Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Category:

Прикладная юриспруденция в исторических цитатах

Закон топора

Если прогуливающийся по городу янычар замечал строящийся дом, он мог подойти и повесить свой топор на уже готовую стену или какую-либо конструкцию. После этого он уходил, а хозяева строящегося дома не имели права продолжать работы, пока топор оставался на доме. Они начинали собирать подарки и угощения, которые могли бы понравиться владельцу топора. Через некоторое время янычар возвращался, и если подарки его устраивали, снимал топор и уходил.
(Из истории присхождения законов янычарского корпуса, Г.Э.Введенский, "Янычары")

===

Прозванный за жестокость Барбароссой...

Стремясь водворить порядок, Фридрих действовал с той несокрушимой и стремительной энергией, которая составляет одну из отличительных черт его характера. На Вормсском сейме (декабрь 1155 г.), разбирая спор между архиепископом Майнцским и пфальцграфом рейнским Германном, присудил последнего к тому, чтобы он босиком прошел милю, неся на руках собаку. Это был старинный род наказания, выработанный немецким обычным правом. "Когда был произнесен этот суровый приговор, - говорит Оттон Фрейзингенский, - людьми овладел такой ужас, что все предпочли жить в мире, чем бросаться в водоворот войн."
(alkor_)
Кстати, этот обычай - с собаками - разбирался в некоторых статьях по истории права. Он приравнивался к смертной казни. Это считалось оченЬ позорным. Типа римского "прхождения под ярмом".
(goldenhead)

===

Павлины, говоришь?

Лодочник одного вельможи, повздорив с каким-то горожанином из-за платы, указал ему на свой значок, герб хозяина, — это был лебедь — и потребовал более уважительного обращения. Горожанин, однако, ответил, что ему нет никакого дела до этого гуся. Как человека, который, назвав лебедя гусем, непотребным образом оскорбил герб вельможи, его вызвали в Маршальский суд, оштрафовали и в конце концов довели до нищеты.
(Давид Юм, "Англия под властью дома Стюартов")
(crusoe)

===

Правовая база данных по-голландски

Вот опять глючит у нас правовая база (потому что в «Гаранте» работают криворукие лентяи, а не программисты), а я спокоен, ибо надо ценить что имеем, могло быть и хуже. Вот, допустим, припоминается мне к этому вопросу ситуация с правовыми БД в Голландии в XVI веке. У них ведь в каждом городе, городке, городишке, селе, деревне, деревушке был прочный ларчик, в который они трамбовали все подтверждения своих привилегий начиная с раннего средневековья. Даже на уровне всей провинции был такой сундук, ключи от которого находились у Адвоката, у кого-то из королевской Счётной палаты и у двух депутатов штатов: одного от городов и одного от феодалов.
Что такое привилегии в то время? Это святое. Это основа основ всего европейского государства. Привилегии, права и свободы есть у каждого, как у отдельных типов типа короля или башмачника Гуго, так и у корпораций типа торговцев зерном или мостостроителей, ну и у городов-регионов-провинций в целом. Нет у короля привилегии назначать городские суды — значит не может. Нет у короля прерогативы собирать такие-то налоги — значит не может собирать, иначе проблем не оберёшься. И потому стояли по всей Европе за привилегии горой, особенно сильно всякие горожане, а поскольку горожан больше всего было в Голландии, то там и было больше всего интересного с привилегиями. Они считали так, что если у кого-то король или местный феодал привилегию нарушит, то потом и до других очередь дойдёт, а потому были они «один за всех и все за одного», как будто все в душе мушкетёры.
При этом правда были нюансы, ведь в жизни всё не так прекрасно, как в сказках про демократию. Когда чужая привилегия городу не мешает, то город готов её защищать, а те чужие привилегии, которые городу мешают — их защищать не надо, их надо стараться отменить, давая взятки правильным людям наверху. Так что, шла обычная грызня, сильный кушал слабого, но — кушал обоснованно и не без хлопот.
Государи, естественно, к XVI веку пыл по раздаче привилегий поумерили, а то раньше было это отличным способом получить поддержку и сундук золота от благодарного населения, тактическим выигрышем за счёт стратегического тупика. Так вот, раздавать привилегии стали реже, но к тому времени сундуки, ларцы и ящички в городах и сёла уже просто ломились от древних бумаг. Содержалось это счастье в таком прекрасном порядке, что требовалось с полдюжины юристов нанимать, которые бы рылись в этой куче с месяц, но всё же находили, скажем, докУмент от графа Флориса V, выданный в конце XIII века. Естественно, что иногда заявленные права другой стороной (соседним городом, деревней, графом или императором) принимались без спора, а иногда вытаскивались противоположные привилегии и начинался юридический спор. Происходил он следующим образом. После того как к бюргерам или сельчанам (которые в этом учились у горожан) прибегал главный юрист с криками «нашли! нашли родимую!», они немедленно вытаскивали из сундуков доспехи и оружие и, как самые умные из анекдота, строем маршировали по округе, с дудками и барабанами, стараясь попасться на глаза нарушителю привилегий. Да, источники не описывали например, был ли у них огнестрел, но вот дудки и барабаны — это святое. Вот, так они разгуливали, демонстрируя всем встречным историю нескольких поколений оружейного прогресса. Иногда от сознания своей крутости что-нибудь по дороге ломали, но до кровопролития обычно не доходило.
После этого перфоманса опять в дело вступали юристы, и начинались уже чисто правовые обсуждения, прерываемые звуками дудок и барабанов за окнами ратуши. Главное было не слишком наглеть и иметь реальные привилегии. Плюс против императора так выступали только в экстренных единичных случаях, а то император что — он приведёт туда полсотни рыцарей и пару тыщ ландскнехтов, повесит каждого десятого и уйдёт, ободрав знамёна и проткнув барабаны, оставив позади проломы в стенах с запретом ремонта. Поэтому обычно старались даже случайно не обидеть ни одного чиновника, назначенного не местными органами, а императором. У императора, конечно, много дел, денег лишних нет, и если ландскнехты приходят и уходят, то с бюргерами потом надо жить, но мало ли что, когда задета честь — разум молчит.
Короче, было весело. Правда, когда всё же доходило до битв, правда, то было совсем даже не весело, потому что битва Золотых Шпор одна, давно, и тогда ещё не было огнестрела. Достаточного количества наёмников закупить как-то не выходило, а среди бюргеров военному делу обучались только тогдашние шизомилитаристы из гильдий арбалетчиков и аркебузиров, которых в XVII веке знатно рисовал Рембрандт и которые в наше время по лесам со страйкболом шныряют. Но не будем о грустном.
Вот парочка примеров борьбы за права. В 1564 году не понравилось трём деревням, что dijkgraaf («граф плотин», который на деле не граф, а назначаемый на 6 лет чиновник) and heemradschap (комитет по дамбам) неподалёку от этих деревень строят две неудобные плотины на Рейне, которые станут основанием для каменного моста близ Бодегравена. Деревни обратились в Совет Голландии, тыча в привилегию от 1395 года о том, что такое может быть совершено только с согласия пяти деревень из местного района. Согласия они не давали, а деньги на строительство с них требуют — нехорошо выходит, не по закону. Совет Голландии решил, что дело сельчане говорят, прекратить надо работы. Граф на приказ наплевал. Тогда с этих трёх деревень собрались две сотни мужиков, вооружились, взяли дудки-барабаны, пошли и сломали обе дамбы к чёртовой бабушке. Эрих фон Брауншвейг, местный феодал, чьим интересам отвечало строительство моста, оченно обиделся и пожаловался в Совет Голландии, мол, паршивцы совсем обнаглели, криминальные дела творят, да ещё portus armorum. Кого-то из зачинщиков даже арестовали, но Совет Голландии подумал и сказал, что граф плотин сам виноват, а потому всех отпустить и обид впредь не чинить.
Или вот январь 1566 года — аж 500 серьёзно настроенных мужиков похватали оружие и выступили из деревни Ассендельфта к дороге на Эдам (естественно, дудки, барабаны, все дела). Там они сломали мешающий им шлюз и окружили господина Себастьяна Краналса, дийкграфа дренажных шлюзов, и несколько часов с ним проникновенно беседовали, «используя угрожающие слова». Потом часть борцов за права и привилегии пошла к Ассембургскому замку, взобрались на одну из внешних башен и совершили там «мелкие деяния вандализма». Потом они отправились в город Бевервийк, где захватили шерифа и принялись его всячески обижать. Его проволокли по залитым грязью улицам и заставили вернуть незаконно присвоенные «кастрюлю и котелок». Шерифу даже угрожали обнажённым мечом, но тут встрял некто Корнелис Виллем Герритзон, сказав «Не убивайте его пока, сначала я ему кое-что зачитаю». Затем Герритзон зачитал шерифу цедульку, которую назвал привилегией. Шериф оказался злопамятным, и через несколько месяцев арестовал Герритзона. Защитника привилегий в итоге судил Совет Голландии за государственную измену, точнее lèse majesté: шериф-то был местный чиновник, и с ним всё сошло бы с рук, а вот Краналс был королевским чиновником, и оскорбляя его они оскорбили короля. Знать надо было, перед кем мечом размахивать.
(antoin)
Tags: гитик, клио, юриспруденция
Subscribe

  • Ssstudentesss....

    Зачет Уроки физкультуры в нашем институте проходили в бассейне. Когда пришла пора сдавать экзамен, физрук сказал: - Кто хорошо плавает, тот плывет…

  • Школьные годы

    По заслугам В Эстонии многие госчиновники, когда им надо выступать перед русскоязычной публикой, напрочь забывают русский язык, а чтобы их все-таки…

  • Ssstudentesss...

    Барышня (С) сидит на занятии за первой партой и всё время шморгает носом. (Я) - Вам надо не на паре сидеть, а лежать дома в постельке, попивать чаёк.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments