Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Categories:

Культура фехтования

Вальпургиснихт, или Ученица монаха

Монастырский манускрипт I.33, хранящийся в Лидсе, считается старейшим европейским учебником фехтования. Написанный на латыни с использованием немецких терминов, он датируется обычно рубежом тринадцатого и четырнадцатого веков, хотя вероятна и поздняя датировка - 1322 год. Он представляет собой великолепно иллюстрированное подробное пособие по бою на мече и баклере и описывает весьма оригинальную и сложную систему фехтования. По сложности и подаче материала I.33 не уступает многим куда более поздним учебникам фехтования, а по мечу и баклеру более подробного пособия лично я еще не находил. Между тем, это вооружение пользовалось устойчивой популярностью еще в шестнадцатом веке даже в дворянской среде.
I.33 необычен во многих отношениях и словно бросает вызов крепко устоявшимся стереотипам о Средних Веках - не только стереотипам родом из массовой культуры, но и весьма авторитетным, академическим представлениям о той эпохе. Его автором и по совместительству мастером фехтования был монах. Не вполне ясно, где он научился своему искусству и кем был прежде, но он обучал бою на мече и баклере как монахов, так и мирян. Более того, среди его учеников в учебнике фигурирует женщина по имени Вальпургис! (Во всяком случае, так расшифровал ее имя историк фехтования и переводчик этого манускрипта на современный английский Джеффри Форгенг.)

Надо сказать, странности I.33 ставили в тупик еще его средневековых читателей. Один из них даже подпортил манусрипт "ценными" замечаниями насчет безумия фехтовальщика и его ученицы. (Видимо, только так "комментатору" удалось объяснить себе, откуда взялась в монастыре такая книга.) Кое-кто из авторитетных медиевистов столь же уверенно и безапелляционно судит о психологии масс в Средние Века и о внутреннем мире тогдашнего человека. Выводы в обоих случаях делаются по методу бюргера из исторического анекдота, который заметил по поводу жирафа в берлинском зоопарке "Этого животного не может быть!".

Бюргер прав. В "его" Берлине жирафа быть не может. В "исторической" реальности, реконструированной по ограниченному кругу источников, тоже много чего не может быть. Фанатичный монах, веселый монах, нищенствующий монах, монах-проповедник, монах-инквизитор, ученый монах, развратный монах или даже расстрига там могут быть. И дама там может быть, и тоже только типовая резиновая. И крестьянин, и ремесленник, и рыцарь, и правитель там обязаны соответствовать неким стандартам - от Дюби, от Ле Гоффа, от немецкого бюргера, от специалиста по гендерным штудиям или еще от какого глобального мыслителя. А живому человеку там места нет: живой человек слишком широк, и его традиционно стремятся сузить. В этом смысле монах с мечом и баклером существует лишь наравне с жирафом. Как и женщина по имени Вальпургис.
Во всем, что выходит за границы, очерченные избыточными сущностями - от бюргерского "здравого смысла" до "незыблемых" академических и моральных авторитетов - водится очень много интересного и настоящего. И вдумчивый взгляд на это интересное и настоящее может открыть немало и даже в чем-то перевернуть устоявшиеся представления не только об отдаленном Средневековье, но и нашем времени.
Фехтование, как всякое творческое действие, дает возможность кое-что узнать с неожиданного ракурса. С одной стороны оно имеет отношение к контролю крайних проявлений агрессии и специфическим формам конфликта, а с другой - отражает повседневность, обычную жизнь в данную эпоху и, значит, может рассказать о современном ему обществе нечто такое, что едва ли расскажет какая-то другая сфера деятельности. Фехтовальные трактаты Средних Веков и Нового Времени, как и другие старинные книги, обладающие яркой индивидуальностью и имеющие отношение к крайним и вместе с тем обыденным явлениям повседневной жизни, дают возможность читателям заглянуть в чуждую для них реальность и узнать кое-что не только о ней.
Поэтому здорово, что Форгенг и другие переводчики за последние полтора десятка лет перевели массу интереснейших книг по европейским боевым искусствам. Кстати, Джеффри Форгенг недавно подготовил обновленный перевод I.33, и скоро эта книга выйдет в свет. По его словам, новый перевод будет значительно отличаться от прежнего и, кроме того, там будет рассмотрена проблема вероятных лакун и новые интерпретации текста манускрипта.
(sashabig)

===

Семижды солгав

Английские патриоты конца 16 в. за многое ругали итало-французскую манеру дуэли: за новое оружие - рапиры и кинжалы, за пролитие крови по пустякам и т.д. А также - за сложную систему толкований, что именно может быть поводом к дуэли. Раньше-то все было по-нашему, по-английски: "пойдем выйдем" - и фальшионом по башке. А теперь так все запутано...
И ничего не поделаешь: дуэль на рапирах - не шутка, смертность высока. А условия, место, оружие и др. назначает вызванный. Т.е. хочешь иметь преимущество - не вызывай сам, а добейся, чтобы он тебя вызвал. Самый верный способ - обвинить гада во лжи, тогда вызовет, никуда не денется. Это самая мощная штука, она отменяет любые другие обстоятельства, и обвиненный не может снять с себя это клеймо ничем, кроме дуэли. В английском даже укоренилось выражение to give him the lie. Т.е. сказать "это ложь!", как повод к дуэли. Это выражение настолько стало синонимом ситуации вызова, что и в 19-20 вв. так говорили о вызовах на дуэль, даже если в данном конкретном случае поводом была вовсе не ложь.
Но бросить обвинение во лжи - это вам не лобио кушать, дело непростое. Как сделать, чтобы не выглядеть зачинщиком ссоры (так могли и вздернуть за убийство)? Шекспир в "Как вам это понравится" дает стебную, но вполне реальную картину:
Оселок: Я имел четыре ссоры,и одна из них чуть-чуть не окончилась дуэлью.
Жак: И как же эта ссора уладилась?
Оселок: А мы сошлись и убедились, что ссора наша была по седьмому пункту.
Жак: Как это по седьмому пункту?
Оселок: Она произошла из-за семикратно опровергнутой лжи. Мне не понравилась форма бороды у одного из придворных. Он велел передать мне, что если я нахожу его бороду нехорошо подстриженной, то он находит ее красивой: это называется "учтивое возражение". Если я ему отвечу опять, что она нехорошо подстрижена, то он возразит мне, что он так стрижет ее для своего собственного удовольствия. Это называется "скромная насмешка". Если я опять на это скажу "нехорошо подстрижена", он скажет, что мое суждение никуда не годится. Это уже будет "грубый ответ". Еще раз "нехорошо" - он ответит,что я говорю неправду. Это называется "смелый упрек". Еще раз "нехорошо" - он скажет, что я лгу. Это называется "дерзкая контратака". И так - до "лжи применительно к обстоятельствам" и "лжи прямой".
Жак: Сколько же раз вы сказали, что его борода плохо подстрижена?
Оселок: Я не решился пойти дальше "лжи применительно к обстоятельствам", а он не посмел довести до "прямой". Таким образом, мы померялись мечами и разошлись.
"Померились мечами" - тут, видимо, фигурально, "оба показали характер".
А.Хаттон в "Меч сквозь столетия" дает близкие цитаты из тогдашних книг по фехтованию и дуэлям, разьясняя упомянутые степени лжи, по нарастанию:
- "ложь применительно к обстоятельствам" (Lie Conditional). "Если ты назвал меня вором, ты солгал: и если ты так когда-нибудь скажешь, это будет ложь". Это еще не дуэль, т.к. "ложь" тут наступает только после выполнения определенного условия, "если".
- "общая ложь" (Lie General): когда не называется имя. "Кто бы ни назвал меня бунтовщиком, солгал". Тут тоже можно отмолчаться - не о тебе же речь конкретно.
- и, наконец, "прямая ложь", (Lie Certain). "Ты сказал, что в битве при Монконтуре я бросил знамя и сбежал. На что я отвечаю: ты солгал в своей глотке, как вор, который ты и есть".
Тут уж деваться некуда, en garde!
(satchel17)

X-posted at http://jaerraeth.dreamwidth.org/358806.html
Subscribe

  • О королях и капусте

    Nero Burning ROME Великий пожар Рима (он же Magnum Incendium Romae) начался в ночь с 18 июля на 19 июля 68-го года в лавках, расположенных с…

  • Военно-гишторические гитики

    Честь спасена Когда Миних отправлялся на захват Азова, он отправил матушке государыне императрице донесение, что крепость уже взята. Подходят…

  • Сундук Чезаре Спада

    - Так сколько же всего денежек было у графа Монте-Кристо? И когда же – ох, а вдруг! а впрямь! – кончатся его сокровища на самом захватывающем…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments