Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Category:

Австралийские правосудия

Разбирается какое-то дело. Ответчица, пожилая полная дама, представляющая себя сама, бодро препирается с представителем обвинения по каким-то техническим вопросам. Пять минут, десять...
Судья, миниатюрное существо явно эльфийского происхождения и неопределенного возраста и пола, вклиниваясь:
- Извините, что прерываю вас, но не может ли ответчица объяснить, почему она здесь находится?
Ответчица:
- Э, честно говоря... не могу, Ваша Честь.
Судья:
- А обвинение?
Обвинение лихорадочно роется в бумагах и в конце концов заявляет, что предмета дела у себя не находит, но он точно должен где-то быть.
Судья:
- (Тихо) Ну, как обычно. ВОН ОТСЮДА! ВСЕ!
Поправляет прическу и переходит к следующему делу.

===

Баллада о правосудии для всех

(Подарено Бонч-Осмоловскими)

В 1783 Сюзанна Холмс предстала перед судом по обвинению в краже со взломом. Согласно протоколу, она проникла в дом Джэбез Тэйлор и украла пару льняных простынь стоимостью в 10 шиллингов, одно льняное нижнее платье стоимостью в 5 шиллингов, одну льняную рубашку стоимостью в 2 шиллинга, четыре ярда ирландского льна стоимостью в 6 шиллингов, три льняных носовых платка стоимостью в 3 шиллинга, один шелковый носовой платок стоимостью в 2 шиллинга, три муслиновых шейных платка стоимостью в 19 пенсов, два черных шелковых плаща стоимостью в 10 шиллингов, две серебряных столовых ложки стоимостью в 12 шиллингов и две серебряных чайных ложки стоимостью в 2 шиллинга. По закону, за кражу со взломом полагалась смертная казнь. Этот вердикт судья и вынес. По окончании сессии суда, судья отправил в Лондон список приговоренных, для которых он хотел бы получить королевское помилование. В списке значилось 22 человека, включая Сюзанну Холмс. Смертный приговор был заменен ссылкой в колонии на 14 лет.
Генри Кэйблу было 17. Вместе с отцом и другом отца он участвовал в краже со взломом. В списке на помилование отец с напарником не значились. Самому Генри приговор заменили высылкой в колонии на семь лет.
Оба до отправки были переведены в Норвичскую тюрьму.
Одна беда – за десять лет до того, в декабре 1773, одна веселая компания устроила в городе Бостоне вечеринку с чаем, а в сентябре 83 Британия признала Соединенные Штаты. Куда, спрашивается, высылать?
А пока решается куда, оба сидят. А нравы в Норвиче относительно свободные. В общем, в 86 Сюзанна Холмс обнаружила, что ждет ребенка. И они с отцом – тем самым Генри Кэйблом – обратились по начальству с прошением о желании вступить в брак. В прошении было отказано.
А тем временем, в Плимуте собирают транспорты в новую колонию. В Австралию. И Сюзанну Холмс – с ребенком на руках - распределяют туда. И капитан обрнаруживает, что параграф списка взял и прибыл в двойном экземпляре. И отказывается взять ребенка, потому что ребенок в списке не значится. И происходит это в такой форме, что присутствующий при сцене надзиратель Джон Симпсон прибирает ребенка и заявляет, что он этого так не оставит и хоть до госсекретаря, хоть до короля, хоть до Бога дойдет, а безобразию предел положит.
700 миль до Лондона. С грудным ребенком. Ни к какому госсекретарю Симпсона не пускают. Он занимает позицию на лестнице и отказывается уходить. В конце концов, ловит госсекретаря, лорда Сиднея, и объясняет ему ситуацию. Госсекретарь, к его чести, решает, что обстоятельства дела вполне оправдывают ту манеру, в которой его обеспокоили – и десять дней спустя ребенок грузится на борт вместе с отцом.
История эта попадает в газеты – вся, от серебряных ложек до госсекретаря – и несколько дам из общества организуют подписку, чтобы собрать молодой семье денег на первое время. Собирают 20 фунтов. Но ссыльные не имеют имущества, да и держать его им негде. Поэтому на собранные деньги благотворители покупают много полезных вещей и передают их на хранение пастору колонии с тем, чтобы он их отдал по приезде.
В январе 1788 флот прибывает в Ботани Бей. В феврале Генри и Сюзанна вступают в брак. А первого июля 1788 Генри и Сюзанна Кэйбл подают в суд на некоего Дункана Синклера, капитана «Александра», по обвинению в разграблении их имущества. Потому что все собранное, ну почти все, за исключением книг, испарилось. Причем испарилось в совершенно известном направлении.
Синклер не скрывал того, что сделал. Он считал, что он неуязвим. По английским законам того времени приговоренные к смерти, даже если приговор заменяли, считались «мертвыми для закона». Они не имели права выступать в качестве свидетелей, владеть имуществом, заключать контракты. Поэтому грабить их можно было совершенно безнаказанно. В теории.
А на практике зря Синклер хвастался. Губернатор Артур Филипп, во-первых, держался совершенно определенного и совершенно нецензурного мнения о рабстве, и известие о том, что один из _его_ офицеров решил ввести рабство в его колонии, его никак не обрадовало. А во-вторых, таких «мертвецов» у Филиппа было полколонии. И если их всех из сферы действия закона исключить, на предприятии можно ставить крест тут же.
Губернатор не стал вмешиваться прямо в первое судебное дело колонии. Он просто дал Кэйблу совет.
И когда Синклер на суде заявил о том, что у Кэйблов, как у каторжников, нет прав на имущество – Кэйбл потребовал от Синклера оснований. И судья Дэвид Коллинз его поддержал. Синклеру было приказано представить суду юридически приемлемые доказательства того, что Кэйблы – каторжники. Ну да, они находятся в Австралии. Ну да, они приплыли с флотом. Но усы, лапы и хвост к делу не подошьешь. В личных документах в графе «занятие» стоит, естественное дело, прочерк. А до прочерка стояло «новые переселенцы». И все. Уголовные дела? Решение суда? Все в Англии, а до Англии восемь месяцев пути. Свидетельства очевидцев? Каких? Самого ответчика – не считается. А больше свидетелей нет.
Так что пришлось Синклеру по решению суда заплатить Кэйблам 15 фунтов стерлингов за присвоенное имущество (минус книги). Два каторжника выиграли дело у капитана королевского флота. Прецедент был создан.
А Генри Кэйбл на эти деньги вкупился в строительство первого местного океанского судна. И преуспел. Но еще больше он преуспел в другом занятии. В 1794 году он стал начальником городской полиции Сиднея.

===

О народном долготерпении.

Пожилая чета подала в суд на государство за проведенный по их участку канал.

Судья: Вы видели, что он должен пройти по вашему участку?
Истцы (хором): Да.
Судья: Почему же вы не возражали тогда?
Истцы: Ну вы понимаете, Ваша Честь, мы же тоже люди, засуха же, вода нужна. Что мы, не понимаем? И они даже клумбы не повредили.
Судья: А почему сейчас жалуетесь?
Истцы: Ну вы понимаете, Ваша Честь, этот канал все-таки 70 сантиметров в ширину и идет прямо через дорожку к нашему дому. Мы сами люди немолодые и друзья у нас в летах - трудно перепрыгивать. Вот мы и хотим, чтобы они построили мостик.
Судья: Нам СРОЧНО нужна революция. Нет, это не нужно заносить в протокол.

(Местные власти, не спросясь, протащили канал через их участок. Они не жужжали. Им перерезали каналом дорожку, ведущую к дому - они не жужжали. Что можно по технологии с этим каналом делать, а что нельзя, они не знают - и в любом случае им бы потребовалось разрешение горсовета. Они попросили поставить им мостик или разрешить его поставить. Им _отказали_. Речь, повторяю, идет об их собственном участке. И тогда они обратились в суд. Каковой и решил, что власти совершенно обнаглели.)

(Антрекот с http://wirade.ru/forum)
Tags: кенгуру, юриспруденция
Subscribe

  • Встречи на дорогах

    Я заезжал задом в гараж, и попросил сына помочь мне и сказать, когда я доеду до стены. После того, как я услышал "Бам!", сын сказал мне: "Ровно…

  • Sssstudentessss

    - Профессор, что такое точка? - Точка - это прямая линия, если смотреть ей в торец. === ххх: Теперь на просветительскую деятельность нужно…

  • Он и Она

    - Все мужики - козлы! - Верно, дорогая. - И ты тоже! - Конечно, дорогая. - И почему только я вышла за тебя замуж?! - А вот теперь мы плавно перешли к…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments