Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Category:

Военно-турецкая рапсодия

В истории артиллерии мне очень нравится эпизод 1452 года, показавший, что с византийским коварством может сравниться только их же скупость. Связан он с оружейником по имени Урбан, венгром или трансильванским румыном. Он был одним из искуснейших литейщиков своего времени и знал пороховое дело, чуть ли не лучше всех современников. Поскольку в то время султан Мехмед II готовил захват Константинополя, Урбан, не имея другого имущества кроме знаний и умелых рук, предложил свои услуги византийскому базилевсу Константину XI.
Казалось бы — уникальный мастер, сам пришёл, теперь не упустите! Но византийцы сильно пожадничали и платили Урбану какие-то совсем смешные деньги, да ещё и нерегулярно. Что ж, тогда Урбан, напрасно прождав около года, сделал абсолютно правильный шаг: он прощупал желание мусульман заплатить за его работу (и знание константинопольских укреплений), и как только получил одобрение султана, то сразу послал скупердяев-ромеев куда подальше.
Мехмед вознаградил Урбана так щедро, что превзошёл все ожидания скромного оружейника. Взамен блистательный султан хотел одного: инструмент для прободения кожуры сгнившего плода, сиречь пушку, которая обратит в прах стены Константинополя. И Урбан с честью выполнил эту задачу, сделав пушку невиданного тогда размера. Он усовершенствовал процесс отливки, подобрал подходящий сплав меди с оловом и представил заказчику гигантскую бомбарду, состоящую из двух свинчивающихся частей. Султан восхитился. Он тут же поставил пушку над Босфором и объявил, что больше никто не может проплыть там без его разрешения. Какие-то венецианцы не поверили — пушкари удачным выстрелом утопили их корабль. Обиженный султан приказал обезглавить выловленную из воды команду, а капитана посадить на кол.
Потом Мехмед попросил у Урбана ещё более крутую пушку. В января 1453 года она была готова. Ствол длиной в 8 метров мог пустить ядро весом около семисот килограмм и диаметром около 75 сантиметров, правда, всего на милю, и не более семи раз в сутки, но султану этого хватало. 12 апреля этот монстр и другие пушки Урбана (всего у султана было около 70 орудий разного калибра) начали равнять с землёй стены заносчивого Константинополя, обречённого благодаря многим своим порокам, и в том числе жадности в зарплате всего лишь одному оружейнику. До счастливого дня, когда Византийская Империя была окончательно раздавлена, оставалось совсем немного...
Вот одна из таких пушек, подаренная королеве Виктории в 1867 году.
P.S. У византийцев были свои пушки, но стены не были приспособлены для размещения на них артиллерии. И вообще, когда самая большая византийская пушка взорвалась, они то ли казнили, то ли хотели казнить оставшегося пушкаря «за сговор с султаном». Турки оказались в этом вопросе цивилизованнее и умнее - они понимали, что ничего со взрывами пушек не поделать на том уровне науки.
(antoin)

===

Победу под Веной 12 сентября 1683 года у турок вырвало правое – польское – крыло армии христианских государей. Это был триумф Яна Собеского и одновременно его трагедия. Битва под Веной означала крах его «нового курса».
Собеский – несостоявшийся польский Петр Великий. Выбранный королем в 1674 году после блистательной победы над турками, он быстро понял всю нелепость мифа о Польше как о «крепостной стене Европы», ограждающей ее от варваров с юга и востока. Польша должна была служить не другим, а себе самой.
Собесский задумал повернуть фронт: заключив перемирие с османами, в союзе с французами и шведами напасть на Бранденбург и ликвидировать Восточную Пруссию – эту занозу в теле страны. Обеспечить себе свободный выход к морю (формально он у Речи Пополитой был – через Данциг, но повторю - формально, Варшава тогда контролировала Данциг не более, чем сегодня Москва – Чечню). А обеспечив его - отбить Силезию, когда-то самую развитую польскую провинцию - у австрийских Габсбургов. Вот такой вот «план Собесского».
Ему не дали. Речь Посполитая – шляхетская демократия по форме, реально управлялась не королем, и даже не Сеймом, а несколькими олигархическими группировками магнатов. Австрии и Бранденбургу достаточно было потратить энную сумму денег на их подкуп, чтобы торпедировать любые не нравившиеся им инициативы короля во внешней политике. А когда Собеский попытался стукнуть кулаком по столу, королю быстро напомнили кто в доме хозяин - возник заговор с целью детронизации короля. Так что и союз с Габсбургами, и поход к Вене состоялись фактически под угрозой «импичмента».
Идеи Собеского остались гласом вопиющего в пустыне. Польский политический класс XVII века не видел никаких резонов что-то менять в привычной схеме. «Зернопроводы» Висла-Неман успешно качали стратегическое сырье – пшеницу – на Запад. Доходы были столь велики, что шляхту не волновал вопрос о марже, которую снимали сначала данцигские и кенигсбергские оптовики, а затем английские и голландские перевозчики (в скобках отметим, что завести свой торговый флот не удалось и Петру, но силы человеческие небеспредельны – удалось многое другое). Эти доходы позволяли ей вести столь «западный» образ жизни, что экономическая и военная отсталость Речи Посполитой большинством поляков просто не осознавалась. Бытовало представление о «20 тысячах сабель», которые в любую минуту соберутся под польские знамена и одолеют любого противника.
Кампания 1683 года и была последней, в которой эти «20 тысяч» удалось не только собрать, но и бросить в бой (уже через 20 лет, в годы Северной войны, грозная на вид польская кавалерия будет изчезать с поля боя при первых выстрелах). И использованы они были, чтобы спасти Габсбургов, которые через 100 лет «отблагодарят» Польшу, поучаствовав в ее разделе. Это известно сейчас - тогда поляки не видели поводов для беспокойства. И в этом их коренное отличие от современников-русских, у которых, по словам Ключевского, «самой резкой нотой в настроении было недовольство своим положением». И это недовольство, детонированное идеями Петра, обеспечило цепную реакцию его реформ.
...После Второй мировой войны, когда Львов из польского превратился в украинский, поляки договорились перенести прекрасный памятник Яну III Собескому из Львова в Данциг, только что переименованный в Гданьск. Так спустя два с половиной века осуществилась мечта польского короля о море...
Польская же «Республика сарматов», как ее назвали в «Истории Польши» Дымовский, Кеневич и Хольцер, «сложилась из нежелания осуществлять внешнюю экспансию и стремления наслаждаться жизнью, как воплощение реальной свободы людей, не скованных контролем государства».
Забавно, что этими же словами можно исчерпывающе описать и Европу начала XXI века.
(gaivor)

===

Крит был миносским. А греческим уже потом. Так что Крит смотрит на остальную Грецию как на дитенка, и не без причин.
А потом он был римским.
А потом византийским, так как отошел при разделе к Восточной Римской империи.
А потом венецианским, когда крестоносцы взяли и разграбили Константинополь. В четвертом, самом, так сказать, антимусульманском крестовом походе. Венецианцы были не дураки и остров купили за бесценок у того крестоносца, которому он достался. Крестоносец, правда, тоже попался умный и за бесценок быстро им остров продал.
А потом - недолго - тут была туркократия.
А потом опять венецианцы.
А потом опять туркократия. Что есть самые, самые, самые черные годы для Крита. Лучше не говорите про турок на Крите что-нибудь приличное. Убить не убьют, но Взглядом Одарят.
А потом наконец турок выбили, и в начале 20 в. здесь образовалось независимое критское государство.

Крепость Спиналонга была построена венецианцами, а потом там на три поколения поселились турки. Очень удобная крепость, контролирующая большой залив. И вот когда образовалось то самое независимое критское государство, турки, проживавшие в крепости, уходить отказались. Наша земля, наши деды здесь сидели, сказали они, и стало ясно, что тут будет так же трудно, как на соседнем Кипре.
Но критяне - не киприоты, прямо скажем. Однажды утром турки проснулись - и обнаружили, что по крепости бродят прокаженные в количестве, ибо хитрое критское правительство срочно основало на острове колонию этих несчастных больных, которых лечить тогда не умели.
И турки совершенно добровольно и на редкость быстро сделали со Спиналонги ноги и прочие конечности, пока не начали от проказы отваливаться. А потом Крит и Турция торжественно обменялись равными количествами семей, греческих и турецких, которых каждое государство обеспечило жильем на освободившейся от эмигрантов территории.
И весьма это для критян показательно. А таких проблем, как нынешние киприоты, мудрые и хитрые критяне не имеют.
ЗЫ: не надо думать, что прокаженным жилось плохо. Наоборот. Здесь был первый в Греции железобетон, чтобы не было проблем со зданием! И первая в Греции электростанция. А еще здесь было адски удобное снабжение: снабжали больных всем, чем богаты, но все это клали в бочки и бросали в море напротив острова. Течение выносило бочки на пляж напротив главных ворот крепости. Дешево, сердито и абсолютно безопасно!
(http://anna-y.livejournal.com/651583.html - с фото)
Tags: guerra, гитик, клио, полумесяц
Subscribe

  • Nomen est omen

    Меня называют Олей, а моего отца - Колей. Надо было видеть глаза моего жениха, когда мы пришли подавать заявление в ЗАГС, и он узнал, что меня зовут…

  • Money makes the world go around

    Каждый раз, когда что-то покупаю, у меня с карты списываются деньги. Кто-нибудь знает, как отключить эту функцию? Очень раздражает. === Придешь к…

  • Офисно-планктонное

    Легенду про то, что человек не может жить без работы, придумали те, кто никогда не работал, для тех, кто никогда не отдыхал. === Подрабатываю…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment