Kail Itorr (jaerraeth) wrote,
Kail Itorr
jaerraeth

Categories:

Из архивов: поэттические хроники Амбера

Песнь о буревестнике
(исполняется на мотив "Баллады о пересекающих морские просторы")

Над седой равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем, на внушительном утесе, зорко вдаль взирает Корвин, теребя плаща застежку.
- Чайки стонут перед бурей, - размышляет он устало, - что за глупая скотина, в самом деле, эти чайки.
Ситуация и вправду далека от совершенства. Оберон исчез внезапно в неизвестном направленьи. Братец Беня смылся в Тени подстригать кусты катаной. Рэндом пишет мемуары о секретах мухлеванья и почесывает жабры новоизбранной невесте. Но не в этом вся проблема - есть и кое-что похуже. Гнусный Эрик Обероныч влез во власть нечистым рылом, с той поры, как Оберона вызвали в командировку. Дав синоптикам на лапу, Эрик страшные прогнозы возвещает ежечасно в мощный громкоговоритель:
- Буря! Скоро грянет буря!
- Ни фига, - решает Корвин, - у тебя, дружок, не выйдет. Даже и не надрывайся, полудурок бородатый. Братец Блейз большие силы собирает под Колвиром - миллионами туземцев мы командуем на пару, благо, господин Желязны на людей не поскупился.
Слышен громкий лязг доспехов в девственной чащобе леса - это братцу Джулиану не везет сегодня в карты. Моргенштерн, нажравшись сена с кашфианскою подкормкой и калачиком свернувшись, повергает громким храпом всех тушканчиков арденнских в состоянье изумленья. Только Эриковы вопли нарушают всю картину - он орет, слюною брызжа, в мощный громкоговоритель:
- Буря! Скоро грянет буря!
Вон болтается на рее штормовым предупрежденьем капитан, что так удачно обыграл Жерара в шашки. Кейн с тяжелого похмелья адмиральской треуголкой отгоняет безуспешно толстых чертиков зеленых. Лишь веселые акулы раскрывают дружно пасти, слыша Эриковы вопли:
- Буря! Скоро грянет буря!
Но недолго бедолаге сотрясать прозрачный воздух и рубиновой подвеской щеголять на именинах. У писателя Желязны уж давно созрел коварный план о гибели геройской собственного персонажа. И никто о нем не вспомнит до конца десятой книги, разве что писатель Пешков под известным псевдонимом наклепает на досуге удалой речитативчик под названьем "Буревестник". Потому спокоен Корвин - безучастно он взирает на Колвир и на Арденны и на Эрикову рожу. Пусть потешится товарищ, мыслит Корвин отрешенно, потому как очень скоро в самом деле грянет буря...


Слово о полку Эрикове

Как во тронные покои набежали ходоки:
Дескать, ждут нас в чистом поле супостатовы полки.
Эрик спьяну не врубился - кто такие, чё орут,
Кто там в поле объявился и какого хрена ждут.

"Гнусный Корвин вместе с Блейзом мутит воду во пруду,
словно призрак коммунизма во семнадцатом году.
А евойные солдаты воевать не дураки,
В общем, встряли мы, ребяты." - разъяснили ходоки.

"Эка невидаль, однако! Вот сейчас приказ отдам,
чтобы Беня супостатам крепко вмазал по мордам.
Разыщите братца Беню, расскажите, что к чему.
За победу во сраженье орден жалую ему".

Братец Беня был не в духе, был рассержен и устал.
С королевскими послами разговаривать не стал.
Для проформы дал по морде одному из ходоков,
"А на кой мне этот орден?" - пробурчал и был таков.

Чтоб забыть о неудаче, разогнать печаль-тоску,
Эрик, зол и озадачен, выпил малость коньяку,
И, призвав Единорога, в перерыве на обед
Порешил созвать собратьев на военный на совет.

Чтоб совет прошел успешно, в Тени бросились гонцы
Закупать к столу орешки, колбасу и огурцы,
Водку местного разлива и молдавское вино,
И шампанское, и пиво, и еще чего-то, но...

Рано утром на рассвете, когда Эрик пил рассол,
Объявился братец Корвин и такую речь повел:
"Все! Терпенья больше нету! хватит зенки заливать!
В общем, завтрева к обеду будем битву затевать".

И ушел, дверями хлопнув. Вздрогнул Эрик: "Во облом!
Это ж надо собираться, одевать кольчугу, шлём..."
Хряпнул спирту без разводу, съел соленый огурец
И сказал: "Прибью урода! Задолбал уже вконец!"

Крикнул Эрик Джулиану: "Собирай скорее рать!
По кувшину спирту вмажем да поедем воевать!"
Как над лесом над сосновым прокричали петухи,
В беспорядке бестолковом вышли строиться полки.

Две минуты простояли - супостатов не видать.
Тут дружина возроптала: "Сколько можно здесь стоять?
С полчаса во рту ни крошки - хоть отбрасывай коньки!
Нам бы выпить хоть немножко, чем стоять как дураки!"

Струсил Эрик, сердце сжалось, разом хмель с башки слетел.
Чтобы рать не разбежалась, выдать спирту всем велел.
Разбежалася дружина, пьяный храп и тут и там,
Все мечи порастеряли по оврагам да кустам.

А на флоте понемногу разгорается скандал.
Принц Жерар забил тревогу: "Каин с флагмана пропал!
Третий день не видно что-то, это, верно, не к добру:
Знать, свалился с борта в воду - поищите поутру."

О финале битвы этой, о количестве потерь
До сих пор поет куплеты каждый третий менестрель.
И грядущим поколеньям без бутылки не понять,
Как же Корвин то сраженье умудрился проиграть?


Мир, описанный писателем Ж.

Вот замок, который построил папаша.
А здесь, посмотрите, гостиная наша,
которая волей писателя Ж.
на первом лежит этаже.

А это подсвечник большой и старинный,
который служил украшеньем гостиной,
которая волей писателя Ж.
на первом лежит этаже.

А вот Джулиан, знаменитый охотник,
который в сильнейшем подпитьи сегодня
испортил подсвечник большой и старинный,
который служил украшеньем гостиной,
которая волей писателя Ж.
на первом лежит этаже.

А это - дворцовая наша охрана,
которая выследила Джулиана,
который испортил подсвечник старинный,
который служил украшеньем гостиной,
которая волей писателя Ж.
на первом лежит этаже.

А это - донос капитана охраны
о том, как ловили они Джулиана,
который испортил подсвечник старинный,
который служил украшеньем гостиной,
которая волей писателя Ж.
на первом лежит этаже.

А там, за портьерою, Корвин маячит,
который с ухмылкой за пазухой прячет
тот самый донос капитана охраны
о том, как ловили они Джулиана,
который испортил подсвечник старинный,
который служил украшеньем гостиной,
которая волей писателя Ж.
на первом лежит этаже.

А вот самый младший из членов семейства,
который вонзает с гримасой злодейской
иголки в портьеру, где Корвин маячит,
который с ухмылкой за пазухой прячет
тот самый донос капитана охраны
о том, как ловили они Джулиана,
который испортил подсвечник старинный,
который служил украшеньем гостиной,
которая волей писателя Ж.
на первом лежит этаже.

Вот Бранд над пробиркою, полною яда,
который опробовать вскорости надо
на том, самом младшем из членов семейства,
который вонзает с гримасой злодейской
иголки в портьеру, где Корвин маячит,
который с ухмылкой за пазухой прячет
тот самый донос капитана охраны
о том, как ловили они Джулиана,
который испортил подсвечник старинный,
который служил украшеньем гостиной,
которая волей писателя Ж.
на первом лежит этаже.

А это девица по имени Флора,
которая часто ведет разговоры
о том, что у Бранда возникла идея
испробовать новый состав поскорее
на том, самом младшем из членов семейства,
который вонзает с гримасой злодейской
иголки в портьеру, где Корвин маячит,
который с ухмылкой за пазухой прячет
тот самый донос капитана охраны
о том, как ловили они Джулиана,
который испортил подсвечник старинный,
который служил украшеньем гостиной,
которая волей писателя Ж.
на первом лежит этаже.

Вот Эрик, который при помощи Флоры
от Корвина хочет избавиться споро,
братишку попотчевав Брандовым ядом,
который опробовать вскорости надо
на том, самом младшем из членов семейства,
который вонзает с гримасой злодейской
иголки в портьеру, где Корвин маячит,
который с ухмылкой за пазухой прячет
тот самый донос капитана охраны
о том, как ловили они Джулиана,
который испортил подсвечник старинный,
который служил украшеньем гостиной,
которая волей писателя Ж.
на первом лежит этаже.

А вот и корона во тьме серебрится,
Которая вредному Эрику снится,
который, послушав сестриц разговоры,
успел заручиться поддержкою Флоры
и Корвина хочет попотчевать ядом,
который скорее испробовать надо
на том, самом младшем из членов семейства,
который втыкает с гримасой злодейской
иголки в портьеру, где Корвин маячит,
который с ухмылкой за пазухой прячет
тот самый донос капитана охраны
о том, как ловили они Джулиана,
который испортил подсвечник старинный,
который служил украшеньем гостиной,
которая волей писателя Ж.
на первом лежит этаже.

А это, друзья, кабинет Оберона,
в котором на полке хранится корона,
причиною ставшая многих истерик,
которые папе закатывал Эрик,
который, послушав сестриц разговоры,
успел заручиться поддержкою Флоры
и Корвина хочет попотчевать ядом,
который скорее испробовать надо
на том, самом младшем из членов семейства,
который втыкает с гримасой злодейской
иголки в портьеру, где Корвин маячит,
который с ухмылкой за пазухой прячет
тот самый донос капитана охраны
о том, как ловили они Джулиана,
который испортил подсвечник старинный,
который служил украшеньем гостиной,
которая волей писателя Ж.
на первом лежит этаже.

А вот и король, что реликвию эту
упрятал надежно во тьму кабинета,
устав от бессчетных визгливых истерик,
которые часто закатывал Эрик,
который, послушав сестриц разговоры,
успел заручиться поддержкою Флоры
и Корвина хочет попотчевать ядом,
который скорее испробовать надо
на том, самом младшем из членов семейства,
который втыкает с гримасой злодейской
иголки в портьеру, где Корвин маячит,
который с ухмылкой за пазухой прячет
тот самый донос капитана охраны
о том, как ловили они Джулиана,
который испортил подсвечник старинный,
который служил украшеньем гостиной,
которая - хватит, устали уже -
на первом лежит этаже.


О затишье перед бурей
(Или история Амбера рассказанная чуть подвыпившим Корвином ни хрена не читавшим людям)

Понимаешь, друг, какая штука,
Я ведь, честь по чести говоря,
Много лет назад умыл уж руки
Относительно властей и короля.
Я в семье ведь - черная ворона,
Все всегда творю наоборот.
У меня даже на башне в Авалоне,
Часы ходят задом наперед.

Но тогда я вовремя все понял:
Папа наш на веки вечные король.
Да и нафиг мне его корона,
Я - не претендент на эту роль.
Я ведь никогда не жаждал трона -
Надоел весь этот Амберский народ.
А вот на главной башне Авалона,
Часы ходят задом наперед.

Эрик был всегда большой подлюгой,
Он тогда стащил отцов брелок.
Во дворце стояла - уй! такая ругань.
И куда смотрел Единорог!?
А пока я слушал в подземелье стоны,
Продвигалось войско Хаоса вперед.
И на главной башне Авалона
Часы шли, но задом наперед.

А как вышел - новая проблема,
Хорошо еще,что сгинул старший брат,
Зато вышел неожиданно на сцену,
Псих Амберский, сумашедший Бранд.
Этот рыжий всем чинил препоны,
Ох, и набрались мы с ним хлопот!
А на главной башне Авалона,
Часы все шли, и все наоборот.

У меня в то время заморочек,
Было и своих уже полно.
А тут вишь ли, Лабиринт испорчен -
С родственничком нам не повезло.
Кончилось все тем, что под древесной кроной
Я с камушком петлял, как идиот.
А в это время, на башне Авалона
Часы все шли и шли наоборот.

Что было далече я не знаю -
Восемь лет гостил ведь во Дворах
Эта Дара из Хаоса, тварь такая...
Впрочем, это все семейные дела.
К Мерлину вопросы - он король законный.
Он теперь весь Хаос пустит в оборот.
Но черт с ними со всеми. В Авалоне
Все часы ходили задом на перед.
Ведь в этом серебристом Авалоне
Даже песочные часы шли задом на перед.


Объяснительная записка Джулиана, принца Амберского, по факту отсутствия присутствия оного на вверенном ему посту.

Закон на трассе нынче строг - известно даже лешему.
Кругом, куда ни плюнь, ограничители висят,
и потому у нас в лесу что конные, что пешие,
что четырехколесные идут под шестьдесят.

Стою однажды на посту на главном направлении,
и вдруг: "Центральная, прием! К востоку через лес,
нахально игнорируя все правила движения,
на сумасшедшей скорости несется "Мерседес".

По счастью, верный Моргенштерн травою подзаправился,
да с базы прибыл вовремя десяток адских псов,
и я, сиреною гудя, на перехват отправился
тропою потаенною среди густых лесов.

Догнав злосчастный "Мерседес", я опознал водителя:
мне эта морда гадкая являлась в каждом сне!
Небритый, в черном с серебром, с эмблемой вытрезвителя -
серебряною розой на страховочном ремне.

От пьянства беспробудного вся рожа перекошена -
наш Корвин с розовых соплей закладывать любил.
Не то что "Обероновку" иль "Кровь единорожию" -
"Дворцовую перцовую" что газировку пил!

Однажды, пребывая в состояньи нестояния,
он с Эриком помелся на охоту и исчез,
и вот теперь, преодолев года и расстояния,
зачем-то ломится домой дорогой через лес.

Ему денатурат налей - ни в жисть не догадается.
Вот Рэндом в плане выпить - столбовой интиллигент.
Он даром что руками ест и за столом сморкается,
а "липу" от "казенки" отличит в один момент.

А это что? Кошмарный сон или обманы зрения?
Имея глубоко в виду мой полосатый жезл,
мне Рэндом, рыжий охламон, с переднего сидения
в окно продемонстрировал весьма похабный жест.

Когда же попытался я напомнить им о правилах,
они затеяли отстрел мне вверенных собак.
Меня же, выбив из седла, избили и ограбили -
ведь у обоих на счету немало пьяных драк.

Беднягу Моргенштерна доведя до заикания,
в чащобе скрылись вековой - попробуй, догони!
Прошу ко мне не применять сурового взыскания:
Их было двое, как-никак, а мы - совсем одни...


Тронная речь Рэндома Первого, Милостью Единорожьей Короля Амбера

Рэндом, нервничая и покашливая:
Друзья мои! В столь судьбоносный час
мы собрались в старинном тронном зале...

Флора, громким шепотом:
Там где-то что-то, кажется, сказали?

Рэндом, раздраженно:
Да-да, сказали! И причем для вас!
(с прежней торжественностью)
Единорог меня назначил королем,
Чему, признаться, я не удивился...

Джулиан, ехидно:
Назначил, протрезвел и утопился,
Подумав о правлении твоем...

Рэндом, обиженно:
Сидящих в зале попрошу не выражаться
И короля своими шутками не злить!

Фиона, насмешливо:
Наш венценосный брат изволят обижаться?
А шутников, поди, прикажете казнить?

Блейз, печально:
Со смертью папы стало так тоскливо -
Публичных казней не было давно...

Фиона, горестно:
Куда пропало красное вино
Столетней выдержки, токайского разлива?

Корвин:
Бардак в стране, чего и говорить.

Ллевелла:
Селедка дохнет...

Джулиан:
Водка дорожает...

Блейз, возмущенно:
Меня, признаться, просто поражает,
Как можно так страной руководить.

Бенедикт:
За две недели - ни одной войны!
Генштаб со скуки шпилит в подкидного...

Рэндом:
Ребята, я король пока что новый,
И вы меня поддерживать должны!

(Каин и Жерар в дальнем углу играют в морской бой)
Каин:

Е два.
Жерар:
Задел.
Каин:
Е три.
Жерар:
Подбит.
Каин:
Е восемь.

Рэндом:
Эй, там, в углу! Я с вами говорю!

Жерар:
Заткнись.

Рэндом, визжа от возмущения:
Прошу не тыкать королю!

Жерар:
Заткнитесь, сир, мы вас покорно просим.

Корвин, миролюбиво:
Послушай, Рэнди, времени в обрез.
Я не хотел бы опоздать к обеду.

Флора:
А я с бойфрендом на Гавайи еду.

Джулиан:
А мне в Арденны нужно позарез.

Бенедикт:
Ты, в общем, правь, но на мозги не капай,
И нам глаза своей персоной не мозоль.

Джулиан, прочувствованно:
Прекрасно сказано, клянусь покойным папой!

Корвин:
Все ясно? Ну, - да здравствует король!

(с) кроме "затишья перед буре", the_mockturtle
Tags: амбер, поэзия
Subscribe

  • Охрана правопорядка

    Полицейские задержали дерево. По их словам, у дерева был ствол... === - Карманник не разобрался в ситуации и решил поживиться в толпе…

  • Особенности национального законотворчества

    Битва оборотней Я люблю защищать людей, за которыми правда, даже если закон не на их стороне. Так бывает. Еще приятно работать с людьми, которые…

  • Дуры Лексусы

    Вокруг суббота, а у меня – четверг Жила-была в штате Виктория Кирсти Маршалл, спортсменка – гимнастка и лыжница-акробатка, успешная и весьма. А в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Охрана правопорядка

    Полицейские задержали дерево. По их словам, у дерева был ствол... === - Карманник не разобрался в ситуации и решил поживиться в толпе…

  • Особенности национального законотворчества

    Битва оборотней Я люблю защищать людей, за которыми правда, даже если закон не на их стороне. Так бывает. Еще приятно работать с людьми, которые…

  • Дуры Лексусы

    Вокруг суббота, а у меня – четверг Жила-была в штате Виктория Кирсти Маршалл, спортсменка – гимнастка и лыжница-акробатка, успешная и весьма. А в…