July 19th, 2006

Гермафродиты в инквизиции

...или истоки одного рассказа Хайнлайна ("Уроборос" ака "Все вы зомби").

17 июня 1587 года, Толедо. Год после Армады. Инквизиционный трибунал. Председатель – дон Лопе де Мендоса. В настоящий момент глаза у него на лбу.
Перед ним стоит подсудимое неопределенного пола и возраста. По одним документам и согласно показаниям множества свидетелей оно – он. Элено де Сеспедес, мавр-полукровка, бывший чулочник и портной, бывший солдат, успевший поучаствовать в Альпухарских войнах против морисков, а ныне - хирург, член корпорации, лицензирован по двум специальностям – собственно хирургии и кровопусканию и прочей очистке организма (и все это, однако, самоучкой). Известный специалист, успешно работавший во многих городах Испании... в том числе, и при дворе. По другим документам оно – она. Элена де Сеспедес, сорока одного или двух лет, из Аламы, дочь испанца и рабыни-мавританки, рожденная в рабстве, освобожденная хозяином (то есть отцом) и получившая имя и фамилию в честь покойной жены хозяина. Вышла замуж в 16 лет, муж бросил вскоре после беременности – по слухам, умер, и с тех пор Элена жила трудом своих рук. Предмет разбирательства – второй брак, заключенный за 15 месяцев до ареста. С женщиной, Марией дель Каньо.Collapse )

Штрихи к портрету Фридриха Великого

В кампанию 1758 года Фридрих с небольшой свитой ехал по дороге, опередив свою армию; из окрестных кустарников по ним постреливали австрийские пандуры, но Фридрих не показывал внимания к этому. Вдруг его адъютант крикнул: «Государь, в Вас целят!» – и показал на пандура, который с близкого расстояния наводил ружье на Фридриха из-за дерева. Заряжать оружие и стрелять было некогда.
Фридрих погрозил пандуру палкой и, оскалившись, закричал: «Я тебе!» Пандур тотчас опустил ружье, снял шапку и стоял навытяжку, пока Фридрих сотоварищи проезжали мимо него. Никто из следовавших за Фридрихом пруссаков этого пандура, в свою очередь, не тронул.Collapse )

Просто так о литературе

Хитро устроен
Белый свет;
Тут может все - любой предмет -
(От поражений до побед)
И пользу приносить, и вред...
Взять пищу - иногда вредна.
Толкуют о вреде вина. (?)
Порой, - и это не секрет -
Сама Любовь приносит вред!..
Зато порой полезен яд,
И град,
И атомный распад,
И, как иные говорят,
Небесполезен даже ад...
Как будто исключений нет.
Нет, есть:
Литературовед.
Увы,
Литературовед
Приносит вред -
И только вред!
(Б. Заходер)