Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Categories:

Еврейский интернационал

Израиль. Во время генеральной уборки в синагоге нашли ящик со снарядами шестидесятилетней давности.
И это не анекдот...

===

Львов. Часовня Кампианов - это старинная усыпальница древнего рода львовских патрициев, которая вмурована в стену Кафедрального собора Успения Богородицы римокатолического обрада и считается шедевром архитектуры эпохи Ренесанса. Её фасад украшают три барельефа на темы страстей Христовых, а именно: "Положение в гроб", "Воскрешение" - и последний, о котором пойдёт речь,
"Иисус является Марии Магдалине в образе Садовника". Вот он:


Под окном соседнего дома приютился так называемый Улыбающийся лев - один из многих местных львов.


Так вот, говорят, что этот лев улыбается, потому что смотрит, на еврея, трудящегося с лопатой...
(sir_ector)

===

Не аргумент!

Лазарь Каганович. Ещё несколько лет назад - лицо приближённое с полномочиями вполне себе назгульскими: казнить и миловать. Ныне - антипартийно-подозрительное.
Денег нет - вообще. Даже на очки - вместо очков Каганович смотрит телевизор в бинокль.
Что-то пытается сделать дочь. Идёт в Собес, мол, отец на страну сорок лет вкалывал, как папа Карло, помогите пенсию оформить. Те - морду кирпичем: ничего не знаем, женщина, несите трудовую книжку. Ага, ща. Трудовую. Члена Политбюро.
Книжку впрочем дочь приносит. Не трудовую, но тоже неплохо. Фотка есть, должности есть, даты есть.
И сражена убийственным доводом: "БСЭ - не документ".

Что можно президентам?

Хаим Вайцман. Один из отцов-основателей Израиля, деятель сионизма и просто знаменитый химик.
И вот, 1949 год, Государство Израиль основано, отбилось от врагов и дозрело до необходимости заиметь себе президента.
Президентом избирают достопочтенного и уважаемого Хаима Вайцмана. Тот уже совсем было собирается президентствовать и желает выяснить объём своих полномочий. Объём выясняется довольно быстро: пожимать руки, надувать щёки и делать важный вид.
Вайцман удаляется в Реховот, в основанный им НИИ, где и пребывает до конца жизни, как, впрочем и после оного.
"Единственное, куда Бен-Гурион позволяет мне совать нос, - любит говаривать он, - это в мой носовой платок".

Дом, который построил...

Поселившись в Реховоте, Хаим Вайцман решает построить себе дом - поближе к месту работы. Желательно вообще на территории. Обращается он к своему старому знакомому, знаменитому немецкому архитектору Эриху Мендельсону, мол, нужен маленький уютный особнячок.
Мендельсон только что унёс ноги из Германии, потерял всё, нажитое непосильным трудом, а посему готов взяться за любую работу. Выбирается подходящий холм на территории института и раньше, чем Вайцман успевает опомниться, возникает первый этаж: мрамор, ковры, лестницы, бассейн, двойная теплоизолирующая стена...
Вайцман - человек обеспеченный, патент на изобретённый им способ производства ацетона сделал его богатым - но темпы, которыми Великий опустошает его счёт, начинают пугать. Да и жить в музее имени самого себя - удовольствие сомнительное.
На пару с женой им удаётся уговорить архитектора чуток умерить масштабы. И кстати, прорубить в боковой стене окна, кои Мендельсон считает буржуазным предрассудком. Будучи призван к здравому смыслу ("Тебе предрассудок, а мне тут жить"), архитектор окна пробивает. Из вредности - круглой формы, как в лучших домах Хоббитании.
В общем, второй этаж получается скромнее первого (не мрамор, а плитка), зато уютнее.
А архитектор является к заказчику и сообщает, что всё путём, остаётся один этаж и...
Вайцман - человек воспитанный, посему сообщение о том, что денег ВООБЩЕ нет, ему удётся облечь в форму довольно пристойную.
А архитектор - ни в какую, мол нельзя комплекс оставлять незавершённым, позор и всё такое.
В конце концов приходят они к компромиссу.
Третий этаж таки построен, но состоит ровно из одной комнаты - что делает его изрядно похожим на рубку субмарины.
Говорят, раньше в ясную погоду оттуда можно было видеть окрестности Иерусалима.

Тайный советник вождей

"Тебя просил зайти Берл". Для отцов-основателей Израиля - "предложение, от которого нельзя отказаться".
Берл Кацнельсон. Нечто маленькое, встрёпанное, вечно в мятой одежде. Ни особых должностей, ни политического образования. В прошлой жизни вообще-то - просто библиотекарь.
Тем не менее с любыми проблемами отцы-основатели идут именно к нему. Кацнельсон проблему выслушивает, после чего закладывает руки за спину и начинает ходить по комнате, говоря сам с собой вслух, в стиле известного мультперсонажа. Продолжается это хождение по нескольку часов, причём отцы-основатели сидят, стараясь не отсвечивать и смотрят ему в рот. Потом хождение прекращается и выдаётся решение.
В ста процентах случев - верное.

Берегитесь баобабов

1963 год. В Израиль приезжает премьер-министр Бирмы У Ну. Дорогому гостю показывают достижения страны. Особенная гордость - высаженные своими руками леса под Иерусалимом.
Гость впечатлён. Он ёрзает на месте и выглядит крайне обеспокоенным. Переводчик переводит: "Господин премьер-министр просит передать, чтобы вы были очень осторожны с этими деревьями. Они ведь РАЗРАСТУТСЯ!"

(Ирукан)

===

СТРАШНАЯ МЕСТЬ

Секретарю парткома одного учреждения на служебный адрес пришла красивая открытка из Израиля. Пока ее несли из общего отдела в партком, человек пять успели прочитать: "Дорогая Зоя Ивановна! Добрался благополучно, потихоньку устраиваюсь. Напишу подробнее, когда будет о чем. А пока - до свидания. Всегда Ваш Миша Шульман".
Зоя Ивановна очень удивилась такому добродушию Михаила Абрамовича Шульмана, которого она со всей партийной прямотой долбала и травила, пока он был "в подаче", а потом, когда он оказался "в отказе", настояла на его увольнении.
Через две недели пришла новая открытка. "Дорогая Зоя Ивановна! Наконец я нашел того человека. Он сказал, что все в порядке. Ближе к делу напишу. Миша".
Сотрудники начали слегка коситься на Зою Ивановну, а она заявила в компетентные органы о своей полной непричастности. Там ей велели не волноваться.
А на работе ее ждала третья открытка. "Зоя Ивановна! Это как раз то, что нужно. Ждите сообщения. М".
Сотрудники выражали Зое Ивановне сочувствие, ругали евреев за их еврейские штучки. Но ей казалось, что это неискренне. В компетентных органах ее успокаивали, предлагали посмеяться и забыть, объясняли, что она остается в полном доверии руководства. Но она не верила.
Она нервничала и озиралась, и ждала новую открытку от Миши Шульмана. Открытки не было, а сотрудники шушукались, отводили глаза и замолкали, когда она проходила мимо, и поэтому она сначала долго лечилась от нервов, а потом ушла на пенсию и теперь каждый день ходит на почту, проверяет, нет ли ей письма до востребования.
(clear_text)
Tags: евреи
Subscribe

  • О королях и капусте

    Nero Burning ROME Великий пожар Рима (он же Magnum Incendium Romae) начался в ночь с 18 июля на 19 июля 68-го года в лавках, расположенных с…

  • Военно-гишторические гитики

    Честь спасена Когда Миних отправлялся на захват Азова, он отправил матушке государыне императрице донесение, что крепость уже взята. Подходят…

  • Гримасы сферы обслуживания

    Я: Капучино. Дэвушка: 45 р. Карточка любимого гостя есть? Я: Я нелюбимый гость. Дэвушка: У нас все клиенты любимые. Я: А почему карточки есть только…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment