Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Categories:

Призрак Черной Дамы в Несвижском замке

На старинном шляху, ведущем из Минска в Гродно, стоит, окруженный глубоким рвом и прудами, величественный Несвижский замок, родовое гнездо Радзивиллов алыкско-несвижской линии. В полночь в нем появляется Черная дама. Со стоном и плачем она обходит залы и покои замка и в пятнадцать минут пятого исчезает, скрываясь в подземных ходах.
До восемнадцатого века считалось, что она показывается на глаза влюбленным, которых ждет скорая разлука. Позже стали говорить, что своим появлением она предупреждает хозяев замка о грозящей беде — пожаре, болезни или войне. Но в том, что Черная дама существует, не сомневался ни один из гостей Несвижского замка...

Барбара Радзивилл была дочерью Юрия I Радзивилла, младшего сына Николая Старого, основателя династии. Родилась она в декабре 1522 года в Вильне. В пятнадцатилетнем возрасте ее выдали замуж за тракайского воеводу Станислава Гаштольда, последнего представителя одного из самых могущественных родов в Литве. В 1542 году воевода умер, оставив Барбару двадцатилетней вдовой.
К тому моменту Барбара из династии Радзивиллов по праву считалась самой красивой женщиной Польши и Великого княжества Литовского. Ее современники единодушно отмечали плавность и величественность движений Барбары, ласковый взгляд, стройную речь. Но главное — необычайное обаяние.
Посол Венеции писал о чудесной алебастровой коже, изящных руках, удивительных глазах цвета настоящего пива северной красавицы. Для иностранцев смуглая блондинка Барбара Радзивилл была истинным воплощением славянской красоты.
К счастью или несчастью, дворец Гаштольдов в Вильне находился рядом с дворцом-замком великого князя Литовского, наследника польской короны Сигизмунда Августа. Из Кракова уже доходили вести, что его отец, король Польши Сигизмунд Старый, тяжело болен. К тому же болела эпилепсией и молодая жена Сигизмунда Августа — Елизавета Габсбургская.
Наполовину итальянец, Сигизмунд Август воспылал страстью к Барбаре. Красавица ответила ему взаимностью. В те времена отказывать великим князьям было не принято, а кроме того, она росла в семье довольно свободных нравов. Сигизмунд Август и Барбара стали встречаться каждую ночь, о чем, естественно, вскоре узнали не только в Вильне, но и далеко за ее пределами.
Особенно взволновался владелец Несвижа, двоюродный брат Барбары Николай Радзивилл Черный. Выдающийся дипломат, он мечтал выйти из-под власти польской короны и стать независимым королем Великого княжества Литовского. Вместе с родным братом Барбары Николаем Радзивиллом Рыжим он приехал в Вильню и потребовал от Сигизмунда Августа либо жениться на Барбаре, либо оставить ее в покое. Королевич, который знал о ненависти своей матери, королевы Боны Сфорца, к Радзивиллам, пообещал больше с Барбарой не встречаться.
Однако в первую же ночь он не выдержал, тем более что между их дворцами уже был построен специальный переход. Но и Радзивилл Черный был не промах: распустив слух, что он возвращается в Несвиж, ночью с Радзивиллом Рыжим в полном рыцарском облачении нагрянул к Барбаре. На всякий случай они и ксендза с собой прихватили.
Сцена их ночного похода была выдержана в лучших традициях того времени.
— Милостивый король! — сказал Николай Черный. — Не соблаговолите ли объяснить, почему вы оказались в спальне моей сестры? Ведь вы и клятву давали, что никогда больше не переступите этот порог!
— Мой дорогой, — ответил Сигизмунд, — не принесет ли мой случайный приход к вашей сестре многократное увеличение вашей славы, уважения и имущества?
— Дай-то Бог! — сказали братья и позвали ксендза. Королевич и Барбара тайно венчались.
Как было написано в хронике литовской, "никто из членов Рады, духовенства и светских, никто из королевского двора не знал об этом союзе, за исключением Радзивиллов, Кежгайлы и ксендза".
События развивались стремительно. В самом начале разгоравшегося романа умерла семнадцатилетняя жена Сигизмунда Августа Елизавета Габсбургская. А в 1548 году умер и Сигизмунд Старый. Барбара была представлена двору как законная жена молодого короля.
И поднялась буря... Сейм, сенаторы, духовенство и шляхта потребовали от короля отречения от жены-литвинки. Королева-мать Бона Сфорца в знак протеста уехала из Кракова в Италию, оставив, правда, в Польше некоего аптекаря по имени Монти с особым заданием Николай Радзивилл Черный отправился к папе Римскому, и то был далеко не единственный его визит в Рим в этом и следующем годах.
Надо сказать, у королевы-матери и двора были причины противиться этому браку. Барбара была из тех женщин, при виде которых мужчины теряли голову. Недруги Радзивиллов кричали, что к моменту встречи Сигизмунда Августа и Барбары у нее было 38 любовников. А ее родная сестра еще до замужества родила нескольких детей. Все это могло быть. Но надо признать и то, что после встречи с королевичем Барбара уже ни на кого не смотрела...
Кстати, они были чудесной парой: стройный, темноглазый и темноволосый Сигизмунд и очаровательная кареглазая блондинка Барбара.
Наконец в декабре 1550 года сейм признал королеву Барбару и короновал ее в Краковском соборе. В марте 1551-го ее признала королева-мать. Но Барбара к этому моменту из цветущей красавицы уже превратилась в смертельно больную женщину, покрытую дурно пахнущими язвами. Во время коронации она сказала: "К другой короне меня небесный король зовет. Просите, чтобы этот земной скипетр он на пальму небесную заменил, а милого моего мужа после смерти моей в отчаянии и горе приласкал".
Аптекарь Монти свое дело знал хорошо.
8 мая 1551 года в страшных мучениях королева Барбара умерла. Сигизмунд Август две недели провел у ее гроба, молясь и плача. Радзивиллы хотели, чтобы ее похоронили рядом с другими королевами в Вавельском соборе, но король сказал: "Не пристало ее и мертвую оставлять там, где эти люди были неблагодарны к ней живой". Согласно последней воле Барбары, ее тело перевезли и похоронили в Вильне.
Конечно, Барбара Радзивилл умерла отнюдь не потому, что ее красота кому-то не нравилась. Искушенная в дворцовых интригах королева-мать Бона Сфорца не захотела допустить на польский трон выскочек Радзивиллов — и своего добилась.
Между прочим, ее сын Сигизмунд Август так и остался бездетным. Именно на нем прервалась династия Ягеллонов.

Такова историческая канва этой трагической и едва ли не единственной в своем роде любви коронованных особ.
Дальше начинается легендарная часть.

После смерти Барбары король был безутешен. Он даже не хотел исполнять свои королевские обязанности, не говоря уже о том, чтобы обсуждать новую кандидатуру на роль королевы, Но главное, он готов был пойти на все, лишь бы еще раз увидеть любимую Барбару. И скоро в его дворце появились алхимики пан Твардовский и Мнишек.

О сей легендарной личности - пане Твардовском - следует рассказать отдельно.
В XVI веке (более точной даты история не сохранила дли нас) в Краковский университет поступил юноша, который сразу стал знаменитым в среде студентов. Он лучше и быстрее других постигал науки, особенно такие, как астрология, магия и чернокнижие. Звали его пан Твардовский. Молодой человек жаждал знать все, чтобы овладеть всеми возможными силами и таким образом добиться неограниченного могущества и власти над людьми.
Этот юношеский максимализм довел молодого человека до крайнего физического и психического истощения, и тогда он решился на крайний шаг - продать душу дьяволу и взамен получить то, ради чего ему приходилось столько страдать.
В дождливую осеннюю ночь он отправился в Кржеменки - пустынное место под Краковом, где и днем-то никого не встретишь. Здесь студент обвел себя магическим кругом и произнес заклинания. Тут же явился сам дьявол в одеянии серого монаха и остановился рядом. Сговор состоялся: семь лет нечистый должен был исполнять любую волю Твардовского, но после - душа окаянного пана станет принадлежать аду.
Только одно условие выпросил для себя юноша: дьявол вправе забрать его в ад лишь в Риме, куда он обещал приехать в свой последний, седьмой год. Договор, как и подобает, был подписан на бычьей шкуре кровью. Довольный возвращался пан Твардовский в Краков, как вдруг он услышал мрачный колокольный перезвон - то были поминки по его душе, запроданной черту. В ярости он крикнул: "Замолчите, колокола!", и веревки оборвались на всех колокольнях. Так договор вступил в силу.
Пан Твардовский успешно закончил учебу в университете и приступил к врачеванию. Днем он был занят на медицинском поприще, а ночи проводил в диком разгуле и кутежах, обычно заканчивавшихся разными эксцентрическими выходками. Так, однажды, выйдя с очередного пиршества и не найдя поблизости ничего более подходящего для возвращения домой, пан Твардовский оседлал петуха и помчался на нем. В другой раз он, рассердившись на своего слугу, превратил его в паука.
Все у пана Твардовского шло хорошо. Он стал знаменитым врачом и не менее известным кудесником. Им восхищались друзья, а завистники его боялись. Но тут произошли непредвиденные события.
Легенда рассказывает, что польский маг объездил всю Европу и за это время познакомился почти со всеми известными учеными, политиками, писателями и художниками. Последний, седьмой, год своего договора, Твардовский целиком прожил в Италии. Падуя, Триест, Венеция и Рим - таков его путь по стране. В Риме дьявол строил всевозможные козни, чтобы удержать свою жертву в этом городе, но пану удалось перехитрить нечистого и уехать из Вечного города до наступления срока.
Хитрый Твардовский, так ловко увернувшийся от самого дьявола, продолжал преспокойно заниматься врачеванием. Но время шло, и он стал чувствовать приближение смерти. В этот критический момент старый чернокнижник решил, что способен обмануть саму природу. Он вновь, как в молодые годы, погрузился в тайны алхимии и нашел-таки рецепт омоложения организма. В чем он заключался - не знал никто. Известно только, что, приняв необходимое снадобье, пан приказал своему слуге умертвить его и спрятать в надежном месте. Через семь лет он ожил снова и появился в обществе совсем молодым. Тут посланец дьявола, принявший облик лучшего друга, завез пана в корчму под названием "Рим" на очередную пирушку, где и забрал наконец Твардовского в ад.

Итак, вернемся к нашим алхимикам: они взялись устроить встречу с умершей возлюбленной при помощи зеркал, на одном из которых была выгравирована в полный рост фигура Барбары в белом одеянии. Чернокнижники, правда, поставили условие: король ни в коем случае не должен прикасаться к призраку.
— Может быть, ваша королевская милость позволит привязать себя к подлокотникам кресла? — спросил пан Твардовский.
Король отказался. В полутемном зале воцарилась тишина. Послышался мелодичный звон и из зеркала вышла Барбара. Она была столь же прекрасна, как в момент их первой встречи в Вильне.
— Моя Басенька! — закричал король и бросился к призраку.
Раздался взрыв, по залу распространился трупный запах, и призрак, мгновенно почернев, с громким стоном растворился в воздухе. Теперь душа Барбары была обречена вечно скитаться по земле, не находя дороги в могилу. После смерти Сигизмунда Августа она поселилась среди родовых камней Несвижского замка. На глаза людям она показывалась в черных одеждах.
— Шварц фрау! — кричали при виде Черной дамы немецкие солдаты, дважды оккупировавшие Несвиж, и в ужасе разбегались по парку, стреляя в воздух.

Алхимик Твардовский — реальное историческое лицо. По преданию, он продал душу дьяволу с условием, что тот заберет ее, если Твардовский умрет в Риме. Естественно, посещать вечный город алхимик не собирался до скончания века. Смерть настигла пана Твардовского в корчме, которая, конечно, называлась "Рим". 0б этом написано у Адама Мицкевича.
Второй алхимик, Мнишек, возможно, относится к роду, который тоже оставил свой след в российско-польской истории, но это тема для отдельного разговора.
И все же самое интересное не в том, что по залам и анфиладам Несвижского замка до сих пор бродит тень неутоленной Барбары Радзивилл, в образе которой удивительно переплелись реальность и легенда, христианство, язычество и чернокнижие, что, впрочем, было характерно для эпохи Ренессанса.
Если вы когда-нибудь окажетесь в Вильне, нынешнем Вильнюсе, наряду с башней Гедимина, кафедральным собором и грациозным костелом Святой Анны вам обязательно покажут знаменитую икону — Матку Боску Остробрамску.
По желанию Сигизмунда Августа виленская Мадонна была написана с Барбары Радзивилл, в этом не сомневается большинство исследователей.
Ксендз Петр Снедевский писал: "Тип Мадонны Остробрамской очень похож на портреты королевы Барбары. Тот же нос, те же подбородок и губы, те же глаза и брови, то же строение тела". Кроме того, на руках у виленской Мадонны нет ребенка. А руки эти удивительно красивы, тонки и выразительны...
Лет тридцать назад в Першае под Минском доживала свой век последняя экономка графа Тышкевича, находившегося в родстве с Радзивиллами. Изредка она показывала гостям альбом с портретами своих господ и говорила:
— Смотрите, какие носатые Радзивиллишки — и какие аккуратные носы у Тышкевичей!
Барбара Радзивилл была исключением и здесь.
Вся ее короткая жизнь была исключением, в котором воплотились триумф и трагедия Великого княжества Литовского.

(А.Кожедуб, by Olegin с http://wirade.ru/forum)

Насколько мне попадалось, Барбара еще в бытность за Гаштольдом крепким здоровьем не блистала. Так что версия отравления - отнюдь не единственная (да и улики все косвенные - основанные почти исключительно на репутации Боны). Не, конечно, эта версия была обречена стать самой популярной...
(Kell)

Сигизмунд Август представляет двору Барбару Радзивилл (Ян Матейко):
http://www.pinakoteka.zascianek.pl/Matejko/Images/Zygmunt_i_Barbara_1.jp g

Сигизмунд и Барбара в ее дворце в Вильно (Ян Матейко):
http://www.pinakoteka.zascianek.pl/Matejko/Images/Zygmunt_i_Barbara_2.jp g

Смерть Барбары (Йозеф Симмлер):
http://www.pinakoteka.zascianek.pl/Simmler/Images/Smierc_Barbary.jpg

Если к смерти Барбары Радзивилл все-таки была причастна Бона Сфорца, то она также кончила отравлением (Ян Матейко):
http://www.pinakoteka.zascianek.pl/Matejko/Images/Otrucie_Bony.jpg
Tags: ЖЗЛ, клио
Subscribe

  • Sssstudentessss

    Девятилетней племяннице задали записать свои впечатления и краткое содержание сказки "Конёк-Горбунок". Результат: Краткое содержание: Иван очень…

  • Литера Турности

    Накануне новогодних праздников Роза Львовна имела серьезные, дошедшие до глубокой внутренней неприязни семейно-бытовые разногласия с зятем. Поскольку…

  • Спортивности

    Утренняя пробежка. Мозг: Давай поговорим. Я: Давай. Мозг: За нами гонятся? Я: Нет. Мозг: Мы за кем-то гонимся? Я: Нет. Мозг: Тогда что происходит?…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments