Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Category:

Амурские звери-2: Гарант, ч.2

(с) И.Кошкин

(начало тут: http://jaerraeth.livejournal.com/208215.html)

Обгрызая ствол молодого клена, Заяц в сотый раз нервно поглядел по сторонам, благо круглые, навыкате, глаза, посаженные по бокам головы, позволяли смотреть и влево, и вправо одновременно. Волка по прежнему не было видно, но Косой прекрасно знал: Серый где-то здесь. Заяц, который не чувствует присутствие волка или лисы, как правило, долго не живет. Оно, в общем, и к лучшему, если идиоты не размножаются - это ушастому народу только на пользу. Не-е-ет, Волк где-то рядом, ползет, зараза, из-под ветра... оно, конечно, вчера договорились, что все будет понарошку, Серый клялся и божился, что зубами он Зайца есть не будет. Да только в Тайге каждому известно: волки своему слову хозяева, хотят - дают, хотят - обратно забирают. Тигр, вроде, обещал подстраховать, да что-то его не видно.
Заяц пошевелил ушами, пытаясь понять, откуда бросится Серый, но Волк красался тихо. Длинноухий покрутил головой, и внезапно облегченно вздохнул: из ближних кустов во всю пасть улыбался гигантский полосатый кот. Почти сразу же слева заворочалось, захрустело, запыхтело, и, повернув голову, Косой увидел Волка. Серый вдруг стал ужасно неуклюжим, шумным, он постоянно наступал на сухие ветки, помахивал хвостом и то и дело поднимал лобастую башку, словно желая убедиться, что его хорошо видно. Заяц ухмыльнулся: с Тигром шутки плохи. Внезапно гигантский кот захлопнул пасть и стал внимательно глядеть на реку. Заяц встал на задние лапы и осмотрелся: по Амуру плавно скользили две большие белые лодки.
- Эй, Косой? - хрипло окликнул Волк.
- Чего тебе? - обернулся Заяц.
Волк, по прежнему прижимавшийся пузом к земле, лапой наклонил лист папоротник и сделал вид, что кусает:
- Про траву не забывай!
- Без тебя знаю, - огрызнулся Косой.
По плану он должен был беспечно есть травку и грызть траву, потом Волк набрасывался на него сзади, хватал и утаскивал в темный лес. Против последнего пункта Заяц решительно возражал, но Тигр успокоил его, объснив, что если Серый ему хотя бы ребра помнет - будет иметь дело и с Тигром, и со всеми его женами (а их у гигантского кота было то ли две, то три). Нельзя сказать, что Косой пришел от этого в восторг, но посмотрев на Волка, который при этих словах Полосатого в ужасе попытался спрятать морду в лапах, решил: оно того стоит. Для тигров что волки, что собаки - это как конфета для человеческого детеныша (или водка для человека взрослого), Полосатые за ними гоняются, забыв обо всем. И Серый прекрасно понимал: если его начнут тропить сразу четыре тигра, от такого не защитят даже пограничники. А что тропить будут, никто не сомневался: Хозяин Тайги слово держит.
Успокоившись, Заяц принялся сосредоточенно обгрызать кору. Когда лодки подошли поближе, Косой оставил несчастное деревце и несколько раз высоко подпрыгнул, откинув голову и размахивая перед собой передними лапами. Обычно взрослые зайцы приберегают такие скачки для весенних схваток друг с другом, когда могучие длиннолапые самцы, что могут взлететь в воздух метра на два, сходятся грудь в грудь. Лапочкин как-то спросил: а чего ради, собственно, вы деретесь? Травы везде навалом, Тайгу по кускам, как тигры или медведи, вы не делите, а зайчих все равно всегда больше, чем зайцев. "Ты не понимаешь, - гордо ответил Длинноухий. - Это вопрос принципа!" Правда в чем этот принцип состоит, Заяц тогда объяснить не мог, он и сам этого не понимал. Косой - от роду не боевой зверь, на него охотятся все, кому не лень: лисы, волки, рыси, орлы. Одно спасение - быстрые ноги да умение кидать петли так, что хищник, бывало, погонявшись за зайцем, садился на зад и, пошатываясь, пытался собрать глаза в кучу. И все же, с древних, древнейших даже времен, от отца к сыну (вернее, от старшего зайца к младшему, потому что зайчата не то что отцов, но и матерей своих не знают - у каждой зайчихи все детки общие, какая рядом оказалась, та и покормила) передается Старый Заячий Завет: в последний миг свой, когда нацелены на тебя вражьи зубы или когти, не верещи жалко, а падай на спину, и врежь напоследок стервецу задними лапами! Как следует врежь, от всей своей запуганной, дрожащей заячьей души! И тогда, даже если через мгновение свет для тебя погаснет, перенесешься ты в другой, светлый лес, где всегда лето, всегда полно свежей травы, а волки и рыси ходят своими тропами и на зайцев не посягают.
Конечно, далеко не каждый заяц успевал вспомнить об этом, кого-то враг хватал на бегу, кто-то просто мчался, обезумев от ужаса и погибал напрасно. Но некоторые все-таки успевали обернуться и, грохнувшись на спину, били когтистыми задними лапами, что носят зайца по сорок верст в день. и, говорят, кое-кто из длинноухих ухитрялся отбиться: отбегал, тявкая, лис с выбитым глазом, теряя перья, трепыхался орел с перебитым крылом, и (но об этом только шепотом), пару раз и волки ковыляли прочь с разорванными мордами. Нет, не напрасно дерутся по весне зайцы!
Сейчас, конечно, Косой не собирался ни с кем сражаться - Длинноухому нужно было только, чтобы прыжки заметили с реки. И, похоже, своего он добился - передняя лодка повернула к берегу.

- Интересно, а чего это он так распрыгался? - Президент с интересом смотрел на зайца, что выделывал прыжки почище кенгуру. - Виктор Михайлович, чего это он?
- Ну, как тут объяснить, - кандидат наук сделал задумчивое лицо. - Дело в том, что проявления радости свойственны не только человеку. Сегодня отличная погода, лето было мягкое и незасушливое, травы полно, так что зайцы сыты. Этот самец, судя по всему, плотно покушал - видите обгрызенный клен? Он жив, сыт, ему тепло - нет ничего удивительного, что он в восторге и решил немного поиграть.
- Как мило, - расстроганно сказал Гарант. - Это русак?
- Беляк, русаки у нас не водятся, - пояснил Лапочкин, - Есть еще маньчжурские зайцы, но этот - беляк, причем весьма крупный, килограмма на четыре, а то и на пять.
- Забавно, - улыбнулся Президент. - Ты смотри что выделывает! Оп! Просто молодец, хоть в сборную его бери. Та-а-ак, а это что такое...
Гарант сощурился, пытаясь разглядеть, что там такое движется в высокой траве, вышколенный секретарь немедленно подал ему бинокль. Президент поднес прибор к глазам, покрутил колесико настройки...
- Ах ты!!! АХ ТЫ СУКА! - рявкнул Гарант.
- А-а-а, это канис люпус, волк обыкновенный или серый волк, - хладнокровно пояснил Лапочкин. - Обитает по всей территории России, где пока не истреблен. В общем, у нас ему исчезновение пока не грозит.
- Как вы можете так спокойно говорить! - возмутился Президент. - Он же подкрадывается к зайчику!
- Это естественно, - так же спокойно ответил охотовед. - Заяц - один из источников пищи...
- А вот хрен ему, - решительно сказал Гарант. - Эй, дружок, а ну-ка дай сюда пистолет!
Вытащив "Стечкина" у ошалевшего охранника из кобуры, Президент не дожидаясь, пока катер причалит, перелез через борт и прыгнул в воду. Ответственные Лица, не зная, как реагировать на такой порыв всенародно Избранного, испуганно запереглядывались, Лапочкин вздохнул и прыгнул вслед за Гарантом. Почти одновременно за борт сиганули два охранника: один с пистолетом в руке, второй, на ходу сбросивший пиджак, закатывал рукава рубахи.

Волк осторожно, стараясь производить как можно больше шума, подкрадывался к зайцу. он начал находить своеобразное удовольствие в этой игре: нет, конечно, ужин ему не обломится, но в этой "охоте", когда один делает вид, будто ничего не замечает, а другой тоже изображает из себя идиота, было что-то необыкновенно смешное. Волки любят хорошую шутку (хотя большинство лесных обитателей находят их чувство юмора несколько черноватым), и сейчас он едва сдерживал лающий волчий смех. Серый даже перестал обращать внимание на затаившегося в кустах Тигра: ну да, ну сидит, сверкает желтыми глазищами. Да ну его, этого Зайца Волк и так есть не станет - игра уж больно хорошая. Серый уже напружинил лапы для последнего прыжка, прикидывая. как бы половчее перехватить Зайца пастью, чтобы не придавить чересчур (а то и впрямь еще пойдут вчетвером тропить - от них ведь и в Китае не скроешься), когда снизу донесся металлический лязг. Этот звук Волк не перепутал бы ни с каким другим, как-то сразу заныла пробитая в бою с браконьерами лапа. Не веря, Волк посмотрел вниз: от берега к нему бежали четыре человека. Впереди короткими скачками несся невысокий мужик с повадками вожака, сзади трусили два здоровяка, последним бежал Лапочкин. Но Волк не смотрел на охотоведа, его глаза были прикованы к правой руке невысокого...
Пистолет Серый видел дважды, один раз у командира на Заставе, куда приходил к Берте проведать детей, другой раз у милиционера, что забирал на опушке обделавшихся, рыдающих браконьеров. Жена рассказывала Волку, что пистолет - это то же ружье, только поменьше, стреляет недалеко, но убить хватит. И сейчас Волк как завороженный смотрел, как маленький человек наводит черный ствол ему прямо в лоб...

- Подкрадывается, гадина! - пропыхтел Президент, поднимая пистолет. - Я тебя!
Лапочкин изо всех сил замахал Волку руками, но тот, похоже, не понял сигнала.
- Черт, да что же он не стреляет, - в сердцах крикнул Гарант.
- Предохранитель, господин Президент, - пробасил охранник с закатанными рукавами. - С предохранителя снимите!
- А! Точно! Сейчас!
Президент снял пистолет с предохранителя и снова начал целиться в замершего Волка, когда тишину леса разорвал тоскливый протяжный вой. Гарант подпрыгнул и едва не выронил оружие, обернувшись, он яростно уставился на охотоведа, что запрокинул голову и выл, словно целая стая холодной и голодной февральской ночью.
- Виктор Михайлович, вы с ума сошли! - крикнул Президент.

"ШЕВЕЛИ-ЗАДНИЦЕЙ-МОХНАТЫЙ-ПРИДУРОК!" - эти слова, что врезались в память еще со щенячьего детства, привели Серого в чувство, он лихорадочно скосил глаза, прикидывая, куда отступить, когда невысокий человек снова поднял оружие. Грянул выстрел, и пуля срезала верхушку трехлетней березки в двух шагах от лобастой бошки.
- Да вы совсем обалдели! - заскулил Волк и припал к земле, - мы так не договаривались!
Что-то явно пошло не так, грохнуло еще два выстрела, а Лапочкин все выл по-волчьи, приказывая уходить немедленно.

- Виктор Михайлович, дав успокойтесь вы наконец, - крикнул Президент и в четвертый раз выстрелил туда, где шевелилась трава над залегшим волком.
Всем своим обликом Президент выражал крайне недобрые намерения ко всем канисам люпусам, что подкрадываются в траве к играющим зайцам. При одном взгляде на плотно сжатые губы и сощуренные глаза даже загнавшийся вконец Лось понял бы: этот человек явно, прямо и необыкновенно целеустремленно желает волку очень большого зла.
- Прошу прощения, - просипел сорвавший глотку охотовед. - Это я от избытка чувств.
- Никак не могу попасть, - пожаловался Гарант. - Саша! - обернулся он ко второму охраннику, - ну-ка, достань его!

Когда гигант в черной одежде потащил из кобуры второй пистолет, Волк понял, что пришла его смерть. Вожак стрелял хреново, но стоило посмотреть, как двигается этот, здоровый - и почему-то сразу становилось ясно: тут все закончится одним выстрелом. Бежать было поздно, и Волк громко затосковал.
- Серый!
Волк не сразу понял, кто кричит, но тут Косой заверещал снова.
- Серый, вали отсюда, я их отвлеку!
Не веря своим глазам, Волк смотрел, как Заяц бросился навстречу людям. Надежда метнулась перед ним белым оленьим хвостом, Серый вскочил и бросился в заросли. За спиной раздались ругательства, грянул выстрел, но пуля только обожгла кончик хвоста, а через секунду Волк уже прыгнул в балку.
- Сюда! - приказал невесть откуда взявшисйся Тигр, и Волк послушно поскакал за ним, прочь, от этого страшного берега.

- Удивительно, - сказал сияющий Президент, - как он догадался, что мы хотим его спасти?
На руках у Гаранта сидел, поджав лапы, Заяц, и изо всех сил старался походить на Кролика: пушистого, трогательного и беззащитного.
- Ну-у-у, зайцы гораздо умнее, чем можно подумать, - объяснил Лапочкин, и немедленно красиво соврал. - Помню, ехали мы как-то по дороге на УАЗике, так один заяц, за которым гналась рысь, прыгнул нам прямо в открытое окно!
- Поразительно, - удивился Президент, - А можно его взять в Москву? Успокойся, успокойся маленький, волк уже ушел.
Заяц, которого при последних словах Гаранта начала бить крупная дрожь, умоляюще посмотрел на охотоведа.
- Не стоит, господин Президент, - мягко сказал Лапочкин, - Это не кролик, это дикий зверь, и как бы вы ни окружали его заботой, он все равно будет тосковать по тайге...
- Жаль, жаль, - вздохнул Гарант и опустил Зайца на землю, - Беги, маленький.
Он проводил зайца взглядом и улыбнулся:
- В детстве мечтал помочь зайцу из "Ну Погоди!" - и смотри, как все обернулось. Ладно, господа, вернемся-ка мы на катер, надо переобуться.

Заяц и Тигр провожали взглядом уходящий корабль, рядом лежал все еще вздрагивающий Волк.
- А чего ты с ним в Москву не поплыл? - спросил Тигр.
- А ты чего не поплыл? - ответил вопросом на вопрос Заяц.
- Ну, у меня все-таки положение несколько другое, - усмехнулся Полосатый, - а тебя здесь все гоняют...
- Да ну их, - махнул лапой Длинноухий. - Сегодня "Заинька", а завтра, чего доброго, в суп. Здесь я хоть и бегаю ото всех, но сам по себе.
- Хм-м-м, - Тигр задумчиво лизнул переднюю лапу. - Знаешь, в чем-то ты прав.

- Теперь все зависит от тебя, - заметил Тигр.
- И что же такое от меня зависит? - огрызнулся Медведь.
- Ты еще можешь все испортить, - едко, но сдержанно пояснил Тигр.
- Да пошел ты, - махнул лапой Топтыгин.
Он отвернулся и, тяжело переваливаясь, поднялся на вершину сопочки, южный склон которй сбегал к Амуру. Уже подходя к огромной дуплистой березе, в которой Лапочкин спрятал пять кило меда в сотах, Косолапый вдруг спохватился: да ведь он стоит к Тигру спиной! Сам подставился! Шерсть на загривке встала дыбом, затылок, открытый для страшных зубов, свело холодом. Медведь напряг лапы, и уже начал было разворачиваться, когда справа (а совсем не сзади!) донеслось насмешливое:
- Не дури, я тебе сегодня не враг, даю слово.
Косолапый расслабился - тигры слово держат, это знает каждый. Медведь глубоко вздохнул и подошел к березе. Поднявшись на задние лапы, Топтыгин вдруг подумал: а зачем ему это все? Хозяин Тайги чувствовал, что стареет. Уши и нос уже не ведут Тигра, раньше он чувствовал Полосатого, сейчас же наглый кот может издеваться над ним, как хочет. В открытой схватке они еще потягаются, но за Амбой всегда будет выгода первого удара. Пока что Медведь был в полной медвежьей силе, но года через три-четыре мощь пойдет на убыль, затупятся когти и клыки, станет тяжело набирать жир на зиму. Медвежий век короток, много короче человечьего. Так для чего ему, Топтыгину Михайле Потапычу, валять дурака на потеху высоким московским гостем? Даже если Президент сделает эти земли заповедными, во что, если честно, не верилось, какое ему, Медведю, до этого дело? Ради детей, что ли? Так медведи о своих детях особо не заботятся, а некоторые, чего греха таить, еще и давят при удобном случае.
Топтыгин задумчиво скребанул по березовому стволу когтями, оставивив пять глубоких, устрашающе ровных полос. Он посмотрел на великую реку, что текла неспешно к далекому океану, потом тяжело развернулся и взглянул на далекие сопки, поросшие густым лесом. Далше начинались горы - каменистые осыпи, склоны, укрытые кедровым стлаником. По большому счету Косолапому на это все было глубоко наплевать, и все же... Он снова проскреб по березе - теперь по обеим сторонам дупла красовались аккуратные (куда там Тигру!) отметины. Лапочкин сказал, что в заповедник посторонних больше не пустят. А значит, люди из города не будут приезжать в тайгу на своих вонючих джипах. Не будут обдирать грабилками ягоду, выкапывать вкусный женшень, перестанут стрелять кабанов. Медведь вспомнил, как три года назад, переходя с детства знакомый лесной ручей, напоролся лапой на разбитую бутылку, что притаилась коварно в воде, прозрачная в прозрачном, так что и не заметишь. Пятка заживала долго, из-за этого поздно лег в берлогу, и жира до конца зимы не хватило. Топтыгин вспомнил те лютые дни в конце марта - начале апреля, когда он, обезумевший от голода, шатался по лесу, и если бы не умница Лапочкин, что подстрелил и выложил на тропе кабана, а потом второго - быть беде... Если утвердят в этих лесах заповедник - то оставшиеся годы свои Медведь проживет спокойно. Сколько бы этих годов не осталось.
Топтыгин решительно мотнул головой и встал на задние лапы - из-за мыса уже показалась первая большая лодка.

- Виктор Михайлович, это ведь бурый медведь? - спросил Президент.
- Именно, - кивнул кандидат наук. - Как видите, он действительно коричневый, кроме того, этот зверь гораздо крупнее черного, или гималайского медведя.
- А у вас и гималайский водится? - удивился Гарант.
- У нас даже леопард иногда кое-где водится, - ответил Лапочкин. - По крайней мере, мы очень стараемся.
- В каком смысле? - не понял Президент.
- Масса народу делает все, чтобы Дальневосточный Леопард больше никогда и нигде не водился, - горько сказал охотовед.
- Безобразие, - возмутился Президент. - Разве он не занесен в Красную Книгу?
- Занесен, - кивнул Лапочкин, - Бывает, поймаем такого со шкурой и спросим его строго: "Разве вы не знаете, уважаемый браконьер, что Дальневосточный Леопард занесен в Красную Книгу? Неужели вам не капельки не стыдно?"
У Президента хватило такта промолчать. Он поднял бинокль и принялся разглядывать медведя.
- Интересно, - пробормотал он. - Я его как-то иначе представлял.
- В каком смысле: "иначе"? - осторожно спросил Лапочин.
- Ну, таким, увальнем, что ли, - сказал Президент. - Знаете: круглая голова, неуклюжий... А у этого и морда вытянутая, и двигается как-то...
Лапочкин выругался про себя: Топтыгин, похоже, забыл, все что ему говорил охотовед.
Вообще говоря, даже нагулявший жир медведь редко смотрится таким уж увальнем, а уж матерый зверь - и подавно. Наверное, здесь виноваты мультфильмы, в которых Топтыгина всегда изображают неуклюжим добродушным идиотом. Это было бы полбеды, беда в том, что люди почему-то путают мультфильмы с реальностью. А реальный медведь - это триста килограмм смерти, способные обогнать на рывке мотоцикл. Косолапость зверю совсем не мешает, он умен, осторожен, и часто нападает без предупреждения. От медведей в лесу людей гибнет - куда там тиграм. И все равно, каждый год всякие идиоты, встретив в тайге Хозяина, вместо того, чтобы осторожно отступить, лезут с фотоаппаратами, норовят подойти поближе, некоторые даже к медведице с медвежатами пристают...
По уговору Топтыгин должен был потешно доставать из дупла соты с медом, затем, усевшись на задницу, с аппетитом их жрать, в общем, вести себя так, как положено мультяшном медведю. Вместо этого Михайло Потапыч пристально и как-то оценивающе смотрел на подходящую к берегу лодку. Нет, конечно он при этом стоял на задних лапах, но ничего забавного в этой позе не было. Лапочкин поежился: Медведь бял явно не в духе, не дай бог, Гарант захочет...
- К берегу! - скомандовал Президент.
- О, черт, - выругался охотовед.
- Что-то не так? - поднял бровь Гарант.
- Господин Президент, - решился, наконец, Лапочкин. - При всем уважении, должен сказать: вы ведете себя безрассудно. Звери есть звери, к ним нельзя относиться так же, как к людям! Вы испытываете их терпение, при этом опасности подвергаются они, а не вы!
На катер свинцовой плитой рухнула оглушающая тишина. "Все, сорвался", - тоскливо подумал кандидат наук, - "Хана заповеднику". Президент вздохнул, потер лоб и вдруг улыбнулся:
- Виктор Михайлович, я вас очень хорошо понимаю. Думаю, мне еще предстоить помотать нервы очень многим людям. Но я почему-то... Мне кажется, что все будет хорошо. Ну могу я исполнить одну маленькую прихоть?
Лапушкин махнул рукой:
- Воля ваша, только первым к медведю подойду я.
- Хорошо, - кивнул Президент.

Медведь пристально наблюдал за сошедшими на берег людьми. Тигр не соврал: с лодки сошли четверо - маленький вожак, два здоровых мужика, судя по всему - очень опасных, и Михалыч. Но вот дальше все пошло по-другому: первым к нему пошел Лапочкин, вожак и его силачи остались внизу. Раздражение, что росло все утро в медвежьей груди, понемногу улеглось. Лапочкин выглядел странно без привычного рюкзака, штормовки и брезентовых штанов, хотя сапоги вроде бы остались на месте. Медведь вдруг вспомнил, как однажды, еще в молодости, спер один такой у залетных геологов. Помнится, резина оказалась ужасно невкусной.
- Здорово, Михалыч, - рыкнул Хозяин Тайги.
- Слушай, мы же догововаривались, - взволнованный Лапочкин забыл поздоровался.
- А что такое-то? - удивился Медведь.
- Соты, дупло, добродушный вид - не помнишь? - спросил охотовед.
- Э-э-э, задумался, - соврал Медведь.
Ему очень хотелось послать наглого зоолога подальше, останавливала только мысль о том, что Тигр обязательно начнет насмехаться. Да и, если уж совсем честно, человек старается для них.
- Паршиво, - вздохнул Лапочкин.
- А сейчас уже поздно, что ли? - осторожно спросил Медведь.
- Сейчас будет несколько неестественно, - едко заметил охотовед. - Ладно, тут такое дело. Президент хочет подойти к тебе поближе, ну, как к Тигру.
- Ну так пусть подходит, - отваетил Топтыгин.
- Пусть, - Лапочкин некоторое время глядел в землю, потом вдруг поднял лицо и впервые за все время их знакомства посмотрел Медведю в глаза. - Дай слово, что не поднимешь на него лапу!
У зверей прямой и пристальный взгляд означает вызов: "Я тебя не боюсь, хочешь - померяемся силами". Медведь знал, что и Лапочкину это хорошо известно. От кого-то другого Хозяин такой наглости не снес бы, но охотовед был свой, таежный человек. Лапочкина уважали даже местные, что потихоньку начали возвращаться из городов на Амур, ставить поселки, чтобы жить, как их далекие предки.
- Вот мое слово: лапу на него не подниму, - твердо ответил Медведь, - Только ты ему намекни, чтобы не наглел. И чтобы "превед!" не показывал.
- Хорошо, - сказал Лапочкин, и пятясь, спустился по склону.

- А зачем вы на него рычали? - Президент смотрел на охотоведа круглыми глазами. - Вы что, его понимаете?
- Отчасти, - соврал Лапочкин.
- А зачем пятились?
- Чтобы показать, что я его уважаю, - объяснил кандилдат наук. - В общем, господин Президент, вы можете к нему подойти, но следует соблюдать определенные правила. Первое: это настоящий, живой медведь, а не зверек из мультика, помните об этом. Второе: не смотрите ему в глаза - это означает вызов. Третье: ни в коем случае не делайте "превед"!
- Хорошо, - кивнул Гарант. - А почему "превед" ни в коем случае?
- Потому что медведи страшно не любят, когда им говорят "превед", - ответил Лапочкин.

Медведь с любопытством смотрел на поднимающегося по склону человека. Здоровяки остались внизу, но Медведь не обольщался: судя по рассказу Тигра, эти ребята были очень опасны. Вожак людей остановился в четырех метрах от Хозяина Тайги. Он стоял прямо, опустив руки по бокам, и внимательно смотрел на Топтыгина, избегая, при этом, встречаться взглядом. "Лапочкин предупредил", - усмехнулся про себя Медведь. Странно, но этот человек начинал ему нравиться - он держался вежливо, но с достоинством, не лез знакомиться, и, главное, не поднимал руки и не кричал это идиотское слово.

Молчание затягивалось, Президент впервые понял: он не знает, что сказать. Рысь со своими детенышами была очаровательна, Тигр подавлял величием, заяц казался трогательным а волк, как и положено волку - коварным. А вот для медведя подходящий эпитет подобрать не получалось. Не сказать, чтобы красивый, уж точно не очаровательный, вряд ли коварный - Медведь просто был. Его спокойная, невозмутимая морда не выражала ничего: ни расположения, ни угрозы. Лапочкин говорил - это из-за того, что у медведей не развиты мышцы, отвечающие за мимику, но Президент вдруг подумал: на самом деле Топтыгин просто крепко себе на уме. Огромные лапы с длинными, очень длинными когтями, тяжелая пасть, маленькие, сонные глазки... Теперь идея подойти и познакомиться с Медведем поближе казалась, мягко говоря, неудачной.

Медведь чувствовал, что человеку неуютно. Вожак людей переминался с ноги на ногу, глядел по сторонам и, судя по запаху, начал неудержимо потеть. Топтыгин вздохнул, и, наклонив огромную морду, спросил:
- Эй, мужик, ты мед будешь?

Они сидели рядом на бревне и уплетали соты с прозрачным, пахнушим цветами медом. Михалыч не поскупился, купив с незнатной своей зарплаты даже не пять, а семь килограмм первоклассного лакомства. Медведь, довольно урча, отхватывал огромные куски, мед тек по рылу, капал на грудь. Откуда-то уже прилетели первые осы и закружились вокруг Топтыгина, но тот не обращал внимания на вредных насекомых. Человек ел скромнее, он скинул черную верхнюю одежду, оставшись в нижней белой со смешной тряпочкой на груди, и аккуратно откусывал от своего куска.
- А как получилось, что вы говорите по... По-нашему? - спросил Гарант.
- Это, м-м-м, я когда ем, то вроде как нем, - ответил Медведь, откусил еще один кусок, проглотил и добавил, - И глух.
Человек кивнул и вернулся к своему куску. Наконец, управившись с лакомством (вожак людей свою долю доесть не смог и отдал ее Медведю), Топтыгин сыто рыгнул и сказал:
- Вот теперь можно и поговорить.
Человек помолчал, затем спросил:
- А почему Хозяином Тайги называют вас, а не Тигра.
- Слушай, давай на "ты", - махнул лапой Медведь. - Понимаешь, э-э-э, тут вот какое дело. Тигр для человека - он вроде как чужой.
- В каком смысле? - удивился человек.
- Да в самом прямом. Мы, медведи, для человека привычны. Местные вообще думают, что люди и медведи - родня. Мол, если человек с медведицей зиму в берлоге поспит, то сам в Медведя превратится. Ну и якобы от медведя у бабы дети могут быть.
- Э-э-э, а это не так? - не поймешь, то ли в шутку, то ли всерьез спросил вожак людей.
- Не знаю, не пробовал, - сухо ответил Топтыгин, - В общем, на нас даже охотиться можно, только по правилам: саблей не рубить, костей не ломать, ваше копье да нож против наших лап и клыков.
- А тигр?
- Тигр... - Медведь помолчал, - тигр - это Амба, злой дух. Его убивать нельзя, только если он сам нападает. Есть закон: пока тигр не трогает человека, человек не трогает тигра. Раньше, по крайней мере, так было.
- Интересно, а почему так? - поинтересовался мужик.
- Ну, видишь ли, - Медведь почесал лапой огромный черный нос. - У тигра есть стиль, чего уж там. Красив, стервец, ничего не скажешь. Как это у вас говорят - гламурный.
- Как-как? - человек, похоже, поперхнулся и закашлялся.
- Ну-у-у, гламурный, - неуверенно повторил Медведь. - Так Михалыч про него говорит. Ну и рычит, конечно, зараза, мощно. Я вот, сколько не реву - разве что тех, кто рядом, напугаю. А ему стоит только вдалеке поорать - и у вас уже от штанов дух тяжелый идет.

Президент согласно кивнул: он помнил это ощущение обессиливающего ужаса, испытанное от тигриного рева. Да, рык Амбы ни с чем не спутаешь. С другой стороны, он ведь не слышал, как ревет Медведь, хотя, может оно и к лучшему.

- Правда, через это Тигр и страдает, - с некоторым злорадством продолжил Медведь, - Ханьцы - они же дурные. Думают, если сожрать печень тигра - станешь храбрым, как тигр. Съешь, хм-м-м, понятно что - станешь, вроде как, неутомимым. У них полосатый весь в дело идет. А мы что? Только на жир, разве что.
- А как у вас с Тигром? - осторожно спросил человек.
Медведь помолчал.
- Ну, как... Если год хороший, то нам, в общем-то, делить нечего, - Топтыгин прихлопнул самую наглую осу, - Кабанов обоим хватит, да у меня еще ягоды, орехи, жуки всякие. А зимой я сплю - все свиньи его. Вот если год неурожайный, или я раньше времени из берлоги встану... Вот тогда - или он, или я. Конфликт хозяйствующих субъектов.
- Все, как у людей, - вздохнул человек.
- Тоже друг друга едите? - поинтересовался Медведь.
- Едим, - кивнул мужик, - только нам без разницы - хороший год, или плохой.
- Поди ж ты, - знающе покачал головой Медведь.
О том, что и тигры, и медведи при первой возможности давят друг у друга детенышей, Косолапый упоминать не стал, дабы не нарушать общего положительного впечатления от звериной мудрости и сдержанности.
- Значит, от браконьеров страдаете? - перевел разговор человек.
- И от них тоже, - кивнул Медведь. - Но с ними попроще. Его, браконьера, никто искать не будет, так что главное подобрать аккуратно, чтобы следов не осталось.
- Да, я слышал, - закивал вожак людей. - "Тайга - закон, медведь - прокурор".
- Ну, в общем, так, - согласился Топтыгин, - Исполняющий обязанности прокурора. Ну и прочие обязанности тоже. Мы, правда, из уважения к Михалычу так стараемся не делать.
- А я вот слышал вы тут недавно с какой-то бандой разобрались? - с невинным видом поинтересовался человек.
- Было дело, - степенно кивнул Медведь и потер рваное ухо. - Но там ведь как вышло? Одного кабаны в этот, в гумус вернули, как Тигр говорит. Второй сам с дерева упал, Ирис его лапой не тронул. А двоих Лоси затоптали. А мы тут ни при чем.
- Ни при чем? - удивился человек.
- Угу. Ведь тут смотри какой подход: если тигр, медведь или волк человека задерут - то это людоедство, статья расстрельная, - вздохнул Топтыгин. - Найдут, хоть ты до Байкала убеги. А если кабаны кого втопчут - то тут никто и не виноват вроде. Кабан же, он ведь что? Он - стихия. Бедствие, в смысле. Стихийное. КОгда бежит дуриком куда-то. Да еще всем стадом.
Он опять помолчал.
- Нам бы не браконьеров, нам бы тех, кто законно все делает, поприжать. С браконьерами мы уж как-нибудь сами, да вот Михалыч поможет, да погранцы - они там старой закалки, до сих пор на заставе фуражку Карацупы да ошейник Индуса хранят, выдают в качестве поощрения самым заслуженным...
- Что значит: "законно"? - переспросил человек.
- А вот то и значит: взять да лиственницу вырубить - несколько квадратных километров. или еще чего освоить грамотным хозяйствованием. Хорошо хоть - нефти у нас нет. А то бы вообще кранты.
- Да-а-а, - протянул человек, - Ладно, что могу - сделаю.
- ну, спасибо, - Медведь шумно поднялся на задние лапы, не обращая внимания на двух здоровяков внизу, что согласно дернулись, как видно - за оружием. - Вот за это - благодарствуем!
Огромный, трехметровый Медведь согнулся пополам, да так и опустился на все четыре лапы.
- Ладно, я поплыву, пожалуй, - сказал человек.
Он встал, и вдруг поклонился в ответ. Затем повернулся, и, не оглядваясь, пошел вниз. Медведь посмотрел ему вслед, покачал большой головой, и неторопливо побрел в чащу.
- Смотри-ка, не облажался, - сказал выросший как из под земли Тигр, - О чем вы с ним говорили-то?
- О чем? - Медведь усмехнулся, - О разном. В том числе и о тебе.
Оставив за спиной ошарашенного Полосатого, Хозяин Тайги побрел прочь от берега.

- Ну так что, - спросил Заяц, - Чем кончилось? Будет у нас заповедник?
Гарант улетел в Москву два дня назад, но Лапочкин только сегодня смог вырваться в тайгу. Стянув ненавистный костюм, охотовед облачился в привычные свитер и штормовку, по которым его уже много лет узнавали и звери и люди. Лапочкин сел на пень и обвел взглядом собравшихся: тут были и Медведь, и Тигр, и Волк, и Заяц, в общем, все, даже Лоси пришли.
- Значит так, - устало ответил он. - Про заповедник пока неясно, указ Президент еще не написал, сейчас все в проработке. Но порубки леса у нас запретили.
Над поляной повисло неловкое молчание, затем Волк неуверенно сказал:
- Ну, хоть что-то... Не сразу же все.
- Да я, собственно, и не сомневалась, - фыркнула Рыся, - Заповедник, ха! Ладно, я пошла, меня дети ждут.
- Пойдем, мой ушастый длиннолапый друг, - сказал Лось и, развернувшись, зашагал прочь.
Заяц покачал ушами, посмотрел на охотоведа, и ускакал вслед за Лосем.
Вскоре на поляне остались только Лапочкин, Тигр и Медведь. Кандидат наук закрыл глаза и прислонился к спиной к торчащему над пнем обломку ствола. На Лапочкина навалилась вдруг такая усталость, словно все годы, проведенные в тайге, разом упали на плечи. Этот лес был для него больше чем домом - он стал его жизнью. Лапочкин дрался за него в 90-е, когда на дальнем Востоке не было ни власти, ни закона, и единственную помощь могли оказать одни лишь пограничники, хранившие, по старой памяти, верность давно ушедшим идеалам. Там, на заставе, охотовед прятал семью, когда становилось совсем тяжело. В какие только двери он не стучался! Какие пороги не обивал! Звери считали его своим. Милиционеры - то ли психом, то ли святым. Корреспонденты, что иногда делали с его помощью ужасно злободневные и смелые репортажи за спиной крутили пальцем у виска. А народы, жившие здесь еще до прихода Ерофея Хабарова, почитали Лапочкина духом, шаманом-хранителем. Охотовед искренне надеялся, что ему удастся превратить этот удивительный, волшебный край в заповедник. Разве мало в России мест, где можно рубить лес и прокладывать дороги? Но такого леса, как этот, больше нет...
Внезапно две тяжелые лапы легли на плечи охотоведа, и он открыл глаза. Перед ним, плечо к плечу, сидели Тигр и Медведь.
- Ты вот что, Михалыч, - хрипло сказал Топтыгин. - Ты не печалься. Мы тебя уважаем. И всегда уважали. Мне еще мамка тебя уважать наказывала. Мы-то знаем, как ты за нас стоишь.
- Не вышло в этот раз - в другой раз получится, - зевнул Тигр. - Да и вожак этот ваш - не такой плохой.
- Да, мужик не без приятственности, - кивнул Медведь. - Так что ты не горюй - ты все что мог сделал.
- Да ладно, братцы, вы чего, - расстроганно забормотал Лапочкин.
- А ничего, - совершенно по-кошачьи ухмыльнулся Полосатый. - Да, тут у моей второй жены, у Румбы, тигрята подрастают. Если хочешь - организую встречу, проведешь, так сказать, фотосессию. Она у меня женщина спокойная. Ладно, бывай.
- Бывай, Михалыч.
Звери, развернувшись, плечо ушли в тайгу.

Пройдя метров триста, Тигр и Медведь остановились и, осторожно косясь друг на друга, разошлись на безопасное расстояние.
- Ну что, значит не получилось? - сказал, словно сам себе, Медведь.
- Да не начинай ты снова, - поморщился Тигр. - Ну не помог нам добрый вожак, что теперь, не жить больше? Ты лучше вот что скажи: на солонцы сегодня олени придут, ты там охотиться будешь?
- Не, - помотал головой Топтыгин. - Я уже жир нагулял, олень для меня слишком резвый теперь.
- Вот и хорошо, - кивнул Тигр. - Стало быть, я туда пойду.
- А я, на всякий случай говорю, - ответил Медведь. - У старой дороги буду, там, вроде бы, секача-одинца видели.
- Ну... - Тигр запнулся, - Удачи, в общем.
- И тебе.
И два Хозяина пошли в Тайгу - каждый в свою сторону.

===

(Вместо эпилога:

"Путин «спас» съемочную группу «Вестей» от тигрицы

Председатель правительства Владимир Путин посетил сегодня Уссурийский заповедник и «познакомился» с одним из его обитателей - пятилетней тигрицей, пойманной учеными.
Путин прилетел в заповедник дальневосточного отделения РАН на вертолете. Ученые Института проблем экологии и эволюции имени А.Н.Северцова рассказали ему о программе по изучению и спасению уссурийских тигров и показали специальные устройства, позволяющие отслеживать пути миграции тигров, изучать их физическое состояние. В частности, главе правительства продемонстрировали спутниковый ошейник с передатчиком системы GPS-Argos, специальную петлю для отлова животных, фотоловушку и устройство, конструктивно схожее с пневматическим оружием, использующееся для дистанционного обездвиживания и лечения животных.
Затем премьеру предложили отправиться к тому месту в тайге, где находилась попавшая в ловушку пятилетняя тигрица. Съемочная группа программы «Вести», ожидавшая прибытия премьера и находившаяся буквально в пяти метрах от тигрицы, неожиданно обнаружила, что она освободилась из петли. Путин произвел выстрел из устройства для дистанционного обездвиживания животных и попал ей в лопатку. Когда животное уснуло, премьер надел на нее GPS-ошейник и вместе с учеными измерил длину тигра от хвоста до носа. // ИТАР-ТАСС ")

Да, ТАМ читают Кошкина...
Tags: кошкин, сибирь
Subscribe

  • Life is just a game

    Реальная виртуальность Каждый раз, когда тихим субботним утром я слышу гомерический хохот из соседней комнаты - я не бегу выяснять, в чем дело. Я…

  • Программерское

    Программисты не бывают бывшими... - У вас ксерокс есть? - Да. - Сколько стоит? - Три рубля страница. - Можно десять страниц отксерить? - Нет. -…

  • Жизнь в онлайне

    Сижу в маршрутке, подъезжаем к остановке. Сзади меня поднимается девица, водитель резко тормозит, ее сумочка шарахает меня по лбу. - Барышня, -…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments