дети, в свою очередь, побежали порадовать родителей рассказами о столь нетипичном поведении - и обе армии пришли в полное восхищение, поступок этот навсегда остался в анналах рыцарства.
Age of chivalry, что вы хотите.

(все истории от Satchel17)

X-posted at http://jaerraeth.dreamwidth.org/367501.html
Subscribe

  • Men at arms

    Транспортное средство Через много лет после войны отца в какой-то анкете спросили, в каких городах заграницы он был. Он честно написал: Варшава,…

  • О королях и капусте

    Nero Burning ROME Великий пожар Рима (он же Magnum Incendium Romae) начался в ночь с 18 июля на 19 июля 68-го года в лавках, расположенных с…

  • Военно-гишторические гитики

    Честь спасена Когда Миних отправлялся на захват Азова, он отправил матушке государыне императрице донесение, что крепость уже взята. Подходят…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments