Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Categories:

Кондотьерские очередные

За жестокость прозванный "Васильевич"

Итальянские кондотьеры нереально доставляют своими именами, в основном возникшими сначала как военные клички. Конечно,вообще вся история кондотты - это смесь адского хоррор-муви, дешевого боевика и жесткого порно. Но имена тоже хороши. Вот что значат фамилии наиболее известных кондотьеров 14-15 вв. в переводе:
Каструччо Кастракани - "Кастратор собак";
Сигизмондо и Роберто Малатеста - "Дурная голова";
Андреа и Николо Фортебраччо - "Сильная рука". Впрочем, Андреа также звали Браччо да Монтоне - "Баранья рука";
Франческо Сфорца - "Силач";
Николо Пиччинино - "Малютка";
Эразмо Гаттамелата - "Медовый кот";
Франческо Буссоне - "Стук". Но знаем и любим мы его не только за это как графа да Карманьола. Что на тот момент было ничего, но после Великой французской революции звучит забавно, все равно что "барон Марсельеза".
Имя англичанина Джона Хоквуда итальянцы коверкали как могли: "Окуд", "Акуда" и т.д. Впрочем, их понять можно: неграмотный сэр Джон сам не знал, как оно пишется. В конце концов он превратился в Джованни Акуто - "Шустрый" (на фреске флорентийского Дуомо он увековечен в латинском варианте этого имени, "Иоаннус Акутус").
У Бартоломео Коллеони фамилия ничего смешного не значит-на бумаге. Зато на слух она просто неприличная - Colleoni звучит точно как coglioni ("яйца, мошонка"), оно же - множественное от coglione ("дол..еб"). Знаменитый конный памятник в Венеции не заслужил такого надругательства!
На этом фоне прекрасно смотрится Федерико да Монтефельтро - "Фетровая гора", или "Шляпа-гора".
И вполне приличное имя у Джованни деи Медичи - что-то вроде "Из докторов".
Исключение - Чезаре Борджа, имя которого не значит ровно ничего, и то лишь потому, что это переделка испанского Борха. Впрочем его первое имя "Цезарь" Италии уже обошлось дороже, чем все предыдущие вместе взятые. Да и к кондотьерам его отнести можно лишь условно...
Как говорил Жеглов "Что вы за народ, блатные! Ни имен, ни фамилий - одни кликухи поганые".
С другой стороны, что-то в этом есть. Вся итальянская история 15-16 вв - это всего несколько родов, у которых сотни потомков с одной фамилией, без кличек их различать затруднительно. Меня просто приводят в уныние бесконечные Колонна, лезущие из всех щелей в период Итальянских войн, да и после. Отличи-ка Фабрицио Колонна - командира колонны (именно так) у Гонзало де Кордоба; Просперо Колонна - тоже воевал при Чериньоле, и впоследствии пытался командовать самим Джованни деи Медичи (за что тот его чуть не убил); Помпео Колонна, кардинал, много раз лишенный сана и восстановленный, загнавший Папу в Сант-Анджело и грабивший Рим два раза подряд; Маркантонио Колонна, державший центр при Лепанто; и еще штук 20 крупных игроков. Хоть номера им присваивай, что ли.

===


О теоретиках и практиках

Как известно, Маккиавелли был знаменитым военным теоретиком и плохим практиком. Летом 1526 г. он приехал познакомиться с командиром "Черных Повязок" Джованни деи Медичи. Джованни заверил мэтра, что он его горячий поклонник, а его "Искусство войны" - просто настольная книга. И мэтр, если желает, может тут же на плацу покомандовать солдатами, научить их боевым построениям, так чудесно описанным в его книгах. Маккиавелли с энтузиазмом принялся командовать. Через 15 минут на плацу царил полный хаос, ошалевшие солдаты бессмысленно брели во всех направлениях, сталкиваясь и не понимая, что вообще происходит. Посередине стоял Маккиавелли, совершенно отчаявшийся распутать этот клубок. Тогда Джованни двумя командами привел строй в порядок, и сказал, что, конечно, "синьор Никколо, вы большой ученый", но давайте лучше вина попьем, хватит с меня теорий.
Итак, даже на старости лет, давно потерпев полный политический и военный крах, Маккиавелли все еще не понимал разницу между дилетантскими теориями и военной практикой. Какой же он был в 30 лет, в расцвете сил и на пике карьеры?
На этот вопрос отвечает очень показательный случай, вообще значимый для военной истории Нового Времени.
Как известно, в 1494 г. молниеносная кампания Карла VIII в Неаполе произвела глубочайшее впечатление на итальянцев. Они веками гордились (и заслуженно) своими кондотьерами - настоящими профи, и своими многочисленными, сильными крепостями, и своим умением осаждать/оборонять эти крепости. А тут французы запросто прошли насквозь всю Италию, с ходу разметая любые попытки кондотьеров их остановить, и расщелкали как орешки крепости, где надеялись удержаться неаполитанцы. Особо поразила итальянцев мощь и мобильность французской артиллерии, легко разносившей за считанные часы укрепления, которые кондотьеры могли осаждать месяцами. Ясно было, что надо многое менять, старые схемы не работали.
Подходили военные теоретики к этой проблеме по-разному.
Маккиавелли, например, как и многие, после этого всю жизнь толкал 2 теории.
Во-первых, кондотьеры - слабаки и трусы, воюющие "в лайковых перчатках", их войны - липа, лишь бы сымитировать деятельность и получить бабки. Долой наемников, даешь народное ополчение!
Во-вторых, век крепостей и укреплений, можно сказать, кончился, т.к. "нет такой стены, которую не разбила бы с легкостью современная артиллерия", брать крепости теперь - пара пустяков, были бы пушки.
Само собой, это были поспешные и упрощенные обобщения (хотя не стоит ударяться в другую крайность - основания так думать были). Но чем это ценно - это хорошо отражает настроения в тогдашнем обществе, после успехов Карла VIII очень многие думали именно так.
Были в Италии и совсем другого рода теоретики, сделавшие другие выводы из кампании 1494 г. Но об этом после.
Вскоре Маккиавелли предоставилась возможность проверить теорию практикой. В 1498 г. он был вторым канцлером флорентийской Синьории и секретарем "Военного Совета Десяти". Флоренция как раз была занята любимым делом: в очередной раз воевала с Пизой. Для чего аж из Франции был приглашен живший тогда там кондотьер Паоло Вителли, командир с прекрасным послужным списком.
Паоло, в отличие от прогрессивного философа Маккиавелли, был просто солдатом, и солдатом старой школы. Нововведений не любил. Новомодный огнестрел, по его мнению, лишал войну красоты честной рыцарской схватки лицом к лицу. Как истинный военный, свои эстетические взгляды он выражал простым и доступным языком: захваченным в плен пизанским аркебузирам и артиллеристам выкалывали глаза и отрезали руки. "Война в лайковых перчатках" явно была не его методом. И вот именно этому суровому профи и ретрограду предстояло столкнуться с людьми, пытавшимися создать новые военные теории - и это были не только теории Маккиавелли.
Начал Вителли хорошо, одержал несколько побед и в июле 1499г. осадил Пизу. Тут-то его и ждала загвоздка.
Помимо философов и политиков в Италии, к счастью, были классные архитекторы и инженеры. Они из осад Карла VIII сделали совсем иной вывод. Только новый тип укреплений мог противостоять артиллерии - тот, что сам заточен под артиллерийское вооружение. Само собой, это не было новостью, пушки не вчера появились. Но постройка новых укреплений или, тем более, перестройка старых - дело очень дорогое и трудоемкое. Однако теперь стало ясно - альтернативы нет, это надо делать всюду, и делать на научной основе. До "Nuova Scienza" Тартальи, математически расчитаных зон обстрела и вычерченных по линейке углов бастионов было еще далеко, но основные принципы были уже понятны: толстые стены, выдерживающие огонь противника и служащие надежной арт.платформой, многоуровневая оборона с физическими препятствиями (рвы, стены), система перекрестного огня на дальних и ближних подступах, ликвидация мертвых зон.
Городские стены Пизы были очень толстыми (по прежним меркам) и крепкими (Гуччардини особо отмечает высокое качество раствора кладки), но не имели рва. Пизанцы сделали, что успели - часть укреплений спешно перестроили по новым образцам, но большая часть периметра была средневекового типа.
Вителли рисковать людьми не хотел и предложил просто заблокировать город. Не имея больших запасов еды, пизанцы вскоре капитулируют. Однако Синьория и слышать про это не хотела. Только штурм, ведь пушки есть - что тут трудного? Вителли начал артобстрел, пытаясь пробить брешь в наружной стене у бастиона Стампаче, где новых укреплений не было. Дело шло медленно - пизанцы отвечали не менее сильным огнем. Осада затягивалась. Синьория требовала штурма, Маккиавелли забрасывал капитанов письмами, предупреждая, что у казначейства нет денег на эту бесконечную канонаду - "что вы там возитесь!" Вскоре по обе стороны от Стампаче были проделаны широкие бреши, сообщение башни со стеной прервано. Средневековые стены, крепкие или нет, опять спасовали перед современной артиллерией. 10 августа 1499г. Вителли начал штурм. Флорентийцам после упорной борьбы удалось овладеть башней Стампаче и закрепиться там. Казалось, победа в руках. Впоследствии пизанцы рассказывали, что началась паника, и многие начали покидать позиции (Вителли, впрочем, этого не знал).
Но тут атакующих ждал сюрприз. Пока Вителли пробивал бреши, пизанцы не сидели сложа руки и внутри угрожаемого участка стены возвели контрбастион - укрепления в новом стиле в виде мощной стены из земли и бревен. На стене с парапетом размещались орудия в количестве, часть которых обеспечивала фланкирующий огонь, простреливался каждый метр. Снаружи защищал стену широкий ров, в котором размещались капониры, державшие ров под огнем. Флорентийцы попадали под перекрестный огонь в ловушке между внутренней стеной и наружной, попытки заполнить ров фашинами для атаки стены пресекались огнем из капонира.
Тем не менее солдаты, разгоряченные успехом, продолжали атаковать. И тут произошло неожиданное: Вителли внезапно приказал прекратить штурм. Солдаты продолжали лезть вперед, тогда он бросился в гущу огня (трусом он явно не был), и ударами заставил их выполнить приказ.
"Совет десяти" был вне себя. Чем обьяснить такой поступок? Сам Вителли говорил, что берег жизни солдат. Штурм контрбастиона в таких условиях вел к большим потерям. Вителли решил просто закрепиться на захваченном участке, и убеждал Совет, что в такой безнадежной ситуации пизанцы вынуждены будут начать переговоры о сдаче. Но люди на улицах открыто говорили об измене. Разве это мыслимо - остановиться перед какой-то кучей земли в такой момент?
Возможно, если бы Вителли в конце концов удалось вынудить Пизу капитулировать, все бы обошлось. Но тут флорентийцы получили еще один удар: в лагере разразилась эпидемия малярии, начались массовые смерти. Пизанцы приободрились и сдаваться не хотели.
Тогда на захваченном Стампаче Вителли разместил батарею и начал обстрел контрбастиона. Однако земляной вал поглощал ядра, а ответный огонь с вала наносил большие потери флорентийцам. Тем временем пизанцы соорудили высокую дополнительную земляную платформу (кавалер), на которой установили тяжелое орудие, и открыли огонь в упор по башне. В короткое время Стампаче был так поврежден, что флорентийцам пришлось оставить его и вернуться на прежние позиции. Все их усилия оказались напрасны.
