January 5th, 2007

Мы антиподы, мы здесь живем...

Австралия. Федеральный парламент призван обсуждать в том числе и карантинные правила. Всю прошлую неделю обсуждалось добавление в законы определения рыбы как : "...an aquatic vertebrate or an aquatic invertebrate but not a mammal or a bird". Вот так. "Рыба - это водное позвоночное или беспозвоночное, но не зверь и не птица".
А человек - это двуногое, лишённое перьев.Collapse )

Диалоги культур

Когда мои дети были маленькими, к ним из года в год приходил один и тот же дед Мороз, выделяемый профсоюзной организацией тестя. Высокий, очень колоритный дядька по имени Солик (Соломон), национальность соответствующая. Дети к нему привыкли и только его считали подлинным Дедом, а остальных - жалкими подделками.
Потом настали новые времена, и Солик, вслед за значительным числом соплеменников, эмигрировал в южную обетованную страну, где ни о каких Морозах слыхом не слыхали. Дети, которые к тому времени слегка подросли и вроде бы в сказки уже не верили, очень этой новости огорчились.
И вот в следующем декабре после его отъезда дочка разговорилась в транспорте с какой-то словоохотливой старушкой. Та стала говорить, что вот, Новый год скоро, дед Мороз придет, подарки принесет.
- Нет, - печально ответила дочка, - дед Мороз больше никогда не придет. Он уехал в Израиль. И там растаял.Collapse )

Из архивов: к портрету Генриха Тюдора

В Звездную палату для допроса был доставлен Джеральд Фитц-Джеральд, граф Килдэйр, поддержавший Перкина Уорбека. С "великим графом" возились долго, но поняли, что по закону вменить ему ничего не удастся, а если не по закону - будет восстание. Генрих (Тюдор, бывш. Ричмонд) в отчаянии спросил: "Неужели нет на этого человека управы?" "Нет, - сказали ему, - с ним уже который год вся Ирландия управиться не может..." "Тогда, - решил король, - пусть он управляется с Ирландией." И назначил Фитц-Джеральда своим наместником в Ирландии. И как в воду глядел: Фитц-Джеральд был так занят сохранением собственного положения, что до королевского у него больше руки не доходили.

Впрочем, сам "великий граф" тоже был хорош лебедь. Когда его во время того же расследования спросили, зачем он поджег кафедральный собор в Кэшеле, он заявил: "Чертовски сожалею, что я это сделал, но только готов поклясться, я думал, что архиепископ был там внутри!"Collapse )