"Совет Десяти" требовал штурма бреши, но Вителли солдат на убой отправлять отказывался и настаивал на продолжении бомбардировки.
Просвета видно не было, а массовая гибель солдат от малярии продолжалась. В такой обстановке Вителли предложил снять осаду, пока вся армия не перемерла. Синьория в бешенстве направляла к Вителли одного комиссара за другим, чтобы на месте уличить его в паникерстве, все они немедленно валились с лихорадкой (всего с начала осады было послано 7 комиссаров, все заболели, 4 умерло). Это, наконец, убедило Синьорию в серьезности ситуации, и 4 сентября осада была снята.
После чего был отдан приказ об аресте Паоло Вителли, а также его брата и помощника Вителоццо Вителли. Вителоццо сбежал, но Паоло был 28 сентября 1499 г. схвачен, за один день осужден за предательство и немедленно обезглавлен.
Был ли он виновен - кто знает, по крайней мере тогда доказательств не было, ни он, ни его секретарь даже под пытками вину не признали. Показательно тут другое. Синьория, впечатленная недавними быстрыми осадами французов, в принципе отказывалась поверить, что неудача осады крепости может быть вызвана чисто военными причинами. Уже лет через 10-20 это бы по крайней мере рассматривалось как вариант - укрепления нового типа, "бастионная система", стали ночным кошмаром генералов на ближайшие 350 лет. Но тогда теоретикам типа Маккиавелли (принимавшего самое активное участие в расправе над Вителли) еще предстояло осознать всю важность и силу этого нововведения. Поэтому для него все было ясно: разумеется, наемник, трусливый и продажный, как все они, умышленно отказался от победы. Или хотел затянуть кампанию, чтобы больше денег нарубить, или просто продался врагу. Ведь брать крепости так просто!
Ну и эпилог. В следующем году Пизу попытались взять сами французы - мастера быстрых осад, ровно с тем же результатом. Флорентийцы еще 2 раза пробовали осаду - то же самое. Наконец, в 1509 случилась 5 попытка. Маккиавелли создал согласно своим теориям "армию из граждан", которая должна было показать отсталым армиям наемников, как надо. "Граждане", как ни странно, не стали штурмовать Пизу, чтобы показать "как надо", жить им не надоело. А сделали ровно то, что предлагал в свое время Вителли - заблокировали город, пизанцы (как он и говорил) немного поголодали и сдались. Всего и делов.
Это было первым и единственным успехом "армии нового типа". Вскоре испанцы-наемники, не читавшие Маккиавелли и потому не знавшие о своей отсталости, при Прато в хлам разнесли прогрессивную армию Флоренции. Медичи вернулись во Флоренцию и разогнали Синьорию. Маккиавелли, лишившись всех постов и немного повисев на дыбе, уехал в деревню - писать книги о том, как политикам надо правильно управлять страной, а генералам правильно воевать. Очень хорошие книги получились, теория ему явно давалась лучше практики.
Сбежавший от него в свое время Вителоццо Вителли своей судьбы не избежал. На свою голову он связался с кумиром Маккиавелли - Чезаре Борджа, который вскоре его казнил в ходе одного из своих "прекрасных обманов", которыми Маккиавелли так восхищался. "В общем, все умерли". Но зато военная теория продолжала развиваться!

(истории снова от satchel17)

X-posted at http://jaerraeth.dreamwidth.org/346709.html
Subscribe

  • Злые происки врагов

    Характеристика В 1970-е годы был в одном советском НИИ профессор Долгорукий, Исаак Матвеевич. Вот такое сочетание, но уж куда денешься. Он был очень…

  • Наша служба и опасна, и трудна

    Предвидение Лет сорок с гаком тому назад, в одном учреждении отмечали какое-то мероприятие; и один сотрудник, не имея тормозов, так назюзюкался, что…

  • Физики шутят

    Как-то А. Эйнштейн с женой посетили крупную американскую обсерваторию. Осматривая телескоп, имеющий зеркало диаметром 2,5 метра, жена ученого…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments